Концепция поменялась

Чествование первого президента по случаю его 80-летия обернулось пересмотром доктрины «лихих 90-х»

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Говорят, что на торжественный концерт по случаю 80-летия Бориса Ельцина с вступительным словом Владимира Путина не пустили Бориса Немцова. Любимец первого президента России, губернатор, рейтинги которого были сравнимы с нынешними путинскими, причем в условиях более богатого «меню» политиков, превратился в «уличного хулигана» — чего его пускать в приличное собрание? Не появился он и на следующее утро на конференции Фонда Ельцина в «Президент-Отеле». Народ начал судачить о том, что, мол, как же так, Михаила Касьянова вот пустили, а Немцова опять продинамили. Но он, вообще-то, в это время судился с товарищем Тимченко, который оспаривал то обстоятельство, что он «друг Путина». Так что к середине дня статус-кво был восстановлен — Немцов прибыл на секционное заседание.

Весь «цимес» отмечания юбилея основателя новой России сводился к тому, что у каждого — свой Ельцин. Дату праздновали и уличные демократы, и скользящие по казенным паркетам высшие должностные лица государства. Поэтому и на конференции за круглым столом можно было видеть то появлявшегося, то исчезавшего главу администрации президента Сергея Нарышкина в пугающей близости с Михаилом Касьяновым, не говоря уже об Анатолии Чубайсе и Алексее Венедиктове. Апофеозом стало зачитывание слезоточивого, как латиноамериканский сериал или песня «Песняров», письма в адрес конференции от Александра Лукашенко: оказывается, ему тоже дорог Борис Николаевич как никто другой.

Словом, это был такой праздник демократии. Точнее, ностальгии по ней. Дмитрий Медведев возлагал цветы к памятнику Ельцину спорных художественных достоинств в Екатеринбурге. Владимир Путин открывал концерт с Верди и Доницетти, не преминув, правда, как всегда, опоздать на полчаса. Свидетели выступления отмечали некоторую скованность «национального лидера», как будто он был слегка чужим на этом празднике жизни. Утром в день рождения первого президента ныне действующие демократы, а также помощники и советники Ельцина возлагали цветы на могилу на Новодевичьем. Форматы разные: кому Большой театр, кому — кладбище.

Пир духа достиг таких высот, что, казалось, еще немного — и В. В. Путин начнет использовать в своей предвыборной агитации старую фотографию, где он запечатлен с уже одетым «дедушкой», покидающим свой кабинет и произносящим: «Берегите Россию!».

Наш истеблишмент больше не говорил о том, что 1990-е были «лихие». Напротив, всячески подчеркивал мужество и чувство ответственности тех, кто начал реформы и строительство основ государства и экономики. И наверное, не только Кущевка с Манежкой повлияли на переоценку свойств предшествовавшего «стабильности» исторического периода. Как-то вдруг все почувствовали свою преемственность — и верхи, и низы. А ведь это правда: все, буквально все, вышли из ельцинской шинели.

Создавалось впечатление, что к стране с отшибленной памятью, причем не дальней, а ближней, когда не помнишь, что было вчера («тут помню, тут не помню»), вдруг эта самая память начала возвращаться.

Несмотря на то что за 10 последних лет число отрицательно относящихся к Ельцину уменьшилось, эта цифра достаточно велика — 35% респондентов «Левада-Центра» относятся к нему негативно (10 лет назад было 53%). Для сравнения: 20% опрошенных считают, что время Брежнева было периодом благополучного развития государства, а 51% полагают, что Сталин сыграл положительную роль в жизни страны. Отрицательный рейтинг Сталина меньше, чем у Ельцина, — всего 30%.

Впрочем, кажется, приходит время для более объективного анализа не просто того, что сделал Ельцин, но и вообще исторической эпохи, определившей сверхновую историю России, — 1985-1999 годов, с прихода Горбачева и до отставки Ельцина. Гарвардский профессор Тимоти Колтон, автор первой, американской, биографии Бориса Ельцина, на конференции памяти Ельцина вспомнил слова Дэн Сяопина о Великой французской революции: ее итоги подводить еще рано. Так и с Ельциным: для объективной исторической оценки мы еще не созрели, но если уж даже начальство начинает с пиететом говорить о Ельцине (а до этого о Егоре Гайдаре), значит, что-то сдвинулось в исторической памяти и интерпретации истории.

Еще один исторический тест предстоит власти всего через месяц: начнутся схожие торжества, будет отмечаться 80-летие Михаила Горбачева. Интересно, как отнесутся к юбилею живого классика наши дуумвиры? Ведь покойного «дедушку»-основателя чествовать, безусловно, проще и безопаснее, чем президента СССР, фактически перешедшего в оппозицию. К тому же отрицательно к Михаилу Горбачеву относится 45% респондентов.

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Новости партнеров