Партия Куршевеля и биатлона

Миллиардер Михаил Прохоров безнадежно исправит имидж правых либералов

История поисков лидера разрешенной властями праволиберальной партии «Правое дело» разрешилась счастливым образом: глава группы «Онэксим» Михаил Прохоров согласился возглавить умиравший партийный проект. Во всяком случае факт переговоров с ним партия подтверждает, но, обжегшись на утечках по Игорю Шувалову и Алексею Кудрину, старается не ставить жирную информационную точку. Но если новость — правда, то конструкторы проекта, чей неуспех был во многом обусловлен двойственным статусом партии с вроде бы оппозиционной идеологией и подконтрольным статусом, добились того, чего хотели: во главе «Правого дела» может встать узнаваемая гипервлиятельная фигура, чьи дела, мысли и высказывания в большей или меньшей степени являются праволиберальными.

Игорю Шувалову и Алексею Кудрину крупно повезло, что по стечению обстоятельств они отказались от участия в проекте: в ситуации, когда их непосредственный руководитель Владимир Путин уже открыто строит предвыборную машину в виде Общероссийского народного фронта (ОНФ), находиться в оппозиции к нему, пусть и «легализованной», как-то не слишком выгодно и весело. Пришлось бы вступать в ОНФ, что вообще обессмыслило бы существование партии. А так она обретает статус своего рода олигархической игрушки — как «Ё-мобиль», как Союз биатлонистов, который возглавляет Прохоров, как Куршевель, который вышеозначенный олигарх открыл русскому миру, в том числе благодаря околосексуальному скандалу с приводом во французскую полицию. И статус этот в глазах верховной власти может оказаться сравнительно невинным. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы оставалось равноудаленным и социально ответственным — можно и пару человек в Думу пропустить, если кому-то так хочется…

Внешний образ партии — это прежде всего имидж ее руководителя. Мы говорим Путин — подразумеваем «Единая Россия», и наоборот. Мы говорим Жириновский — подразумеваем ЛДПР, и наоборот. Говорим Зюганов и понимаем, что речь идет о КПРФ, которая без него будет совсем другой. Мы говорим Прохоров — и какие видим электоральные преимущества? Какое уникальное торговое предложение?

Очевидное конкурентное преимущество — это деньги. У партии появляется прочная материально-техническая база. Влияние Прохорова в предпринимательской и аффилированной с ней политико-чиновничьей средой велико и значимо. А вот с электоратом как раз сложности. Как с узколиберальным, так и с широким, неидеологизированным.

На старом «Правом деле» лежала какая-никакая, но тень СПС. Точнее, тень Анатолия Чубайса. То есть, хотя партию и обвиняли в соглашательстве с властью, обвинить ее в отсутствии четкой идеологии было сложно. Ее назначение было понятно: для записных либералов она могла оказаться единственным «лифтом» в официальный парламент и в официозные СМИ. Что касается жестко оппозиционного пафоса, то он весь ушел вместе с одним из бывших лидеров СПС Борисом Немцовым в незарегистрированную «Партию народной свободы». (Можно по-разному относится к Борису Ефимовичу, но, согласно исследованию «Левада-Центра», — это самый узнаваемый из оппозиционных публичных политиков правого толка.) Теперь, с приходом Прохорова, скорее всего, четкий идеологический каркас «Правого дела» будет размыт. Не говоря уже о том, что партия может не сохранить свое название и прежних лидеров. Если, конечно, в пакт Прохорова и «латентного» куратора проекта Чубайса не будет входить сохранение нынешнего лица партии Леонида Гозмана.

Вывод таков: для узкого идеологизированного электората Прохоров скорее минус, чем плюс. Увы, потеряв морального лидера — Егора Гайдара, правые обрели лидера финансового. А это, мягко говоря, не одно и то же.

Теперь о более широком электорате, для которого не столь дорога идеология, зато значимы образы и сигналы, распространяемые в медийном пространстве. Партия СПС уже однажды подорвалась на рекламном ролике, где ее лидеры — сытые, успешные, веселые — были помещены в авиасалон первого класса. Ничего хуже в бедной стране, где голосуют отнюдь не богатые люди, придумать было нельзя. Сейчас правые либералы наступают примерно на те же грабли. Ярлык олигархической партии, который применялся (с некоторой все-таки натяжкой) по отношению к СПС, очень подойдет «Правому делу» с Прохоровым во главе.

«Правое дело» ждет естественный ребрендинг. Она теперь будет партией Куршевеля, Союза биатлонистов, олигархов, Рублево-Успенского шоссе, американского баскетбола (новый лидер — хозяин команды New Jersey Nets), снобов (от проекта «Сноб», который Прохоров финансирует) и вообще всего, что столь нелюбимо значительной частью электората. Если мы добавим сюда 60-часовую рабочую неделю и изменения в Трудовой кодекс РФ, предложенные Прохоровым, то получим превосходную мишень для партий-конкурентов — от «Единой России» до КПРФ. Никто не будет разбираться в нюансах и в том, есть ли рациональные зерна в проектах Прохорова или нет, — все будут успешно защищать человека труда, на которого покусился олигарх.

Словом, имидж правых либералов будет исправлен. Теперь в электоральном смысле им уже ничто не поможет.

[processed]

Новости партнеров