Ливийский полковник зажат между смертью и эмиграцией

Елена Супонина Forbes Contributor
Каддафи впервые готов отказаться от положений своей «Зеленой книги»

Автор — политический обозреватель «Московских новостей», востоковед

Новая поездка главы Международной шахматной федерации Кирсана Илюмжинова в Ливию, которая должна состояться в начале июля (речь идет об организации крупного шахматного турнира в Триполи осенью этого года!), готовится на фоне участившихся сообщений о том, что его собеседник Муаммар Каддафи в течение максимум трех недель покинет ливийскую столицу, а если промедлит, то будет убит. Собственно, у него нет другого выхода. Трудно представить, чтобы после четырех месяцев противостояния ливийская оппозиция и поддержавшие ее страны НАТО согласились сохранить власть в руках экстравагантного полковника.

Выбор между двумя оставшимися вариантами зависит от степени вменяемости Каддафи и еще от того, насколько честно будут вести себя посредники, убеждающие упрямого ливийца отойти в тень. Ведь есть пример либерийского президента Чарльза Тейлора, которого в 2003 году во время гражданской войны также убедили эмигрировать, а потом нашли и предали Международному уголовному суду.

Кроме того, исходя из своего характера и убеждений, Каддафи если и согласится уйти, то только при условии, что ему дадут сделать это достойно. Для этого он только что предложил провести в стране выборы сразу после установления перемирия. Об этой идее в воскресенье вечером объявил его помощник Муса Ибрагим на встрече с журналистами в Триполи. «Если народ решит, что Каддафи должен остаться, то он останется. А если люди решат, что он должен уйти, то он уйдет», — сказал чиновник.

Впервые за 42 года правления ливийский лидер предлагает провести выборы по образцу западных демократий. Одно это уже поразительно, ведь в своей «Зеленой книге» он объяснял, что истинное народовластие — это создание на местах народных комитетов, которые затем объединяются в профсоюзы и народные конгрессы. «Представительство народа в парламентах является обманом, порочным решением проблемы демократии, — писал он. — Это узаконенный барьер, мешающий народу осуществлять свою власть». Он называл референдумы «фальсификацией», а политические партии — способом осуществления «власти части над целым», иначе говоря, «диктатурой».

Однако при осуществлении своей теории на практике Каддафи не избежал перегибов и карикатурных пародий на свое идеальное представление о политическом мироустройстве — он сам вместе со своим окружением превратился в диктатора. И сегодня отнюдь не работа над ошибками подвигла его к критическому переосмыслению своей философии. Скорее, он правильно воспринял посылаемые сигналы из-за рубежа. Многочисленные утечки в прессу последних дней только и говорят о том, что западные генералы и политики совсем не исключают убийства 69-летнего Муаммара Каддафи в ходе очередной бомбежки, восстания или заговора в Триполи. Тем более, для многих западных руководителей, еще недавно заигрывавших с ливийским руководителем и не любящих вспоминать об этом, такой исход был бы наилучшим вариантом.

В частности, американский генерал Сэмюел Локлир будто бы случайно проговорился в беседе с одним из конгрессменов, что целью операции НАТО в Ливии является в том числе и физическое уничтожение Каддафи. Разговор об этом состоялся еще месяц назад, но на днях о нем сообщили американские журналисты. Нет оснований не верить этим откровениям, ведь в ночь на 1 мая в Триполи от ракетного удара погибли сын и трое внуков полковника. Совершенно очевидно, что мишенью были не они, а Муаммар Каддафи, который покинул тот дом незадолго до налета. Об этом он сам рассказал Кирсану Илюмжинову во время их символической шахматной партии в ливийской столице в середине июня. Тогда же ливийский лидер передал, что готов к переговорам с НАТО и с повстанцами, но хотел бы остаться жить в своей стране и участвовать в определении ее будущего.

Такой вариант, однако, не устраивает оппозицию, которая настаивает на уходе Каддафи с политической арены. А поскольку издержки и финансовые расходы в связи с военной операцией растут, то надо поторопиться. Поэтому в целом ряде западных и арабских изданий все чаще появляется информация о том, что ливийскому полковнику предоставляется на выбор в качестве последнего шанса несколько вариантов почетной ссылки. К примеру, в глуши в самой Ливии под защитой своего племени каддафа. Или, что более вероятно, в одной из африканских стран в рамках посреднической инициативы Африканского союза.

В числе спекулятивных предположений была названа даже Белоруссия, но Минск поспешил это опровергнуть. Еще более экзотическим выглядит предположение некоторых зарубежных комментаторов, что подобное убежище могла бы предоставить Россия, уж коль она пытается посредничать в урегулировании ситуации. Ведь еще в марте президент Дмитрий Медведев издал указ, запрещающий въезд в Россию пятнадцати гражданам Ливии. В черном списке оказались Муаммар Каддафи и все его дети, включая дочь Аишу и сына Сейф-уль-Ислама, который до начала этого года регулярно бывал в Москве. Запрет распространяется и на руководителей ливийских силовых структур.

Тем не менее где-нибудь в Африке место для Каддафи найдется. Сложнее с гарантиями его безопасности и неприкосновенности. Удастся ли Москве убедить полковника в том, что подобное возможно, или же он предпочтет погибнуть? Ответа на этот вопрос долго ждать, по-видимому, не придется.

Автор — политический обозреватель «Московских новостей», востоковед

[processed]

Новости партнеров