Первый день оглашения приговора Ходорковскому и Лебедеву | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Первый день оглашения приговора Ходорковскому и Лебедеву

читайте также
Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика Как автодилеры справляются с кризисом Вышел октябрьский номер Forbes Все о выборах 2016 года — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Скоростной режим: зачем американский миллиардер купил «Формулу-1» +3 просмотров за суткиСостав для энергетика: выходцы из РАО ЕЭС чаще других привлекают внимание силовиков
Новости #Бизнес 27.12.2010 11:17

Первый день оглашения приговора Ходорковскому и Лебедеву

Онлайн-трансляция, новости, видео, мнения

Первый день оглашения приговора: главные итоги

Приговор будет строго обвинительный, от начала до конца. Атмосфера легкой надежды, созданная загадочным переносом чтения приговора на две недели, оказалась обманом. В никуда вели и высказывания президента Медведева, сделанные вроде бы в контру премьер-министру Путину. Последний в очередной раз доказал: он единственный в нашем политическом поле источник настоящих сигналов.

— По неведомым причинам суд оставил без изменений объем нефти, хищение которой прокуратура вменяла Ходорковскому и Лебедеву. При том что ранее сторона обвинения призналась в допущенной при расчетах арифметической ошибке. Вадим Клювгант считает, что Данилкин таким образом сознательно доводит процесс до абсурда в знак протеста против беспрецедентного давления на суд. Есть и более циничная версия: в данный момент озвучивается приговор, написанный еще до начала процесса.

— Данилкин читает приговор настолько быстро, что многие не успевают слушать. Шесть уругвайцев попали в книгу рекордов Гинесса, посменно читая вслух на протяжении девяти суток. Складывается впечатление, что шесть Данилкиных с легкостью побьют этот рекорд: сегодня судья говорил с двумя короткими перерывами девять часов. Точная дата, когда будет озвучена резолютивная часть остается загадкой, однако все сходятся во мнении, что это вопрос двух-трех дней. Так или иначе, к новогоднему поздравлению Медведева результат уже будет известен.

Заседание по факту было закрытым — в зал суда удалось пробраться лишь немногим. Охраняющие дверь в Хамовнический суд приставы упорно твердили, что мест больше не осталось, хотя свидетели утверждали обратное. Несколько сотен протестующих около часа кричали «Свободу Ходорковскому», однако несколько точечных задержаний и мороз сделали свое дело: к середине дня остались почти одни журналисты.

19-11. На сегодня все. Первыми вышли адвокаты, которые исправно повторили сказанное ранее: Данилкин осознанно читает неправомерный приговор и делает это быстрой скороговоркой. Ходорковский и Лебедев, в свою очередь, готовы к новому сроку, однако это их не сломает. Подсудимых вывезли буквально через минуту после того, как отрапортовал итоги дня Клювгант — этого хватило операторам, чтобы добежать до заднего входа. Торопиться, правда, было необязательно: бронированный конвой тут же встал в московскую пробку.

18-28. По последним сводкам, Данилкин уже перешел к чтению доказательств. Это почти нечеловеческий темп. Поговаривают, впрочем, что сейчас он остановится. Следует заметить, что подобные слухи циркулируют примерно с 14.00. Вот и Вадим Клювгант отправил стоящему внизу коллеге СМС: сегодня не успеют, но за два-три дня вполне могут управиться. Время — самая волнующая всех вокруг тема.

18-15. Около входа началась какая-то активность. Журналисты направили на дверь несколько телекамер, а из автобусов начали вылезать и разбредаться по округе милиционеры. Возможно, впрочем, что это все от безысходности — большинство тут с 8 утра. Самой несчастной выглядит съемочная группа РИА «Новости»: ее уже давно ничего здесь не интересует, но из зала заседания нужно забрать забытое там утром оборудование. Периодически опускаются окна проезжающих мимо машин, откуда спрашивают, сколько дадут Ходорковскому. Общественный интерес налицо.

17-30. Пока ничего не происходит, можно походить вокруг. Прямо за Хамовническим судом открывается прекрасная панорама на небоскребы Москва-Сити — своеобразный символ будущего города как мирового финансового центра. Его, конечно, не будет никогда. Сейчас это очень отчетливо понятно. Единственный, кто получает выгоду от всего происходящего, — это расположенная неподалеку от суда палатка с круассанами и теплым кофе. Там почти все закончилось.

17-15. Виктор Данилкин уходить явно не собирается. С учетом двух коротких перерывов судья уже седьмой час озвучивает приговор, состоящий преимущественно из цифр и слов «организованная группа». Только что пристав сообщил, что теоретически сегодняшнее заседание могут продлить и до 22-00, такое право у суда есть. С такой интенсивностью могут успеть и к Новому году.

К 17-00 у Хамовнического суда, не считая приставов и вооруженных спецназовцов, которые по-прежнему зачем-то блокируют входную дверь, осталось человек десять и одна телекамера: интрига умерла. Пять минут назад милиция увела в автобус молодого человека, голубым антифризом нарисовавшего на снегу буквы «СР». То ли сокращение от «Справедливой России», то ли заготовка для неуместного слова «свобода». Неважно —правоохранительные органы сочли содеянное достаточным поводом для задержания.

15-30. Вторым к немногочисленным оставшимся журналистами вышел Вадим Клювгант, который выразил, наверное, главную мысль сегодняшнего дня: иллюзий ни у кого не было, но почему-то была надежда, а теперь не осталось и ее. Адвокат также не смог объяснить казус с внезапно выросшим в ходе оглашения приговора количеством похищенной Ходорковским нефти. Возможно, считает Клювгант, Данилкин это сделал в знак протеста, чтобы окончательно превратить все происходящее в абсурд.

15-24. The Telegraph о поведении обвиняемых в зале суда: «Ходорковский и Лебедев сохраняли спокойствие во время оглашения вердикта. Лебедев в этот момент читал книгу и обменивался записками с адвокатами, Ходорковский же общался со своей матерью».

15-20. На самом деле пока ничего не заканчивается — просто еще один перерыв. Одним из первых вышел отец Михаила Ходорковского Борис Моисеевич. На вопрос, как идет процесс оглашения, он нецензурно выругался. На просьбу переформулировать выругался еще раз. О том, что он сказал после этого, смотрите видео:

15:10. Карина Москаленко была свидетелем того, как из зала выгоняли Инну и Анастасию (жену и дочь Ходорковского) — зал они покинули вместе. Вроде бы совершенно беспочвенно: родные МБХ просто переглянулись и улыбнулись. Может быть, за интервью «Снобу»? Москаленко также отмечает навыки чтения вслух судьи Данилкина: читает скороговоркой и почти не смотрит в зал.  

14-58. Борис Акунин о судье Викторе Данилкине: «Свершилось. Вопреки совести и здравому смыслу судья Данилкин установил-таки, что Ходорковский и Лебедев сами у себя воровали нефть… Осталось дождаться цифры: сколько дополнительных лет присудит этим двоим маленький человек с большой дырой вместо чести.  Потом, конечно, он будет говорить, что его заставили, что у него не было выбора. Брехня. Выбор есть всегда».

14-30. Вышла Евгения Альбац. Сказала, что, по ощущениям, должно закончиться через полчаса-час. Говорит, Данилкин справляется отлично, почти не сбивается и читает очень ровно и монотонно.

14-25. Guardian об обвинительном приговоре: «По мнению экспертов, продолжительность срока продемонстрирует, какой из кремлевских кланов — силовики, ассоциирующие себя с Владимиром Путиным, или либералы, объединившиеся вокруг фигуры Дмитрия Медведева, по-настоящему контролируют обстановку в стране».

14-25. Ходят все более упорные слухи, что жену и дочку Ходорковского вывели (против их желания) из зала суда и они ушли домой. Правда, никто из журналистов их не заметил — возможно, потому, что отвлеклись на адвоката Ходорковского Карину Москленко. Кстати, поражает количество иностранных корреспондентов: из газет, агентств, с телеканалов. Если перенос оглашения был попыткой снизить интерес к процессу, то это попытка провалилась. Здесь даже член германского Бундестага Мария-Луиза Бек.

14-00. New York Times об ожиданиях Медведева: «Медведев провозгласил курс на модернизацию страны, поэтому аналитики считают, что дело Ходорковского — главное препятствие, не позволяющее властям РФ убедить зарубежных инвесторов в прозрачности российской судебной системы».

13-25. Financial Times об обвинениях: «Даже критики Ходорковского, «сколотившего» состояние в хаосе 1990-х..., признают, что утверждания о том, что он украл столь огромные объемы нефти, звучат абсурдно».

13-20. К собравшимся на улице вышел Лев Пономарев и сообщил странную деталь: количество нефти, в хищении которой обвиняются Ходорковский и Лебедевым, по непонятным пока причинам выросло. Еще 15 октября сообщалось, что позиция следствия изменилась: обвиняемым вменяется в вину хищение не 147 млн тонн нефти, а 127 млн тонн. Однако сегодня в ходе оглашения приговора судья Виктор Данилкин озвучил прежнюю цифру: 147 млн тонн.

Еще раз хочу отметить, что, несмотря на заявления пресс-секретаря, процесс фактически закрытый. Говорят, что в зале есть свободные места и немало. Однако судебный пристав у двери никого не впускает: говорит, что это распоряжение председателя суда.

13-07. Адвокат Карина Москаленко в эфире «Эха Москвы»: «Мы уже в Страсбурге. И, кстати, с этим процессом мы уже в Страсбурге. Так что туда даже идти специально не надо. Еще когда шел процесс, нарушения были такого свойства, что мы поставили перед Страсбургским судом вопрос о том, что после этого справедливое судебное разбирательство вообще невозможно. Так что, тут уже, собственно, этот вопрос решен».

13-00. Начался перерыв. На улицу к журналистам вышел Вадим Клювгант. Сообщил — о чем, собственно, уже известно, — что приговор обвинительный. И заявил, что хочет передать Дмитрию Медведеву послание насчет «Газпрома»: компания до сих пор покупает у своих «дочек» газ дешевле рыночной цены, то есть совершает действия, абсолютно аналогичные тем, за которые судят Ходорковского. То, что происходит, — насмешка над правосудием, позорище для XXI века, сказал Клювгант. По поводу снятия обвинения в хищении акций «дочек» ВНК по истечению срока давности Клювгант заявил, что, хотя о снятии обвинения по одному из эпизодов действительно говорилось, суд пока не указал, о каком конкретно обвинении идет речь.

Сколько продлится оглашение приговора, Клювгант не берется даже предположить: «Данилкин читает в быстром темпе, но папка перед ним лежит громадная».

12-07. Фотоотчет от здания Хамовнического суда корреспондентов «Эха Москвы».

11-30. Акция протеста окончательно пресечена: самых активных растащили по автобусам, кто-то ушел сам. Две шеренги ОМОНа выстроились вдоль дороги, по громкоговорителю собравшимся сообщили, что их действия не санкционированы исполнительной властью.

11-05. Вышла пресс-секретарь суда и сказала, что съемка из зала завершена, все желающие могут пройти внутрь — заседание открытое. Слова ее явно расходились с реальностью — подходы к двери контролировали люди в черной форме с надписью спецназ.

10-58. На улице начали арестовывать правозащитников. ОМОН подошел к толпе, кричавшей «Свободу Ходорковскому», выдернул — на мой взгляд, произвольно — оттуда пять человек и увел к автобусу. Почти сразу от автобуса прибежала женщина со словами «там драка, срочно все туда, надо протоколировать». Я побежал к автобусу, но там вроде все спокойно. Задержанные сидят внутри и активно жестикулируют. Вскоре их увезли.

10-57. «Молнии» информагентств: Ходорковский и Лебедев признаны виновными в хищении нефти «дочек» ЮКОСа и легализации полученных незаконным путем доходов. 

10-55. Прессу с камерами удалили из зала. Судья читает номера удостоверений адвокатов, в зале тишина. Оглашают список участников процесса. Ходорковский и Лебедев: ранее судимы, военнообязаны, государственных наград не имеют. Жена Ходорковского нервничает.

10-48. Суд начался. Данилкин читает приговор.

10-43. Стало понятно, что второго зала, где на экране показывают трансляцию из основного зала заседания, на этот раз не будет. Людей перестали пускать — нет места. Родители Ходорковского разговаривают с его женой. Остальные присутствующие явно пытаются согреться после нескольких часов ожидания на улице. Все ждут прихода судей.

10-20. Обоих обвиняемых ввели в зал заседаний (кстати, судья Виктор Данилкин прибыл в суд еще в 7-30). Ходорковский выглядит бодрым, много улыбается и разговаривает со своим адвокатом Клювгантом. Пресс-секретарь просит присутствующих выключить звук на мобильных телефонах. Площадь возле моста, в сотне метров от суда, вся заставлена машинами телевизионщиков. И еще одна машина охраны стоит, почти целиком перегораживая проход в 7-й Ростовский переулок, где находится здание суда.

10-12. Бывший юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов для Slon.Ru: «Процесс Ходорковского-Лебедева – это процесс о том, имеет ли право Россия наряду с «развитыми демократиями» выносить определенные резонансно-политические дела «за скобки», соблюдая по ним только видимость правосудия и ничего больше».

9-47. Обвиняемых привезли к зданию суда. Было сделано все, чтобы не дать людям увидеть Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. К зданию подъехали три машины: в одной, бронированной, были Ходорковский и Лебедев, во второй — сотрудники ФСИН, третья просто загораживала обзор. Сотрудники ФСИН образовали живой коридор, через который и провели двоих юкосовцев. Когда их вывели, начался ажиотаж, все бросились их снимать, стали кричать: «Свободу Ходорковскому!» Провели их не через общий вход, а через боковой. Вокруг здания стоят люди с плакатами «Ходорковский, go home», «Судья Данилкин, раскайся». Но в целом обстановка довольно спокойная, и народу заметно меньше, чем 15 декабря, когда первый раз собирались начать чтение приговора.

А пишущих журналистов внутрь не пускают! Стали вначале пускать тележурналистов, нам сказали, что пустят после них. Потом запустили фотографов. И все. Двери пока закрыты, ждем, что будет дальше.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться