Гордость и упрямство

Василий Кашин Forbes Contributor
Визит Ху Цзиньтао закончился многомиллиардными сделками для Китая и красивой помпой для США

Китай и Соединенные Штаты готовы предпринимать экстраординарные усилия, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения своих отношений, но неспособны решить ни одной из проблем, создающих напряженность в их отношениях.

Каждая поездка китайских лидеров в США и страны Евросоюза сопровождается заключением гигантских сделок по закупке китайскими компаниями западной высокотехнологичной продукции. Но заключенный в ходе визита председателя КНР Ху Цзиньтао в США пакет сделок в $45 млрд является рекордным в истории китайских отношений с Западом. При этом, вполне возможно, что объем заключенных контрактов является рекордным не только для китайской дипломатической практики, но и вообще в мировой практике визитов на высшем уровне.

Заключение подобных мегасделок является традиционным инструментом китайской «долларовой дипломатии». Их основные бенефициары с американской стороны - крупные и политически могущественные высокотехнологичные промышленные компании, такие как Boeing (поставит в КНР 200 лайнеров Boeing 737 и Boeing 777 на $19 млрд), General Electric (сделка с China Shenhua Energy Company по поставкам и передаче технологий производства нового оборудования для угольных электростанций на $2,5 мрлд), Honeywell (соглашение с Haier Group по совместной разработке экономичного электрооборудования).

Все они являются членами US-China Business Council (UCBC) – крупнейшего объединения американского бизнеса, выступающего за развитие как экономических, так и политических связей между США и Китаем. Как и в ходе прошлых визитов китайских лидеров в США, в этот раз Ху Цзиньтао нашел время для выступления на организовоанном UCBC обеде, которое, по сообщению The Wall Street Journal, представители американского бизнеса «дважды прерывали овациями стоя».

На стороне UCBC во внутриамериканских политических дискуссиях, посвященных будущему отношений с КНР выступают ряд уважаемых специалистов по внешней политике, первое место среди которых принадлежит экс-госсекретарю Генри Киссинджеру (в совет входит его консалтинговая компания Kissinger Associates, Inc., которая, в частности, оказывает содействие американским компаниям, выходящим на китайский рынок).

Несмотря на готовность к заключению многомиллиардных сделок, приуроченных к визиту, Китай не пошел ни на какие принципиально важные уступки по вопросам, вызывающим реальную озабоченность США. Китай не дал четких обязательств по изменению своей торговой политики и ускоренному повышению курса юаня, а обещания улучшить защиту авторских прав и допустить к участию в государственных тендерах инновационные продукты, произведенные иностранными компаниями на территории КНР находятся в русле уже проводившейся государственной политики. Заявления Ху Цзиньтао об отсутствии дискриминации американских компаний в Китае также не выходят за рамки обычной китайской риторики по вопросу об изменениях в инвестиционном климате в КНР.

Впрочем, ни от каких своих принципиальных позиций, вызывавших недовольство КНР, не отказались и США. Они продолжат продавать оружие Тайваню, критиковать КНР за нарушение прав человека и ситуацию в Тибете, они будут и далее усиливать свою военную группировку на Дальнем Востоке и оказывать нажим на Китай в вопросе о курсе юаня. С американской стороны речь также шла лишь о шагах, способных временно разрядить ситуацию в двусторонних отношениях. Но если с китайской стороны эти шаги выразились в многомиллиардных сделках, то с американской – всего лишь в беспрецедентной помпе, которой сопровождался визит Ху.

Именно эта пышность, вместе с подчеркнуто уважительной тональностью всех выступлений американских политиков по отношению к китайским партнерам дала возможность китайским государственным СМИ назвать этот визит началом новой эпохи в китайско-американских отношениях, когда две сверхдержавы начали вести между собой беседу о судьбах мира на равных.

Китай – это страна, где легитимность власти основана главным образом на ее достижениях в деле укрепления национальной мощи и национального престижа. Поэтому американские протокольные телодвижения могут быть с легкостью конвертированы китайским руководством во внутриполитический капитал. Таким образом, каждый получил то, что хотел.

Новости партнеров