5 шагов к безопасности на шахтах

Что сделали США, чтобы в несколько раз снизить аварийность в угольной промышленности, и как этот опыт можно использовать в России

Авария на шахте «Распадская», в результате которой погибло 66 человек, и последовавшая за ней авария на шахте «Алексеевская» в городе Ленинск-Кузнецкий, похоже, все-таки приведут к давно ожидавшемуся ужесточению требований к безопасности труда на российских горнодобывающих предприятиях. Очертания новых порядков пока прорисованы в общем виде. Что необходимо предпринять?

Американская неправительственная организация Resources for the Future, специализирующаяся на исследованиях в области окружающей среды, энергетики и полезных ископаемых, изучила развитие угледобывающей отрасли в США с 1930-х по 1990-е годы. За это время количество травм на единицу отработанного времени снизилось в США примерно в 2,6 раза, а количество смертельных случаев — в 7 раз. В исследовании намечается пять основных шагов, позволивших добиться такого результата. В последние годы в России смертность на шахтах в среднем втрое выше, чем в США, а в некоторые годы превышала американскую более чем в шесть раз, притом что количество занятых в угольной промышленности в обеих странах почти одинаково (133 400 в Америке и 164 800 человек в России, по данным за 2009 год).

Смертность на угольных шахтах в России и США

Россия США

1998 135 29

1999 96 35

2000 121 38

2001 93 42

2002 68 27

2003 91 30

2004 126 28

2005 90 22

2006 58 47

2007 217 34

Источник: Ростехнадзор, Mine Safety and Health Administration

Какие из принятых в США мер осуществляет Россия и насколько успешен этот процесс?

Создание органа, следящего за безопасностью на шахтах

Как заявил на видеоконференции в понедельник Владимир Путин, в России будет создан отдельный Горный надзор в структуре Ростехнадзора, который будет заниматься исключительно вопросами безопасности в области горнодобычи. Его американский аналог, Администрация по безопасности и охране труда на шахтах Mine Safety and Health Administration (MSHA), появился еще в 1977 году, сразу после принятия одноименного закона (Federal Mine Safety and Health Act).

Поводом к принятию этого закона послужила целая серия аварий на шахтах США с большим количеством жертв. Новая администрация, инспекторы которой проверяют каждую шахту не менее четырех раз в год, а открытый разрез — не менее двух раз, получила право выписывать штрафы за любые нарушения правил безопасности, требовать выполнения собственных предписаний, добиваться устранения обнаруженных нарушений на горных предприятиях любой формы собственности. Со времени образования MSHA смертность на шахтах и разрезах США снизилась примерно в четыре раза.

В России весь Ростехнадзор пока является структурным подразделением Министерства природных ресурсов, но скоро он будет выведен в самостоятельную организацию с прямым подчинением правительству РФ. Это поднимет его статус и увеличит возможность влиять на собственников шахт и разрезов, надеется глава «Росуглепрофа» Иван Мохначук. «Я знаю случаи, когда руководство Ростехнадзора принимало решение об ужесточении каких-то вещей в отношении горнодобывающих предприятий, а министр его потом отменял. Почему, кто к нему приходил, что приносил, не знаю», — говорит Мохначук.

Право инспекторов останавливать работу шахты

У MSHA есть право приостановить работу шахты — но лишь в том случае, если предприятие не имеет возможности платить выписанные штрафы или отказывается от сотрудничества с администрацией. Необходимость увеличения полномочий MSHA в этой сфере ощущается и в США.

5 апреля 2010 года на шахте Upper Big Brunch в Западной Вирджинии взорвался метан: взрыв унес жизни 29 шахтеров и стал самой серьезной катастрофой в угольной промышленности США за последние 40 лет. За последние годы шахта сотни раз уличалась в нарушении требований техники безопасности: в 2008 году инспекторы MSHA зафиксировали 197 подобных нарушений, в 2009 году — 501, за первые три месяца 2010 года — 124. Владельца шахты, компанию Massey Energy Co, постоянно штрафовали — так, в 2009 году общая сумма штрафов составила почти $900 000, а в целом Massey Energy, владеющая 56 шахтами в США, в прошлом году была оштрафована на $13 млн. Но компания оспаривала большую часть штрафов в суде и продолжала работать.

Катастрофы последних лет на российских угольных шахтах были еще более масштабными — взрыв на шахте «Ульяновская» в 2007 году убил 110 человек, на «Распадской» в 2010 году — не менее 66 человек. Вероятно, именно поэтому Ростехнадзору уже решено дать право самостоятельно приостанавливать работу шахт в случае обнаружения грубых нарушений и отстранять от работы должностных лиц, виновных в нарушении правил безопасности.

Этот шаг, по сути, является возвратом к советской практике, говорит Иван Мохначук. «Тогда горно-технический инспектор, который не менее 50% рабочего времени должен был проводить под землей, обнаружив любое нарушение, имел право немедленно отключить электроэнергию и остановить работы. При этом он обычно ставил пломбу на электроаппаратуру. Сорвал кто-то пломбу — суд, тюрьма», — рассказывает Мохначук. С приватизацией угольной отрасли России в конце 1990-х годов инспекторы потеряли свой статус — в частности, их лишили «подземного» стажа, позволяющего выйти на пенсию в 50 лет, а размер их зарплаты стал соответствовать уровню рабочего средней квалификации.

«Потом у них отобрали право самостоятельно останавливать работу шахты, в рамках борьбы с коррупцией. Теперь это можно сделать только через суд, а шахта за это время может просто взорваться. Многие инспектора давно перестали спускаться в шахту, получая от собственников «конверты». Количество нарушений накапливалось, а потом пошли аварии», — говорит Мохначук.

Роль профсоюзов и система оплаты труда

Путин рекомендовал угольным компаниям и профсоюзам договориться о том, чтобы на постоянную часть приходилось не менее 70% зарплаты шахтеров. Именно сильная зависимость конечного размера зарплаты от объемов выработки, по мнению экспертов, заставляла работников шахт пренебрегать мерами безопасности: если участок будет закрыт на некоторое время, он не сможет выполнить план, и, как следствие, шахтеры получат лишь половину своего обычного заработка. По словам Мохначука, в ближайшее время профсоюз займется «отработкой технологии» по внедрению этой инициативы премьера в жизнь.

Власти США с подобными инициативами не выступали, поскольку урегулированием этого вопроса в США традиционно заняты отраслевые профсоюзы, в которых сейчас состоят более 90% работников американской горнодобывающей отрасли. Крупнейший из них, United Mine Workers of America, создан больше века назад. До конца решить проблему, впрочем, не удается и в США: как отмечается в очередном обзоре американской аналитической компании CostMine, «объем добычи угля до сих пор остается основным критерием при расчете размеров премии на угольных шахтах США».

Повышение штрафов за нарушение техники безопасности

Штраф, который может быть наложен на руководителя предприятия, в России не превышает 5000 рублей, на юридическое лицо — 50 000 рублей. В США директор шахты может быть оштрафован на сумму до $250 000. Профсоюз горняков намерен добиваться увеличения штрафов и выплат семьям погибших шахтеров. «Сегодня по закону выплата родственникам погибших составляет 64 400 рублей, мы будем добиваться, чтобы она была не меньше 1000-кратного размера МРОТ, или около 4,5 млн рублей», — говорит Иван Мохначук.

Техническое перевооружение

Притом что в угольных отраслях России и США занято примерно одинаковое количество людей, Америка добывает угля в несколько раз больше. В 2009 году добыча угля в США упала на 8,5% (самое значительное падение с 1958 года) и составила 1,07 млрд т. Добыча угля в России в прошлом году упала примерно на такую же величину и составила 300 млн т.

Производительность труда, позволяющая снизить количество работающих и, соответственно, количество потенциальных жертв аварий, в американской угольной промышленности начала резко расти на рубеже 1970-1980-х годов. Связано это было с внедрением новых технологий разработки угольных пластов, позволяющих увеличить добычу угля одновременно со снижением числа занятых. Только широкое внедрение технологии «длинного забоя» (longwall mining), пригодной для отработки толстых и залегающих горизонтально угольных пластов, позволило снизить количество занятых на участке добычи почти в 10 раз. Если в 1983 году по технологии «длинного забоя» разрабатывалось только 20% всех подземных угольных шахт, то к 1995-му — уже 45%. Как результат, производительность труда шахтеров за тот же период выросла более чем вдвое — с 1,59 т в час на одного работника до 3,85 т в час.

Технологическое отставание связано в большой степени с вопросом трудоустройства высвобождаемых шахтеров в регионах, где угольные предприятия являются градо- и даже регионообразующими. «Добыча угля у нас — традиционно очень трудоемкое производство, с большим количеством работников, целыми шахтерскими династиями. Как показывает практика, такие вещи очень трудно ломаются, скорее всего, процесс повышения эффективности труда будет эволюционным,

Новости партнеров