Стартапы против законов: как финтех воюет с международным правом
Фото Tim Wimborne / Reuters

Стартапы против законов: как финтех воюет с международным правом

Ольга Сорокина Forbes Contributor
Фото Tim Wimborne / Reuters
​​​​​​​Иногда запуск стартапов ограничивают не технологии, а законы. Есть ли возможность примирить две эти сферы?

Блокировку Telegram считают наиболее показательным примером противостояния регулятора и бизнеса. Но ситуация в сфере международных финансов гораздо драматичнее, особенно на рынке платежных систем.

Разработчики финтех-стартапов постоянно создают новые решения для обмена и перевода средств, а чиновники США и Евросоюза, которые, по сути, регулируют мировую финансовую отрасль, принимают новые законы, которые ставят их в жесткие рамки правового поля.

Технологического решения, которое помогло бы финтеху избежать регулирования, у стартаперов пока не нашлось. Но может быть, найдется юридическое?

Финансовая инквизиция

В России, кажется, уже не осталось ни одного бизнесмена, который не сталкивался бы со сложностями при переводах средств за границу. В 2017 году все страны-члены ЕС обязались внедрить в национальное законодательство новую директиву ЕС (EU 2015/849 или так называемая «четвертая директива»). Ответственность за «чистоту» денежных переводов возложили на «обязанных лиц».

Теперь банки, платежные системы и другие предприниматели финансового сектора должны сами следить за своими клиентами. Если они делают это недостаточно тщательно, то штраф для них может составить €5 млн, или 10% оборота за последний финансовый год. Рисковать не хочет никто, и каждый перевод от €10 000 проходит детальную проверку, что оборачивается разными бюрократическими проблемами.

Нашумевшей «четвертой директивой» дело не ограничится. Европейский парламент и Совет Европы уже рассматривают поправки к ней, а к 2020 году вступит в силу очередная «пятая директива». Она запрещает анонимные криптокошельки, которые служили лазейкой для совершения свободных переводов средств в криптовалюте.

Финансовая инквизиция лютует в Евросоюзе, но за Европой следует весь мир. В Японии государство собирается запретить любые анонимные транзакции, поэтому некогда либеральные японские власти вынуждают местные биржи прекратить поддержку альткоинов (общее название всех криптовалют, кроме биткоина).

Южная Корея к 2020 году собирается полностью отказаться от монет, а для контроля над оборотом безналичных средств Центробанк Кореи основал отдельное учреждение, специализирующееся на цифровых валютах. Скоро каждая транзакция в мире будет рассматриваться под лупой и может быть запрещена при малейшем подозрении на нарушение регуляторных требований.

Гонка технологий и законов

Бизнес реагирует на финансовую инквизицию европейских властей созданием новых систем перевода денежных средств, и эти усилия хорошо вознаграждаются. По нашим подсчетам, уже 28 таких сервисов стали «единорогами» (последний, 28-й «единорог» появился недавно — это финансовый стартап Revolut), и цифры продолжают расти. Сейчас число платежных систем измеряется тысячами.

Поначалу стартаперы соревновались между собой в скорости переводов, потом — в снижении издержек при переводе средств из одной части мира в другую. Сейчас гонка касается не столько коммерческой эффективности предлагаемых решений, сколько возможности остаться в правовом поле, обозначенном регуляторами для финансовых институтов.

Конкуренция превратилась в партизанскую борьбу с властями, и сейчас она, кажется, достигла апогея. Отголоски этой борьбы, видимые российским обывателям, — жесткие лимиты и блокировки в некоторых онлайн-банках даже при мелких переводах.

Развитие рынка платежных систем напоминает серию коротких забегов. Сначала появляется стартап, который предлагает совершать перевод с помощью технологий, пока не ограниченных в законодательстве. После этого в гонку включаются регуляторы, и на финише выходит новая поправка или директива, после которой предлагаемое технологическое решение, платформа или система теряет свое конкурентное преимущество.

Дальше в гонку включается еще один стартап, а регулятор выпускает еще одну поправку. За год через этот процесс прошли все технологии, разработанные на блокчейне — криптоэквайринг, криптокошельки, системы доверительного управления криптоактивами. Каждый проект старался восполнить временный вакуум в законах и предложить очередное решение для совершения переводов.

В гонке успели поучаствовать даже Visa и Mastercard. Когда-то они позволяли клиентам конвертировать фиатные средства (деньги на электронном счету) в криптовалюту, переводы в которой не попадали под регулирование. Но позже эти операции были запрещены.

Ответом стартаперов на эти ограничения стали проекты, развивающие модель криптоэквайринга. В качестве примера такого продукта можно назвать Paygine, который позволял криптовалюту и фиат конвертировать в рамках одного счета. Сейчас Paygine стала платежной системой для интернет-магазинов, но какое-то время проект не подпадал под законодательное регулирование конвертации и был каналом свободного движения средств.

Альтернативное решение предложил сервис Cryptopay: выпуск дебетовых карт в биткоинах, криптокошелек Mycelium — уникальная на момент своего создания технологическая опция, которая стала мощным конкурентным преимуществом. Но при этом практически у всех подобных проектов очень похожая судьба — в этой гонке их всегда догоняют чиновники ЕС.

Юристы и программисты

Платежная система Alpha & Omega, которая пока находится на стадии прототипа, решила пойти другим путем. На этот раз стартаперы предложили не технологический прием, позволяющий обойти закон, а использование традиционных механизмов вексельного и трастового права: вексель, договор экскроу, трастовую декларацию.

Иногда стартаперам не помешает покопаться в нафталине и обратить внимание на старейшие технологии — на правовые решения, которые детально отрегулированы так давно, что чиновники вряд ли когда-нибудь решатся что-то концептуально в них менять.

В технологической сфере чиновники могут постоянно менять правила игры, но юридическая — консервативна

Если посмотреть на финансовую сферу глазами юриста, а не программиста, можно увидеть массу классических финансовых инструментов, работу с которыми невозможно отрегулировать заново, ведь на ней выстроена вся мировая финансовая система.

К примеру, с использованием договоров эксроу во многих странах проходит большинство сделок с коммерческой недвижимостью. Если попытаться законодательно ограничить использование этих договоров, появится риск не только сокращения количества сделок на рынке недвижимости, но «проседания» рынка в целом. Так же обстоят дела и с другими традиционными финансово-юридическими инструментами. Если собрать из них конструкцию для проводки международных платежей, проблема свободного хождения средств будет решена надолго.

Юридические инструменты уже использовались в решении проблем стартапов с международным правом. В нашей практике есть история стартапа, который расшифровывал ренгеновские снимки зубов с помощью искусственного интеллекта, определяя по ним диагноз.

Для обучения машины требовался 1 млн снимков. При этом во многих странах снимки зубов относятся к персональным данным и попадают под запрет использования без согласия клиента. Стартап был на грани заморозки, пока юристы не нашли решение использовать снимки, сделанные в странах, где законы при определенных условиях лояльны к персональным данным (например, Россия и Бразилия).

При этом снимки, отобранные в местных клиниках, были сделаны до принятия законов о персональных данных, а все прочие данные пациентов, кроме фото и диагноза, были удалены. Так работа проекта оказалась в рамках правового поля, и риски предъявления претензий со стороны чиновников практически свелись к нулю.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться