Экскурсовод по долгам: как швейцарец научился управлять русскими деньгами

Петр Руденко Forbes Contributor
Йозеф Мейер фото Марии Савельевой для Forbes
Диплом специалиста по литературе Восточной Европы стал первой инвестицией Йозефа Мейера. Как он прошел путь до руководителя инвесткомпании, под управлением которой — до $500 млн?

Жизнь швейцарца Йозефа Мейера в российской провинции в середине 1990-х была легка и приятна. Он давал советы Свердловской железной дороге по международному финансированию и получал необычные подарки от начальства. Однажды начальник железной дороги подарил ему четырехдневную поездку от Екатеринбурга до поселка Приобье в своем личном вагоне. Это путешествие в компании друзей и музыкантов Мейер, председатель правления компании Axioma Wealth Management, вспоминает как одно из самых ярких впечатлений своей жизни.

Принятое в юности решение выучить русский язык Мейер называет своей первой инвестицией. Он изучал историю и литературу Восточной Европы в Цюрихском университете. «Ни родители, ни друзья не понимали, зачем мне это», — вспоминает Мейер. Это было в 1991 году, а уже через два года Мейер заговорил по-русски и отправился учиться в Москву. Попав в Россию, он не мог упустить случая прокатиться по Транссибу от Москвы до Владивостока.

Путешествие длилось три месяца. Вернувшись в Цюрих, Мейер увидел объявление: крупнейшая в Швейцарии туристическая компания KUONI искала экскурсовода для русских туристов. Он сорвал объявление, чтобы избавиться от конкурентов, позвонил по указанному телефону и получил работу.

Туристов как таковых тогда почти не было, поездки своим сотрудникам устраивали нефтяные предприятия, университеты, профессиональные объединения, например, руководителей аптек. Эти люди, как правило, были при деньгах и хотели открывать счета в западных банках. Так Мейер познакомился с банкирами и финансистами.

В 1995 году «туристы» — сотрудники «Лукойла» — позвали его в Екатеринбург. Мейеру понравилась Россия, и он остался, создал компанию, которая выстраивала бартерные цепочки, помогая расшивать неплатежи, и организовывала экспортное финансирование.

«Финансы я изучал на ходу, но я знал русский, немецкий и английский языки, а также был знаком с швейцарскими банкирами», — рассказывает Мейер.

Так продолжалось до 1998 года, пока Мейер не уехал в Швейцарию.

В августе 1998-го в России наступил кризис, услуги Мейера стали не нужны, и он решил создать управляющую компанию — Meyer & Partner AM AG, официально оформив отношения с российскими клиентами, чьими деньгами начал управлять еще в России. На первых порах компания управляла $50 млн. Рынок быстро восстановился после кризиса, и, по словам Мейера, в некоторые годы компания зарабатывала для клиентов 40–70% годовых. Впрочем, были и крупные неудачи, когда в 2000 году лопнул «пузырь доткомов», а индекс NASDAQ упал на 1000 пунктов за один день.

К 2003 году часть клиентов забрала деньги для своих проектов, Мейер ликвидировал компанию и устроился в швейцарский банк UBS, куда, в частности, привлекал клиентов с Урала. «Бизнесмены с Урала были очень патриотичными и вкладывались в местную недвижимость или производство, которые приносили 20–30% годовых, а скучный и далекий UBS с его 4% годовых их интересовал меньше», — говорит Мейер.

Однако именно UBS вернул Мейера в Россию в 2007 году. Сотрудники «Ренессанс Управление инвестициями» приехали с визитом в банк, одну из презентаций для гостей на русском языке делал Мейер. Менеджеры были очень впечатлены «русским швейцарцем», рассказали о нем своему руководителю Андрею Мовчану, который и сделал предложение о работе.

Метод ведения клиентских счетов в «Ренессансе» Мейера шокировал. «Я никак не мог понять, как и во что привлекаются деньги клиентов», — объясняет он. В «Ренессансе» все деньги клиентов складывались в единую копилку, что было рискованно. Мейер предлагал делать «как в Швейцарии», чтобы у каждого клиента был отдельный счет в стороннем банке и деньги не сливались в общий котел. Из-за разногласий через девять месяцев он покинул «Ренессанс» и присоединился к компании «Альянс Континенталь», управлявшей деньгами Елены Батуриной. Мейер утверждает, что занимался только швейцарской компанией Alliance Continental Wealth Management AG, которая была «независимой», денег Батуриной там не было.

В 2008 году, после того как Батурина забрала из «Альянс Континенталь» 3 млрд рублей (большую часть активов под управлением), российская компания прекратила свое существование. В 2009 году Мейер с партнером Игорем Васильевым из Альфа-банка выкупили швейцарскую «дочку» и открыли Axioma Wealth Management. Сейчас под управлением компании — до $500 млн. Деньги клиентов находятся на счетах в банках, Axioma выступает финансовым советником.

В Axioma не слишком верят в рынок акций. «В марте 1999 года я открыл бутылку шампанского, когда Dow Jones пробил отметку в 10 000 пунктов, прошло 14 лет, и он находится на отметке 15 000 пунктов», — говорит Мейер.

Управляющие в Axioma предпочитают облигации. «В Европе сейчас нулевые ставки по депозитам, это дает нам возможность получать дешевые кредиты под 0,7% годовых, — говорит Мейер. — Инвестировав $1 млн в облигации с купоном 5%, вы получаете 9,3% годовых с учетом заемных процентов». Если клиент инвестирует с плечом, управляющие покупают надежные облигации, если без плеча, в портфель могут попасть бумаги с более низким кредитным рейтингом и купоном 8–9% годовых. По словам Мейера, инвесторы, согласившиеся на плечо, получают 15–20% годовых, консервативные — 9–12%. Бывают и провалы. В 2011 году Axioma купила облигации китайской компании Sino-Forest, вскоре после этого компанию обвинили в мошенничестве, ее акции упали на 82%, а к марту следующего года она объявила дефолт по облигациям.

Axioma исповедует консервативную стратегию, но иногда ее управляющие упражняются в спекулятивных сделках.

Они, например, в преддверии дефолта успешно играли на суверенных греческих облигациях и облигациях греческой телекоммуникационной компании OTE. Axioma заработала 20% годовых на упавших в кризис бумагах Ирландии и Испании.

За управление Axioma берет от 0,5% до 1% от размера активов, вознаграждение за успех — 10-15% от прибыли в зависимости от объема портфеля. Фирма известна отсутствием агрессии по отношению к клиенту. «Система проста: компания предоставляет достаточный ресурс и инфраструктуру, от управляющих требуется самодисциплина и достижение оговоренных результатов. Чем выше результаты, тем выше вознаграждение. На мой взгляд, клиентам приятно, что мы не донимаем их лишний раз звонками с просьбой о встрече или с разговорами о деньгах», — говорит Мейер.

Новости партнеров