Властелин колец: как знакомый Путина участвует в управлении НПФ

Елена Зубова Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Что общего между пенсионными фондами «Газпрома» и РЖД совокупным объемом 700 млрд рублей?

В статье «Властелин колец», опубликованной на сайте Forbes.ru 18 февраля 2014 года, допущена ошибка. В ней сообщалось, что Сергей Орлов приходится родственником супруге президента ОАО «РЖД» Наталье Якуниной. В действительности С. Орлов не находится с ней и с ним в каких-либо родственных связях. Редакция приносит извинения Н. Якуниной и В. Якунину.

Это текст из мартовского номера журнала Forbes, который появится в продаже 27 февраля 2014 года.

Современный российский рынок негосударственных пенсионных фондов (НПФ) начал формироваться в 2002 году в результате пенсионной реформы, и к 2014 году имущество фондов достигло почти 2 трлн рублей. Крупнейшие игроки — уполномоченные фонды «Газпрома» и РЖД: НПФ «Газфонд» собрал 400 млрд рублей пенсионных денег, а НПФ «Благосостояние» — более 300 млрд рублей. Главную роль в управлении этими деньгами играют четыре человека: глава РЖД Владимир Якунин, его советник Сергей Орлов, бизнесмен Юрий Ковальчук и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер. Якунин и Ковальчук в 1990-х вместе с Владимиром Путиным были учредителями дачного кооператива «Озеро» в Ленинградской области, а Миллер работал его заместителем в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, с начала 2000-х к «Озеру» присоединился Орлов. Что еще общего у этих крупнейших НПФ и с какими проблемами они обязательно столкнутся?

Внутренние офшоры

В конце декабря 2013-го закон обязал все НПФ сменить привычную вывеску некоммерческих организаций: до 1 января 2016 года фонды должны стать акционерными обществами и раскрыть своих собственников. Только после этого они смогут получить лицензию, войти в систему гарантирования пенсионных накоплений и привлекать деньги клиентов. Сейчас структура управления фондами крайне непрозрачна. «Газфонд», например, никогда не раскрывал состав совета фонда, а «Благосостояние» перестал раскрывать полный состав учредителей. «НПФ госмонополий превратились во внутрироссийские офшоры, которые якобы никому не принадлежат», — говорит глава одного из крупных НПФ. После акционирования «Газфонд» и «Благосостояние» превратятся в компании с кольцевой структурой собственности. При кольцевых схемах владения компания через аффилированные структуры принадлежит сама себе, но фактически ею распоряжается менеджмент, который может принимать выгодные для себя решения.

В кольцевые схемы НПФ «Газфонд» и НПФ «Благосостояние» встроили частные компании, передав им акции в доверительное управление. НПФ «Благосостояние» владеет пакетом снабженческой компании ТД РЖД (49%), которая является учредителем фонда (не более 35%). Пакетом акций фонда в ТД РЖД управляет УК «РВМ Капитал», принадлежащая Сергею Орлову, советнику главы РЖД. До 2013 года он входил в совет фонда «Благосостояние», но покинул его и сейчас входит в совет ТД РЖД. Орлов говорит, что «РВМ Капитал» не аффилирован с РЖД. В НПФ «Благосостояние» комментировать структуру вкладов учредителей фонда отказались.

Кольцо НПФ «Газфонд» в точности повторяет схему «Благосостояния»: «Газфонд» владеет Газпромбанком (49,5%), который сам является учредителем этого фонда. Большую часть пакета акций в банке (35%) фонд передал в доверительное управление УК «Лидер», аффилированной со страховой группой «Согаз», принадлежащей структурам Юрия Ковальчука.

Кольцевую схему выстраивали пять лет. В 2003 году НПФ «Газфонд» возглавил Юрий Шамалов, сын совладельца банка «Россия», принадлежащего Ковальчуку и партнерам. Год спустя «Газпром» уступил «Согаз» банку «Россия», а затем страховая компания стала собственником УК «Лидер». В 2007 году газовая монополия уступила контроль в Газпромбанке в пользу НПФ «Газфонд». Вместе с банком под управление «Лидера» перешли его многочисленные медийные и промышленные активы.

Кризис 2008 года едва не спутал все карты.

Газпромбанку срочно потребовалась докапитализация, и банк получил субординированные депозиты от Внешэкономбанка и «Газпрома». В 2012 году ВЭБ и «Газпром» конвертировали задолженность в акции, в сумме получив 45,7% Газпромбанка. Кроме того, ВЭБ и «Газпром» через допэмиссию объемом 4 млрд рублей размыли долю «Согаза» в УК «Лидер», управляющей крупнейшим пакетом акций банка.

Однако структуры Ковальчука не утратили влияния на «Газфонд». У банка есть опцион-колл, позволяющий выкупить долю ВЭБа (50 млрд рублей) дороже на 2,5% до 2020 года. Теоретически «Согаз» без особых затрат может вернуть себе прежний статус за счет прибыли Газпромбанка. В «Газпроме» и «Согазе» от комментариев отказались.

Клановый ресурс

«При акционировании НПФ кольцевые схемы не сохранятся», — говорит высокопоставленный чиновник в Минфине. По его словам, именно этого добиваются вице-премьер Игорь Шувалов и председатель Банка России Эльвира Набиуллина. Нынешние бенефициары таких схем, похоже, очень не хотят их рушить. В конце октября 2013 года Якунин написал письмо министру экономического развития Алексею Улюкаеву и попросил сохранить статус некоммерческой организации для фондов, развивающих программы негосударственного пенсионного обеспечения, в частности для НПФ «Благосостояние» (письмо есть в раcпоряжении Forbes).

О закольцованной схеме в письме Якунина не говорится ни слова, но приводятся экономические аргументы. После акционирования по обязательствам «Благосостояния» придется отвечать РЖД, что негативно повлияет на показатели финансовой устойчивости, повысит отношение долга к EBITDA и уменьшит инвестиционную привлекательность компании, написал Якунин.

При акционировании «Газфонда» и разрыве закольцованной схемы владения «Газпром» снова получит на баланс Газпромбанк. «Если треть акций банка находится на балансе корпорации, а другая треть принадлежит фонду, то после акционирования НПФ банк будет полностью консолидирован на балансе корпорации», — говорит партнер компании «Делойт» в СНГ Светлана Плуталова. В 2008 году передача Газпромбанка фонду «Газфонд» позволила «Газпрому» почти на треть уменьшить совокупный долг.

Удастся ли НПФ госмонополий блокировать грядущую реформу?

Правительство уже пошло на уступку: НПФ разрешили разделиться на две части — с пенсионными резервами (корпоративные пенсии) и дочернюю с накоплениями (государственные пенсии). При этом последние до 1 января 2019 года могут не показывать своих бенефициаров. «Отсрочка проблему не решает, монополиям она нужна как шанс, чтобы попытаться временную меру сделать постоянной», — говорит источник в Минэкономразвития.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться