$59.18
63.21
ММВБ2187.77
BRENT55.75
RTS1164.70
GOLD1211.29

Специалист по долгам: как заработать на развивающихся рынках

читайте также
Хрупкие надежды. Что будет с ценами на нефть? Турция или Мексика? Как заработать на облигациях проблемных стран Фонд A&NN Мамута выкупил долю Потанина в Rambler&Co Успеть за долю секунды: кто победит в войне роботов на фондовом рынке? Эксперты назвали самый доходный актив 2017 года Безопасная стратегия: как найти стабильность в условиях непредсказуемости Лучшие города для инвестиций: где покупать недвижимость в 2017 году Тренды и интриги наступившего 2017 года Трампономика и страна «победившей макроэкономической дисциплины» Время сберегать. Внимание к госбумагам и золоту Ослабление евро: падение курса валюты может вызвать рост акций в ЕС 55 или 85: сколько будет стоить доллар в 2017 году? Предновогоднее ралли. Есть ли финансовые поводы для салюта и шампанского? Признаки стабилизации: восстановление роста и крепкий рубль Что год грядущий нам готовит? Взгляд банковского аналитика Переход наличности. Михаил Прохоров – продавец года по версии Forbes Инвестиции и внутренний спрос: когда спящий проснется Акции и облигации. Какие активы принесут наибольший доход в 2017 году? «Инвестируй на дне» – принцип Джорджа Сороса актуален для российского венчурного рынка Позаботься о финансах. Что нужно успеть до конца года? Владимир Потанин: «У нас с Гейтсом и Баффетом совпадают общечеловеческие представления»

Специалист по долгам: как заработать на развивающихся рынках

Петр Руденко Forbes Contributor
Фото Евгения Дудина для Forbes
Бывший трейдер ВЭБа Александр Брахнов предлагает инвестировать в собственный индекс облигаций

Партнер финансовой компании Schildershoven Finance Александр Брахнов мечтал стать экономическим обозревателем и хотел вместе со своей одноклассницей Марианной Максимовской, будущей телеведущей, поступать на журфак МГУ.  Но написав несколько заметок для «Московского комсомольца», он разочаровался в журналистике. Брахнов рассудил, что работа в финансовом секторе окажется более прибыльной.

Отслужив в армии, он поступил в Финансовый институт, после выпуска в 1991 году устроился помощником трейдера по облигациям во Внешэкономбанк — портфель ВЭБа уже тогда исчислялся миллиардами долларов. Буквально через год телетайпы Внешэкономбанка стали разрываться от сообщений западных контрагентов. Бывшие советские внешнеторговые объединения перестали обслуживать свои обязательства перед западными партнерами, ВЭБ же был платежным агентом, поэтому иностранцы бросились в банк с вопросами. В итоге счета внешнеторговых объединений в ВЭБе были заморожены, а их обязательства конвертированы в облигации Минфина («вэбовки») на $30 млрд.

В 1993 году Брахнов сменил госбанк на частный. Сначала он перешел в казначейство Международного московского банка (сейчас ЮниКредит Банк), где организовал торговлю облигациями, а через пару лет уже работал в «МФК — Московские партнеры», акционерами которого были будущие миллиардеры Владимир Потанин и Михаил Прохоров. Благодаря опыту и компетенциям команды банка обороты по торговле «вэбовками» к 1997 году составили $9,5 млрд. «Мы могли заработать в день $300 000, и такие сделки были регулярны. Были, разумеется, и чертовски плохие дни. Торговля бумагами Минфина («вэбовками») больше напоминала розничный рынок форекс. Западные инвесторы искали применение спекулятивным деньгам и мало думали о рисках», — вспоминает Брахнов.

В конце 1997 года банк МФК продал свои 49% акций «МФК — Московские партнеры» Сбербанку, и Брахнов решил работать за рубежом. По его словам, он познакомился с владельцами голландской компании Schildershoven (акционеров Брахнов не называет, в отчетности компании они не указаны) с активами несколько миллионов долларов. С ними он договорился строить международную торговлю облигациями из Амстердама. Впрочем, один из постоянных контрагентов Schildershoven говорит, что, кроме Брахнова, никогда не слышал о других акционерах компании.

«Мы решили, что нашим конкурентным преимуществом станет личное знакомство с местными контрагентами на любом рынке, — рассказывает Брахнов. — К примеру, если мы начинали торговать облигациями в Мексике, то находили там партнеров, способных обеспечить нас ликвидностью и информацией для наших инвестиционных задач». Кроме Мексики компания торговала в Латинской Америке, Восточной Европе, России. К 2009 году оборот торговли составлял $5 млрд.

О России Брахнов не забывал. В 2003 году, по его словам, он уговорил своих голландских партнеров основать небольшой инвестбутик «Тайга Капитал».

Компания участвовала в продаже издательского дома «Афиша» группе «Спутник» Бориса Йордана, консультировала создание совместного предприятия мирового автомобильного дилера Inchсape и компании «Независимость», покупала активы для Comstar (теперь часть МТС Владимира Евтушенкова).

Компания и сама занималась прямыми инвестициями в России, но неудачно. Перед кризисом 2008 года она вложилась в недвижимость и производство аминокислот для скота в Чувашии. «Финансировать эти проекты стало невозможно. В совокупности убытки по этим проектам составили порядка $15 млн. Терять подобного рода проекты крайне обидно, это то самое импортозамещение, о котором чиновники начали говорить задолго до введения санкций против страны», — говорит Брахнов. Свою долю в «Тайга Капитал» Брахнов продал менеджменту и другим партнерам в 2008 году.

Кризис заставил компанию вернуться к корням — торговле облигациями. «Торговлей на собственные средства большой бизнес не построить, поэтому мы решили продавать наши торговые стратегии другим участникам рынка», — рассказывает Брахнов. В октябре 2014 года Schildershoven запустила индекс Schildershoven Global Bonds Value Harvester, в основе которого — управляемый компанией портфель корпоративных и суверенных облигаций.

Банк Credit Suisse выпустил сертификаты участия в доходности портфеля индекса с номиналом бумаги $1000 и минимальным лотом 150 штук. «Для покупки этой бумаги не нужно проходить проверку в Credit Suisse, не нужно раскрывать бенефициара, ее можно купить как обычную еврооблигацию», — говорит Брахнов. За год компания продала бумаг на $50 млн. Еще столько же находится на счетах клиентов, которых консультирует Schildershoven.

Основной инструмент компании для выбора активов — кредитный анализ. «Мы ищем баланс риска и доходности, за который рынок платит премию относительно аналогичного либо сравнимого с ним, — объясняет управляющий. — Мы стремимся определить, по каким причинам существует эта премия, и формируем сценарии, при которых рынок перестанет недооценивать эту бумагу. Если шансы на позитивный пересмотр рынком этого риска достаточно велик на горизонте до двух лет, то мы покупаем бумагу».

В портфеле Schildershoven есть облигации Альфа-банка, банков «Тинькофф», «Открытие», МКБ, российские евробонды (не более 10%). «Экономические реалии заставляют смотреть на каждую бумагу через призму негативных сценариев», — говорит Брахнов. Он приводит в пример облигации китайского лидера автопроката Car Inc. , доходность его облигаций в Schildershoven оценили на 1% ниже рынка. «Определив целевой уровень, мы использовали колебания цен на рынке, чтобы приобрести бумагу по привлекательным ценам, и продавали ее, когда она достигала справедливого уровня. Управление этой позицией позволило получить внушительный доход около 16% годовых в течение этого года», — рассказывает Брахнов. Кроме Китая большой вес в портфеле у бумаг компаний из Латинской Америки (30%). Компания также инвестирует в облигации эмитентов из Австралии, Азербайджана, Болгарии, Чили, Эквадора, Венгрии, Индонезии.

До июня 2015 года стратегия работала — индекс вырос с начала года на 6%. «К началу июня у нас было 30% кеша, мы начали его инвестировать, что было несколько преждевременно. В этот период серьезно девальвировались многие валюты, индекс сырьевых товаров упал на 15%, что сказалось на всех рискованных активах без исключения» — так Брахнов объясняет отрицательную доходность индекса с момента запуска (минус 1% с учетом комиссии управляющего 1% и 10% за успех). Пока цены падают, инвесторы довольствуются 4%-ным годовым купоном по сертификатам Credit Suisse. В декабре 2015-го ФРС США впервые за девять лет подняла учетную ставку, Брахнов уверен, что во второй половине 2016 года интерес к развивающимся рынкам восстановится.