Мелинда Гейтс: «Я считаю, что общество изменят самодостаточные женщины»
Мелинда Гейтс / Фото Ted S. Warren / AP / TASS

Мелинда Гейтс: «Я считаю, что общество изменят самодостаточные женщины»

Ховард Кэролайн Forbes Contributor
Мелинда Гейтс Фото Ted S. Warren / AP / TASS
Супруга одного из богатейших людей мира (Forbes оценивает состояние Билла Гейтса в $91,3 млрд) о движении #MeToo, президенте Трампе, женском предпринимательстве и об идеальном актерском составе для биографического фильма о ее жизни

Мелинде Гейтс задают множество актуальных вопросов, требующих внимания и ответов:

«Почему так мало женщин занимаются информатикой?»

«Почему так сложно открыть бизнес в Африке?»

«Почему в странах Северной Европы так хорошо поддерживают работающих женщин?»

«Может ли президент, ведущий себя пренебрежительно по отношению к женщинам и меньшинствам, представлять американские ценности?»

Хочется заметить, что ответов у самой Мелинды много. Вот она объясняет по-порядку: «Потому что у них недостаточно путей; потому что там нет доступа к кредитованию; потому что это результат долгосрочной политики государства вкупе с культурой, в которой можно успешно совмещать работу и семейную жизнь; и нет, не может».

В течение последних 18 лет именно оставленные без ответа вопросы, а также игнорируемые, недооцененные и забытые всем миром люди мотивируют работать Мелинду Гейтс, ее мужа — основателя компании Microsoft — Билла Гейтса, а также Фонд Билла и Мелинды Гейтс, самый большой частный благотворительный фонд в мире с бюджетом в $40 млрд.

В середине февраля 2018 года чета Гейтс прибыла в Нью-Йорк, чтобы представить ежегодное послание своего фонда, которое в этом году носит соответствующее название — «10 самых трудных вопросов, которые мы получили». Билл и Мелинда решили усложнить себе задачу и провели презентацию послания фонда за 2018 год в Hunter College. Они ответили на вопросы студентов и зрителей по прямой трансляции в Facebook. Среди задававших вопросы был и основатель Facebook Марк Цукерберг, который спросил чету Гейтс: «Если бы вы могли вернуться в прошлое и дать молодым себе лишь один совет, как бы он звучал?»

После презентации послания Forbes взял 30-минутное интервью у Мелинды Гейтс.

Вот уже более десяти лет вы являетесь самой влиятельной в мире защитницей прав женщин и девушек. Что вы думаете о движении #MeToo?

Что мне нравится в движении #MeToo, так это то, что благодаря движению люди наконец открыто говорят. Я могу поехать в деревню в Индии или в деловой центр в США, и там будут открыто обсуждать тему сексуальных домогательств или же иногда даже сексуального насилия. Все мы знаем, что единственный способ изменить общество — говорить о таких проблемах во всеуслышание. Мы уже на правильном пути, даже несмотря на то, что многим женщинам с огромным трудом дается рассказывать о своем опыте.  

После прохождения этой фазы общественность должна решить — пришла пора изменений, и над ними придется упорно работать. В движении #MeToo мне также нравится то, что в этом году 80 женщин участвуют в выборах на пост губернатора штата и что более 400 женщин выдвинули свои кандидатуры на выборы в Палату представителей США. Более 50 женщин баллотируются в Сенат США. По информации организации Emily's List, в 20 раз больше женщин, то есть 20 000 человек, планируют выдвинуть свои кандидатуры на различные должности. Мне нравится, что у всех этих женщин разные точки зрения, что они принадлежат к разным партиям. Все кандидатки отличаются друг от друга. Если в политическом представительстве станет так много женщин с разными точками зрения, вся система тоже вскоре изменится.

#MeToo стало популярным благодаря историям девушек, подвергшихся сексуальному насилию. Как вы относитесь к таким историям? Сердитесь ли вы, когда слышите о них?

Безусловно. Я злюсь из-за всех женщин во всем мире, ставших жертвами сексуального насилия. Я принимаю этот гнев, и он только мотивирует меня работать дальше. Я не отстраняюсь от этих проблем. Как раз наоборот. Я борюсь с ними. Я просто говорю: «Хорошо, нам просто нужно изменить систему». И, честное слово, когда я впервые начала говорить о расширении прав и возможностей женщин из Африки, меня переполнял гнев.

Но опять же я постоянно слышу от друзей и знаю по личному опыту из IT, как много женщин оказываются в крайне невыгодном положении из-за того, что у них заглохла карьера, из-за того, что они не чувствовали себя уверенно, их ущемляли в правах или же им причинили моральный или физический ущерб. Это просто позор. А как много хороших идей не было реализовано, потому что никто не хотел инвестировать в женский бизнес. Это смехотворно. Я надеюсь, что разговор об этих проблемах, каким бы тяжелым он ни был, заставит нас создать «рабочую силу XXI века», в которую будет входить множество работающих женщин как из США, так и из других стран.

Как будет выглядеть рабочая сила XXI века?

Сейчас в состав рабочей силы входят как представители всех рас, так и представители всех полов. Но мы должны понять, что именно нам нужно сделать, чтобы развиваться в правильном направлении. Мы уже не можем жить по старой ролевой модели из 50-х или 60-х годов прошлого века, где мужчина зарабатывает, а женщина дома следит за детьми. Сейчас мы живем в совершенно другом мире. Женщины входят в рабочую силу. Их дети могут сказать: «Моя мама работает, мой папа работает». Именно по этой причине я так много высказывалась о необходимости введения оплачиваемого декретного отпуска в США. Закон о нем был принят 25 лет назад, но даже люди, которые представили законопроект, считали, что это был только первый шаг. Тем не менее у нас ушло 25 лет на то, чтобы вернуться к самому началу и сказать: «Может быть, нам нужно ввести оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком?»

В представленном недавно президентом Трампом проекте бюджета есть положение о шестинедельном оплачиваемом декретном отпуске. Вы поддерживаете эту инициативу?

С самого своего основания наш благотворительный фонд успешно сотрудничал с администрацией каждого президента, неважно, демократа или республиканца. Сейчас мы активно пытаемся работать с администрацией Дональда Трампа. Но мы не согласны с ней по некоторым аспектам. Мы с Биллом верим в необходимость предоставлять помощь другим государствам. Менее 1% средств из бюджета США направлены на оказание помощи зарубежным государствам. Тем не менее именно благодаря этим деньгам можно обеспечить мир и безопасность во всех странах.  

Работать с администрацией Трампа тяжело, поскольку она планирует сократить средства, выделяемые на оказание помощи другим государствам. К счастью, Конгресс США не поддержал предложение Трампа, поскольку конгрессмены понимают, насколько важна эта помощь. Но это также означает, что мы с Биллом должны больше времени проводить на Капитолийском холме и чаще созваниваться с конгрессменами. К счастью для нас, «президент предполагает, а Конгресс располагает».

Вы разочарованы в политике. Потрясает ли вас политика, которую проводит администрация Дональда Трампа?

Меня глубоко удручает тот факт, что президент США столь пренебрежительно высказывается о женщинах и представителях меньшинств. Это меня очень беспокоит. Особенно, когда я думаю о ценностях нашей нации. Когда я путешествую, меня спрашивают, представляет ли наш президент американские ценности. И я отвечаю: «Нет, не представляет».

Я считаю, что президент США должен быть образцом для подражания для наших детей. Я знаю множество маленьких мальчиков и девочек, которые говорят: «Я хочу когда-нибудь стать президентом США». Но нам нужно задуматься, какой пример президент Дональд Трамп подает этим детям. Меня беспокоит то, какой образец для подражания он сейчас представляет.  

Стараетесь ли вы с мужем быть примером для подражания собственным детям?

Дома после ужина Билл помогает нам с детьми мыть посуду. Люди всегда спрашивают: «Неужели это правда?» Помимо этого, по утрам Билл отвозит детей в школу. Он делает это не для того, чтобы быть образцом для подражания. Нам просто кажется, что так правильно. Но когда он только начал отвозить нашу старшую дочь в начальную школу и затем провожать ее до класса, мамы других учеников постоянно перешептывались.

Я спросила их: «В чем дело?» И они ответили: «Мы все приходим домой и говорим нашим мужьям, что если Билл Гейтс может отвезти свою дочь в школу, то и они могут». Вот это уже образец для подражания. Конечно, он должен отвозить дочь в школу. Это хорошо для него. Это хорошо для нее. Это идет на пользу их отношениям. И угадайте что? В те дни, когда он отвозит детей в школу, он приезжает в офис Microsoft на 45 минут позже. И я считаю, что бизнесу это пока что никак не мешает.

У вас две дочери, и вы являетесь самой популярной женщиной-филантропом в мире, которая работает с женщинами и девушками. Кроме того, вы инвестируете в женское предпринимательство. Почему это так важно?

Я считаю, что самодостаточные женщины изменят общество. Об этом говорят все факты. Когда я путешествовала по миру, я задумывалась о том, почему женщины не настолько самодостаточны здесь, в Африке, или же там, в Индии. И мне пришлось задать этот вопрос самой себе: «Насколько же самодостаточны женщины в США?»

Я осознала, что США недостаточно продвинулись в этом отношении. Когда я веду работу в Фонде Билла и Мелинды Гейтс, я в основном занимаюсь проблемами женщин в развивающихся странах. Помимо этого, я параллельно, но уже самостоятельно занимаюсь проблемами женщин в США. Я начала инвестировать в фонды, которые гарантируют обеспечение финансирования компаний, основанных или возглавляемых женщинами. Когда видишь, что меньше 4% венчурного капитала идет на финансирование компаний, возглавляемых женщинами, понимаешь, что столкнулся с серьезной проблемой. Дело не просто в том, что женщины не получают доступа к капиталу: если внимательно изучить статистику, становится понятно, что малочисленные компании, возглавляемые женщинами, получают лишь 0,02% всего венчурного капитала.

В конце концов нужно изменить систему. И единственный способ ее изменить — привлечь инвесторов к компаниям. Если мы, к примеру, начнем финансировать компанию Aspect Ventures, основанную двумя женщинами, другие инвесторы увидят, какие возможности для капиталовложения они упустили, и поймут, что такие компании действительно получают большую прибыль. Но на это уйдет много времени. Если мы хотим продвигать хорошие идеи, которые принесут пользу всему обществу, нам нужны различные мнения.

Последний вопрос. Кого бы вы хотели увидеть в главных ролях в байопике о вашей жизни?

Самое главное — это режиссер. Нам нравятся фильмы Роберта Редфорда, потому что в них рассказываются истории с действительно глубоким смыслом. Если бы я выбирала актрису, которая бы сыграла меня, я бы выбрала Сандру Баллок, потому что мне нравится, насколько натурально она играет. Что касается Билла, я считаю, что Вы должны спросить его самого.

Как насчет Гэри Олдмена?

Да, это было бы прекрасно.

Перевод Полины Шеноевой

 

Новости партнеров