Лилия Омашева, гендиректор SUP Media, о поездке, изменившей ее карьеру

Лилия Омашева Forbes Contributor
Мачу-Пикчу - обязательный пункт тура по Латинской Америке фото Fotobank / Getty Images
Что может подтолкнуть к переменам, на которые трудно решиться

Обычно я все планирую, но люблю, когда какие-то события происходят неожиданно. Особенно в путешествиях. Нам с мужем повезло: представление о том, каким должен быть отдых, у нас и у наших друзей совпадает, мы уже больше 10 лет компанией вместе ездим в отпуск. У всех разные предпочтения по уровню комфорта, но для всех главное условие — чтобы было интересно.

Мы все решили, что поездка в Латинскую Америку была бы интересна всей нашей компании (шесть супружеских пар — 12 человек). Мы увлекаемся историей и хотели посмотреть все, что связано с цивилизацией инков. А так как люди все занятые, мы решили, что стоит по максимуму осмотреть регион — и Галапагосы, и джунгли, и Титикаку. На подготовку поездки ушло четыре месяца. Турагентство помогало, но весь маршрут мы выверяли сами буквально по минутам. Вплоть до того, что все брали в дорогу маленькие чемоданчики, чтобы нигде не сдавать багаж — за 10 дней у нас был десяток перелетов. Так что на самолетах мы летали, будто ездили на трамвае. Причем в Перу, где многие места недоступны ни для какого транспорта, кроме самолета, местные жители и заходят в него, как в трамвай, — без объявления каких-то дополнительных посадок самолет из Лимы в Икитос, например, дважды садился в каких-то неизвестных местах подобрать людей на борт.

Разнообразие видов

Почти каждое утро в пять часов мы уже встречались на ресепшене, спали в основном в самолетах. Поездка получилась жесткая, но очень интересная. Прилетев в 6:10 утра в Гуаякиль, за пару часов осмотрели этот крупнейший город Эквадора и отправились на Галапагосские острова. Галапагосы — удивительное место. Даже на населенном людьми острове Санта-Круз, где мы провели первый день, ты живешь рядом с природой — идешь по улице, а вокруг тебя пеликаны, игуаны и другая живность. Когда кто-то режет рыбу, пеликаны подходят совсем близко и им, как голубям, кидают остатки. За нами всюду увязывалась игуана, которую мы прозвали Анатолием. Понятно, почему именно на Галапагосах, где такое разнообразие видов, у Чарльза Дарвина в голове оформилась эволюционная теория.

Плавали на кораблике на необитаемый остров. Пейзажи по пути совершенно сюрреалистические, все непривычно: какие-то черные заросли, огромные камни, морские котики — мужья ныряли и плавали с ними, мы любовались с лодки. Когда прибыли на остров, несколько часов как дикое племя веселились. Полоска чистейшего пляжа, вокруг океан, мы в самом центре земли, возле экватора — эйфория.

Как живут индейцы

Когда прилетели в перуанский город Икитос на Амазонке, чтобы оттуда плыть в джунгли, нас предупредили про забастовку учителей из-за введения аттестации, которую многие из них могли не пройти. Мы никак не могли взять в толк, почему сопровождающие говорили о протестах интеллигенции с такой тревогой. Мы ехали по городу в автобусе с деревянным кузовом, без стекол в окнах. Сначала перешучивались по поводу того, как оживленно реагирует на наш проезд толпа. Но обстановка все накалялась. Водитель объяснил, что возмущаются не туристами, а теми, кто нас обслуживает, — должны были бы тоже бастовать из солидарности. В какой-то момент в автобус полетела палка. У нашего поколения, выросшего без войны, реакция все равно оказалась мгновенная — все упали на пол. Но, к сожалению, палка задела сопровождавшую нас женщину — ей разбило голову. Завезя ее в больницу, мы горячо обсуждали, что делать дальше — ехать в джунгли или все-таки вызвать охрану и вернуться в аэропорт. Но жажда приключений оказалась сильнее страха.

От джунглей осталось не менее яркое впечатление, чем от Галапагосов. Мы забрались вглубь, проплыв несколько часов от Икитоса на лодке. У нас там был интереснейший гид, индеец из местного племени ягуа, который получил высшее образование и чуть ли не профессор. Он интересно рассказывал о жизни племени и с болью — о том, как уничтожаются джунгли.

Меня поразило, что даже вдали от цивилизации индейцы одеты современно. Мы были в местечке, где специально для группы американских туристов они переоделись в наряды, которые давно не носят, и исполняли танцы, рассказывали небылицы, но в повседневной жизни они носят те же американские шорты и футболки. Есть ли вообще на планете места, где все еще одеваются не так?

Мы все боялись до чего-то лишний раз дотронуться, а индейцы спокойно использовали воду прямо из Амазонки. Они отстаивали ее, а потом и пили, и готовили на ней, и стирали. Как в Индии — ничто их не берет.

Джунгли — это сумасшедшее место, и на них, конечно, надо было бы отвести больше времени (мы были всего два дня). Я до сих пор жалею, что мы останавливались в пятизвездном лодже Ceiba Tops и отказались от похода в джунгли с рюкзаками на несколько дней. Обещали встречи с животными, с племенами, которых не видели туристы, и шаманские вечера. Но не все из нас были готовы ночевать на голой земле.

Зато все поучаствовали в рыбалке — ловили пираний. Морды у них действительно страшные, зубы огромные. Но из воды они не выпрыгивали и никого не покусали. А потом, когда нам в лодже пожарили улов, оказалось, что пираньи еще и очень вкусные.

Инки и мистика

Наше главное требование к турагентству — подобрать хороших гидов. И несколько раз нам повезло несказанно. Так было в джунглях, так было и в Лиме, столице Перу. Нашим гидом была русская женщина, которая много лет живет в Перу и замужем за перуанцем. Она интересовалась всеми местными обычаями, историей и при этом думала о том, что нам может быть интересно. Это было интересно и познавательно. Местные гиды, английский которых часто и не поймешь, как правило, узко подходят к теме — говорят лишь о том, что и когда произошло в данном месте, поговорить с ними о роли цивилизации в мировом развитии было сложно.

В Перу есть ощущение, что находишься на другой планете, — все люди вокруг тебя совершенно не похожи на тех, кого ты привык видеть. Это не европейцы, не азиаты. Совершенно другая нация, черты лица как на фресках — нос ото лба, чуть вытянутые черепа (я знаю, что правящему классу их искусственно вытягивали, но эта вытянутость заметна у всех), коренастая фигура. В США индейцы не заметны, они живут в основном в резервациях, а в Латинской Америке 99% населения наводят на мысль о неземных цивилизациях.

Эта мистика, вера в то, что в их происхождении, как и в происхождении всего человечества, есть что-то сверхъестественное, пронизывает их жизнь. Например, кукуруза как таковая нигде больше на планете не встречалась. Откуда она там появилась, такая нестандартная по структуре плода? Подробностей не помню, но нам говорили, что биологически она сильно отличается от всего, что есть на земле. А легенды о белых богах, как Кон-Тики Виракоча в Перу или Кецалькоатль в Мексике, которые есть у всех индейцев? Они ведь и испанских завоевателей сначала восприняли на ура как вернувшихся богов.

Там были найдены статуэтки: люди сидят на драконах, как на обычных вьючных животных. Химический анализ, как нам рассказывали, показал, что они сделаны давным-давно, еще до появления цивилизаций в других частях света. А панамериканская теория пяти солнц, которая гласит, что наша цивилизация пятая, причем в состоянии заката, а до этого были четыре другие цивилизации, по каким-то причинам исчезнувшие, пересекается с тем, что я в детстве читала у фантаста Казанцева.

В Куско, столицу инков, мы летели сразу после джунглей через Лиму, запланировав экскурсию по городу и по руинам. На второй день — Мачу-Пикчу, потом — автобус в Пуно через перевал на высоте 4335 м над уровнем моря с осмотром достопримечательностей по дороге. Нас, конечно, предупреждали, что в горах нельзя все посмотреть быстро, надо хотя бы день привыкать, ходить сначала медленно, учиться дышать. Но мы все были настолько уверены в себе, что горная болезнь оказалась для нас полной неожиданностью. Никто не думал, что это настолько страшное явление. Такое странное было ощущение, когда выходишь из самолета, а ноги подкашиваются. Конечно, мы сразу же купили в аэропорту рекомендованные раньше таблетки.

С ними связана одна смешная история. Все надписи на испанском. И вот во время долгого переезда в автобусе дежурная раздает всем таблетки, а в это время одна из наших спутниц, у которой в лингвистическом университете итальянский был третьим языком, по аналогии начала переводить строчку инструкции про побочные явления. И озвучила, что среди прочего — импотенция. Дальше секундное молчание, после чего мужчины сложили таблетки обратно, сказав, что лучше потерпят головную боль.

Пирамиды, безусловно, дают какую-то концентрацию энергии. Но честно скажу, архитектура инков на меня большого впечатления не произвела. Наша компания видела уже пирамиды в Камбодже, и было очевидно, что у всех пирамид, включая египетские, корень один. Как будто кто-то облетел или объехал весь мир, оставив одни и те же инструкции. У майя, например, как мы убедились в свою следующую поездку по Мексике и Гватемале, архитектура более величественная, чем у инков, — в Гватемале поразила акустика. Когда поднимаешься наверх и стоишь там, где стоял вождь, даже негромко произнесенное слово внизу отлично слышно.

Что касается цивилизации инков, то меня заинтриговало несколько фактов. С одной стороны, у них так и не нашли письменность ни в каком виде. Даже если считать, что испанцы все уничтожили, все равно могли бы остаться хоть какие-то свидетельства о ней. Нет развитой живописи, произведений искусства. А ведь в Европе, когда испанцы завоевали инков, была эпоха Возрождения.

При этом у инков была настолько развита медицина, что, как показывают раскопки, они успешно делали и трепанацию черепа, и кесарево сечение — в Европе эти операции вошли в практику только в XIX веке. Очень развита астрономия, математика, сельское хозяйство. Такое ощущение, что развитие цивилизации пошло по какому-то своему, достаточно узкому направлению.

В Латинской Америке рождаются новые мысли, настрой. Эта поездка — и Галапагосы, и джунгли, и похожее на Зазеркалье озеро Титикака, все эти легенды про инков и свидетельства существования чего-то сверхъестественного — привела к тому, что по возвращении я уволилась с работы (поездка состоялась в мае 2007 года, Лилия Омашева тогда была исполнительным директором BBDO Group. — Forbes Woman). Мысли о том, что надо что-то менять, возникали и раньше, но до конца года я не собиралась думать об этом серьезно. Видимо, произошло прочищение мозга, или кармы, или чего-то еще.

Позже мы ездили в Латинскую Америку еще раз — изучать культуру майя в Мексике и Гватемале. Это тоже было очень увлекательно. Особенно потрясла Гватемала. Уже там, кстати, узнали, что лучше было ехать в Белиз — там есть и пирамиды майя, и прекрасные пляжи, ничуть не похожие на Майами в отличие от Канкуна в Мексике.

[processed]

Новости партнеров