Водки много не бывает

Юлия Полякова Forbes Contributor
Семейный бизнес потомков предпринимателя П.А. Смирнова погубили междоусобицы

«Я умею делать только водку», — признается Борис Смирнов. Слово свое он подкрепляет делом. Потомок дореволюционного водочного магната Петра Арсеньевича Смирнова уже больше 10 лет выпускает крепкие спиртные напитки. Это право у него не смогли отнять ни группа «Альфа», поглотившая его прежнюю компанию, ни британская корпорация Diageo, владеющая брэндом Smirnoff.

У Бориса есть стройная легенда, как и почему он возродил в начале 1990-х марку «Смирновъ». «В 1981 году умерла моя прабабка, — рассказывает предприниматель, — перед смертью она отдала мне водочные рецепты. Но тогда я их засунул в дальний ящик стола, поскольку в советские времена был чекистом. Охранял Косыгина, Горбачева». В 1984-м он ушел со службы, а через несколько лет занялся бизнесом: «Фирма, в которой я работал бухгалтером, торговала томатной пастой, компьютерами. Мы умудрились продать в Израиль три миллиона списанных противогазов по $3 за штуку».

Водкой он начал заниматься только в 1991-м. В феврале того года было создано малое предприятие (МП) «П.А. Смирнов и потомки в Москве», которое учредили Борис Смирнов и его отец Алексей. Первая партия водки была выпущена в городе Крымске Краснодарского края в конце 1992 года. Вскоре выявилось обстоятельство, сыгравшее впоследствии роковую роль: потомков П.А. Смирнова оказалось слишком много. В марте 1993-го МП было перерегистрировано в товарищество, куда вошли, помимо Бориса и его отца, еще несколько наследников. Среди них был Андрей Смирнов. «Он пришел сам, и отец признал в нем нашего родственника», — пояснил Борис. Через полгода структура собственности в семейном бизнесе изменилась. Партнеров осталось двое: Борис и Андрей.

С 1992 года, по словам Бориса, к ним стали наведываться не только родственники, но и представители американской компании Heublein (сейчас входит в Diageo) и предъявлять права на брэнд. По общепринятой версии, в начале 1930-х сын П.А. Смирнова Владимир продал права на торговую марку американскому бизнесмену Рудольфу Каннету, а в 1939-м ее выкупила Heublein. Сегодня водка Smirnoff продается более чем в 180 странах, а в объеме продаж Diageo, который составил в прошлом году $15,6 млрд, занимает одну из лидирующих позиций.

Водка, которую производили Борис с Андреем, действительно угрожала бизнесу американцев в России. Продажи «Смирновки» стремительно росли, достигнув к 1997 году своего пика — 5–6‑млн бутылок в месяц, или 4% российского рынка. Diageo (а до этого — Heublein) многократно пыталась доказать в суде свое исключительное право на брэнд.

А в 1999 году в стане потомков произошел раскол. Андрей неожиданно продал свой 50-процентный пакет акций ЗАО «Торговый дом потомков П.А. Смирнова» (так к тому времени называлась их компания) группе «Альфа».

История темная. Один из участников тогдашних событий, первый заместитель председателя правления Альфа-банка Андрей Косогов, утверждает, что Андрей сам пришел к ним и предложил акции «за символические деньги» (по данным Forbes, за несколько миллионов долларов). Почему? «Думаю, от безысходности», — пояснил Косогов.

Отношения между потомками действительно испортились. «Андрей задолжал кому-то, ему понадобились деньги, вот он и обратился к «Альфе». Человек меня предал и продал», — говорит Борис. Андрей, который сейчас работает в московской архитектурной мастерской «СИАС», наотрез отказался говорить с Forbes о водочном бизнесе.

Как бы то ни было, «Альфа» получила половину акций «Торгового дома» и попыталась договориться с Борисом. Потерпев неудачу, «Альфа» в свойственной ей агрессивной манере ведения бизнеса решила получить полный контроль над водочным предприятием Смирнова.

«В моем офисе было устроено «маски-шоу», — возмущается Борис. — Меня держали месяц в заточении с целью завладеть второй половиной бизнеса». В «Альфе» причастность к этому не подтверждают, признавая лишь, что переговоры с Борисом Смирновым были сложные.

Итог же этой схватки оказался совсем уж не предсказуемым. Борис, по его собственным словам, передал 25% акций своего «Торгового дома» в собственность депутату Госдумы Владимиру Пекареву, совладельцу «Группы предприятий «ОСТ», специализирующейся на производстве водки и других напитков. Пекарев за это обещал уладить дела с «Альфой». «Он и «уладил», продав этот пакет компании «Альфа-Эко», трейдерскому подразделению группы», — говорит Борис. По его версии, «Альфа» хотела завладеть брэндом «Смирновъ» с целью продать его Diageo. В «Альфе» это категорически опровергают.

В любом случае, к 2001 году Альфа-банк, который горел желанием вкладывать в водочный проект деньги, почему-то утратил к нему всякий интерес. По подсчетам банкиров, в первый год на развитие брэнда «Смирновъ» понадобилось бы около $10 млн. «$5–8 млн на правильную раскрутку производства, $2‑млн на продвижение брэнда и какие-то деньги на начало разбирательства с американцами», — говорит Косогов. Но за три года, продолжает он, «Альфе» «вряд ли светило больше 5% российского рынка» крепких напитков. Слишком мало для компании, привыкшей играть по-крупному.

В конце концов в 2002 году водка «Смирновъ» вообще исчезла из продажи. «Менеджеры «Альфы» утверждали, что не использовали свои водочные товарные знаки, поскольку им мешали экономический кризис, судебное разбирательство с Борисом, злобная Diageo, которая выпускает свою водку. Но все это по меньшей мере несерьезно, — говорит Евгений Ариевич, партнер юридической фирмы Baker & McKenzie, консультант Diageo. — Если бы они хотели делать водку, они бы ее делали».

Сейчас, кстати, «Альфа-Эко» собирается этим заняться. Ею создана очередная фирма с названием «под старину» — «Торговый дом по возрождению традиций поставщика Двора Его Императорскаго Величества П.А. Смирнова». Компания начала выпускать обновленную «Смирновку» в Великом Новгороде.

Пожалуй, Борису Смирнову это даже на руку. Вместе с женой он владеет фирмой «Торговый домъ Бориса Смирнова, потомка знаменитого русского водочника Петра Алексеевича Смирнова у Чугуннаго моста въ Москве» и производит водку «Борисъ Смирновъ». Объемы, конечно, совсем не те, что в 1997-м. Но если «Альфа» решит-таки потратиться на раскрутку брэнда, то собственная рекламная кампания Борису может даже и не понадобиться. Кто там разберет, какой «Смирнов» правильный?

Новости партнеров