Сам себе оператор

Самарская сотовая компания СМАРТС не смогла влиться ни в МТС, ни в «МегаФон». Теперь она вынуждена выживать самостоятельно

В ноябре 2000 года к министру связи Леониду Рейману явилась на прием делегация из Поволжья. Геннадий Кирюшин, гендиректор сотовой компании СМАРТС, у которой незадолго до этого приостановили лицензию на работу в стандарте GSM-1800, привел «группу поддержки» в составе самарского губернатора Константина Титова и гендиректора областного «Связьинформа» Бориса Скворцова. Оба — люди, не чужие для СМАРТС: Скворцов владел немногим менее 20% акций компании, сын Титова Алексей — почти 6%.

После краткой общей беседы министр с губернатором остались на получасовой тет-а-тет. Результат разговора известен: с отзывом лицензии решили повременить. А вот какие именно аргументы Титова произвели тогда впечатление на Реймана, непонятно. В пресс-службе нынешнего Министерства информационных технологий и связи от комментариев на эту тему воздержались.

Кирюшину, много лет проработавшему на предприятиях Министерства промышленности средств связи СССР, удалось создать крепкую компанию. Она оказывает услуги в 16 регионах, число ее абонентов, по оценкам консалтинговой фирмы AC&M, в конце июня превысило 1,4 млн, что составляет примерно 3% от общероссийского. Много ли это? На фоне тройки лидеров — МТС, «ВымпелКома», «МегаФона» — крохи. Но если сравнивать с другими независимыми региональными компаниями, то СМАРТС — самая крупная. Неудивительно, что общенациональные операторы всегда рассматривали СМАРТС как объект для поглощения.

В конце 90-х переговоры о приобретении компании Кирюшина вели представители петербургского холдинга «Телекоминвест», в котором тогда работал нынешний министр Рейман. «В то время они были очень интеллигентные и сговорчивые,— рассказывает гендиректор СМАРТС. — Даже протокол подписали. Но переговоры затянулись, а когда Рейман стал руководить связью, позиция «Телекоминвеста» стала очень жесткой».

Не договорившись о цене, питерцы вышли в регион самостоятельно, купив контрольный пакет АО «МСС-Саратов». Эта компания, которая сегодня входит в сеть «МегаФон», разворачиваемую «Телекоминвестом», вскоре получила лицензию на все Поволжье. А у СМАРТС между тем неожиданно начались проблемы с лицензиями. (В «Телекоминвесте» и «МегаФоне» историю отношений с этой сетью не комментируют.)

Интересовалась поволжской компанией и МТС. Кирюшин рассказывает о трех турах переговоров, прошедших в 1998–2002 годах: «В первый раз было расхождение по цене в два раза. Они считали, что мы стоим $40 млн, мы говорили: $80 млн. Во второй раз они согласились на нашу прежнюю цену. Мы сказали: нет, теперь в два раза дороже. В третий раз расхождение было уже процентов 20».

В итоге МТС, как и «Телекоминвест», вышла на рынок Поволжья без помощи СМАРТС. «Не смогли договориться, — поясняет директор по внешним связям МТС Андрей Брагинский. — Например, об оценке дочерних компаний».

Третий член «большой тройки», «ВымпелКом», по словам его представителей, никогда не пытался купить СМАРТС. Незачем — сеть «Билайн» работает в Самаре с 1994 года, лицензии GSM на Поволжье имеются.

Пока шли переговоры с «варягами», Кирюшин увеличивал свою долю в компании. «Время от времени кому-то из совладельцев требуются деньги, например на жилье, — рассказывает министр промышленности и технологий Самарской области Николай Свешников, бенефициар небольшого пакета СМАРТС. — По закону правом преимущественного выкупа пользуются другие акционеры ЗАО». Приобретая акции покидавших компанию совладельцев, Кирюшин скопил более 56% — с учетом доли, принадлежащей детям гендиректора.

Для миноритарных акционеров продажа акций СМАРТС была единственным способом получить хоть какие-то деньги от своей собственности — ведь дивиденды компания платила редко и мало. По итогам 2002 года, например, общие выплаты всем акционерам составили примерно $30 000 при чистой прибыли $15 млн. Кирюшин объясняет такую скупость необходимостью вкладывать средства в развитие — на это уходила вся прибыль.

«Понятно, что нужны средства на развитие, — говорит Свешников. — С другой стороны, хотелось бы получать деньги. Для этого и создавалась компания, и сегодня она неплохо работает». Но на собрании акционеров в июне 2004 года против режима экономии было подано лишь 15% голосов — доля, которая ничего не решала.

Впрочем, у СМАРТС действительно есть причины затянуть пояс потуже. Общенациональные сети вкладывают сотни миллионов долларов в региональную экспансию, а самарская компания вынуждена развиваться самостоятельно.

«Время не на стороне СМАРТС, — считает партнер АС&М Антон Погребинский. — Конкуренция растет, позиции региональных игроков ослабевают. Федеральная реклама, брэнд — все это, безусловно, работает. И дешевый внутрисетевой роуминг тоже привлекателен».

СМАРТС начала развивать сеть GSM в Поволжье раньше федеральных операторов и в ряде крупных городов региона успела снять сливки — заполучить самых активных абонентов, в том числе корпоративных. Такие клиенты не любят менять свой номер телефона — сегодня это козырь СМАРТС. Но они требовательны к качеству услуг — чтобы сохранить их, нужно не отставать от конкурентов по площади покрытия сети и легкости дозвона. За 2004 год компания надеется увеличить абонентскую базу на 40%, а к концу 2005-го — в два с лишним раза, до 3,2 млн. Это потребует заметного наращивания емкости сетей.

Если суммировать все обстоятельства, то у волжского холдинга остается два сценария развития: продаться одной из западных сотовых сетей или выводить акции на биржу. Только так можно обеспечить достаточное финансирование.

Кирюшин прорабатывает оба варианта. В первой половине 2005 года он собирается разместить 20% дополнительно выпущенных акций на одной из российских бирж. Инвестиционная компания «Ренессанс Капитал» оценивает нынешнюю стоимость СМАРТС в $500 млн, то есть от продажи дополнительных акций можно будет выручить порядка $80 млн. Если, конечно, инвесторов не испугает высокая концентрация акций в руках небольшой группы собственников и нынешняя дивидендная политика.

Переговоры же с иностранцами, по утверждению Кирюшина, ведутся постоянно. В частности, со шведской компанией Tele2, владеющей 12 сотовыми компаниями в регионах России. «Обсуждались разные варианты слияния, — объясняет Кирюшин. — В итоге больших подвижек не произошло». Для начала решили создать СП, которое попытается выйти на рынок сотовой связи третьего поколения (3G), сулящей дополнительную выручку благодаря таким возможностям, как передача видеоизображений. Лицензии на 3G должны начать выдавать уже в этом году, но только общенациональным операторам.

Время, видимо, и вправду работает не на СМАРТС. Минувшей зимой сеть, прежде занимавшая четвертое место по числу абонентов после «большой тройки», пропустила вперед аффилированный со «Связьинвестом» «Уралсвязьинформ». Небольшим компаниям трудно выжить на сотовом рынке. А гиганты не хотят покупать их задорого.

Самарская сотовая компания СМАРТС не смогла влиться ни в МТС, ни в «МегаФон». Теперь она вынуждена выживать самостоятельно

Новости партнеров