Забытые ценности

Веры в то, что Россия возобновит движение в сторону либеральной экономики, становится все меньше

В конце прошлого года так называемая либеральная часть правительства и администрации президента достаточно откровенно высказала свое несогласие с проводимой экономической политикой. Либералы указывали на то, что вследствие известных изменений, которые резко повысили неопределенность и риски в России, деловая активность и экономический рост во втором полугодии затормозились. И стимулов для восстановления деловой активности до уровня, скажем, 2003-го — начала 2004 года пока не видно. Критике, в частности, подверглись консолидация активов нефтегазового сектора в руках государства, отсутствие видимого прогресса в части структурных реформ. Складывается впечатление, что многие экономические решения принимаются без участия экономического блока правительства, что порождает вопросы относительно долгосрочных перспектив развития страны.

Веры в то, что Россия возобновит движение в сторону либеральной экономики, становится все меньше, особенно на фоне возросшего в последнее время давления на бизнес и недвусмысленных признаков зарождения так называемого государственного капитализма — экономической модели, которая, похоже, в целом устраивает консервативную часть правительства и администрации.

Существует много исследований, изучивших связь между экономическим ростом и институциональными особенностями национальных экономик. Эти работы указывают на долгосрочную неэффективность экономических систем, в которых инвестиционные решения определяются либо государством, либо небольшим числом вертикально интегрированных компаний, то есть очень ограниченным кругом экономических агентов. Анализ показывает, что в таких странах отношение инвестиций к ВВП растет, но темпы экономического роста, как правило, снижаются, систематически оставаясь ниже темпов роста инвестиций, что рано или поздно приводит к кризису. Именно это происходило в СССР и в ряде других стран, где государство или мощные вертикально интегрированные компании играли ключевую роль в перераспределении капитала.

Низкая эффективность подобных экономических систем во многом связана с масштабной коррупцией, в то время как в странах с развитой рыночной экономикой, где капитал распределяется в основном через частную финансовую систему, картина, как правило, выглядит иначе.

Результаты сравнений разных стран указывают: есть прямое соответствие между уровнем коррупции и уровнем дохода на душу населения. Определяемый международной организацией Transparency International индекс коррупции (от 1 для стран с самой высокой коррупцией до 10 для государств, меньше всего страдающих от нее) в сопоставлении с показателем доходов на душу населения показывает: чем коррупции больше, тем, как правило, уровень личных доходов ниже. Однако явной корреляции между индексом коррупции и темпами экономического роста не прослеживается. Действительно, бывало, что более коррумпированные страны демонстрировали гораздо более высокие темпы роста.

Если сопоставить налоговую нагрузку на экономику и темпы экономического роста в разных странах, то можно увидеть, что очевидной связи между отношением налоговой нагрузки к ВВП и темпами роста экономики тоже нет.

Однако если отдельно рассмотреть государства с высокими темпами экономического роста (в среднем более 5% за последние несколько лет), то в большинстве из них налоговое бремя, как правило, оказывается ниже, чем в других странах. Таким образом, можно сделать вывод, что среди государств с высокими темпами экономического роста и высоким уровнем коррупции быстрее росли те, где налоговое бремя было невелико. В конце концов с точки зрения абстрактного экономического агента принципиальной разницы между налогом и взяткой нет — это те же расходы, за которые он получает определенного рода услуги.

Теоретически, чтобы обеспечить высокие темпы роста российской экономики в долгосрочной перспективе в рамках реализации модели «госкапитализма», наращивание государственных инвестиций (которое не может не привести в дальнейшем к увеличению налогов) должно происходить параллельно с радикальными антикоррупционными мерами. В современных российских условиях такое трудно представить.

Не хотелось бы, чтобы Россия повторяла собственные и чужие ошибки. Неэффективность административно-командной системы хозяйствования в СССР и чеболизированных экономик стран Азии, которые в свое время показывали высокие темпы роста, была не так заметна на фоне быстрого роста населения и процессов интенсивной урбанизации. Дешевый труд становился одним из основных источников экономического роста в таких системах. В современной России, население которой сокращается примерно на 0,5% в год, этот вариант развития невозможен в принципе. Рано или поздно, но возврат к либеральной модели экономического развития неизбежен.

Новости партнеров