Отцовский капитал | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Отцовский капитал

читайте также
Волшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +3369 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2525 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +24922 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +96747 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +1573 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +2280 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +3248 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +5797 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +2082 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +8586 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +108 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +34192 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +103 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2504 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1451 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +1 просмотров за суткиИгровая зависимость: как с выгодой организовать соревнование в сфере сбыта Давление на Прохорова: что известно об обысках в «Онэксиме» Почему опытный управляющий вкладывает 
деньги в старинные книги Отцовский капитал Секретные материалы
#Игорь Бабаев 03.07.2007 00:00

Отцовский капитал

Роман Кутузов Forbes Contributor
Игорь Бабаев отдал свою огромную компанию в управление сыновьям. 
Но почему он по-прежнему полгода проводит в командировках?

Свое подмосковное поместье Игорь Бабаев, основатель мясоперерабатывающей группы «Черкизово», строит и перестраивает уже 15 лет. Оно чем-то напоминает замок: высокий забор из кирпича, башенки, интерьеры с позолотой. Проводя экскурсию по дому, хозяин комментирует сложность и качество отделки. «Золото 24 карата», — бросает он, указывая на стены. «Четыре тонны морской воды» — это уже про заслоняющий оконный проем аквариум, через который видно расположенный во дворе фонтан. Следующая достопримечательность — галерея портретов членов семьи в полный рост, облаченных в костюмы европейской знати: сам Бабаев (ему сейчас 57 лет), его жена Лидия Михайлова и сыновья Сергей и Евгений (тоже Михайловы, 28 и 25 лет соответственно). Почему такой антураж? Бабаев, как выясняется, сравнивает себя с королем Баварии Людвигом II, построившим главную достопримечательность этой германской земли — сказочный замок Нойшванштайн. «Хочется тоже что-то оставить после себя», — говорит бизнесмен.

Впрочем, «что-то» он уже начал оставлять — к 2006 году Бабаев передал сыновьям управление созданной им группой «Черкизово» и контрольный пакет акций в головной компании группы. «Черкизово» — крупнейший игрок на российском рынке мяса: 17 предприятий с совокупной выручкой в $630 млн выпускают ветчину, копченую и вареную колбасу, выращивают птиц и свиней, сами обеспечивают живность комбикормом. В мае прошлого года группа «Черкизово» разместила акции на Лондонской бирже и на РТС, предложив сторонним инвесторам 27,8% акций. Большое дело.

Начинал его Бабаев типичным советским директором. Работал на мясных комбинатах Кубани, пока в 1988 году не перебрался в столицу, заняв здесь должность главного инженера Черкизовского мясоперерабатывающего завода (ЧМПЗ). Через год трудовой коллектив избрал энергичного Бабаева гендиректором — тогда на предприятиях как раз вошло в моду самоуправление.

Еще до приватизации, в ходе которой семья бизнесмена скупила контрольный пакет акций завода, Бабаев стал управлять гигантом советской мясной индустрии как настоящий хозяин. Он поднял в два раза зарплату, но ввел нормы по производительности труда и жесткие санкции за воровство и пьянство. Появлялся в цехах ночью, чтобы проверить, как идет работа. «Он всегда был новатором», — отзывается о Бабаеве президент Мясного союза Мушег Мамиконян, входящий в совет директоров «Черкизово» в качестве независимого члена. Бабаев, например, первым из мясопереработчиков рискнул выпускать сосиски не только в связках, но и в вакуумной упаковке — они дешевле и дольше хранятся. Первым начал упаковывать продукцию для отправки в магазины в невозвратную тару стандартного веса, проще говоря — в картон; раньше целый цех занимался мытьем пластиковых ящиков, возвращенных из магазинов. Первым пошел в розницу, поставив в людных местах возле метро и рынков фирменные автофургоны — в отличие от чужих магазинов они сдавали наличные день в день, без всякой отсрочки платежа. Наконец, Бабаев первым ввел ночную отгрузку — свежая продукция «Черкизовского» появлялась в магазинах раньше, чем товар конкурентов.

Итог хозяйствования: с 1992 по 1995 год выручка Черкизовского мясокомбината выросла в три раза. Оценив предприимчивость Бабаева, мэр Москвы Юрий Лужков предложил ему взять в управление еще один столичный МПЗ — Бирюлевский. Бабаев согласился лишь при условии приоритетного права выкупа акций.

Бабаев не только наращивал производство — он, как вы догадались, строил семейный бизнес. Став директором ЧМПЗ, назначил на должность главного экономиста жену. В середине 1990-х взял на работу двоюродного брата, Наума, которому тогда было лишь 19 лет, — сначала аналитиком, а в 2000 году Наум возглавил птицеводческое направление в холдинге (марка «Петелинка»). Старший сын Сергей, еще когда учился в швейцарской школе, проходил летнюю практику в разных цехах Черкизовского завода — изучил всю производственную цепочку, от разделки туш до упаковки готовой продукции. Свободно владеющие английским языком сыновья сопровождали отца на переговорах с иностранными партнерами и экскурсиях по зарубежным заводам. За услуги переводчиков он платил им по рыночным ставкам — $100 в час.

Бабаев, впрочем, никогда не настаивал, чтобы его дети шли именно в семейный бизнес. Он отпустил их в свободное плавание, позволив после Швейцарии продолжить образование в США. Но сыновья все равно вернулись на Черкизовский, хоть и окольными путями. Сергей, к примеру, еще учась в Джорджтаунском университете, решил заработать денег на интернет-буме. Бабаев выделил сыну несколько десятков тысяч долларов, чтобы тот мог с друзьями основать фирму, которая должна была предложить клиентам систему оптимизации входящей корреспонденции, факсов и звонков. Сергей думал, что компанию можно будет продать за сотни миллионов долларов, как тогда водилось. Но на стадии заключения первых контрактов интернет-пузырь в США лопнул. В 2001-м Сергей вернулся в Россию.

Отец предложил ему работу на Черкизовском. Для начала назначил директором по маркетингу, потом — директором блока мясопереработки, передав ему 10 000 человек в подчинение. «Я всегда говорил детям: вас должны воспринимать не как хозяев со стороны, которым папа что-то дал, а как профессионалов, — говорит Бабаев. — И в них верят, они пашут».

Каково было руководить мясными цехами после эпохи «доткомов»? Сергей, проведший почти 10 лет за границей, вспоминает: «В Америке за день можно сделать 20 дел, а тут не больше двух-трех из-за ограничений системы: и связь не так работает, и люди». Освоившись, он занялся запуском новой марки мясных продуктов — «Империя вкуса», а также развивал «Петелинку» — вместе с Наумом они изменили систему откорма и убоя кур, чтобы мясо дольше выглядело свежим, пересмотрели ассортимент разделанных тушек, стали фасовать крылышки, ножки и грудки по отдельности.

Младший сын Евгений, отучившись в американском университете, вернулся домой в 2004 году. Его поставили отвечать за производство птицы и свинины. Тогда же отец решил оформить на сыновей по 25% акций головной компании. «Он сказал: будете понимать, за что работаете, — говорит Евгений. — Минимальная доля у нас всегда была, и понятно было, что семейная компания — часть жизни. Но этот пакет стал приманкой для нас».

И Сергей, и Евгений изучали в США финансы. Поэтому оба они принимали участие в семейном совете, на котором было решено вывести компанию на биржу. Сделку готовили два банка — «Ренессанс Капитал» и Morgan Stanley. С последним у Бабаева были давние отношения — еще в 1997 году, когда требовались деньги на скупку предприятий, он продал этому банку пакет акций. После финансового кризиса 1998-го в Morgan Stanley Бабаеву сказали: «Вы банкрот».

Не поверили банкиры в Бабаева и на этот раз — вечером перед началом роад-шоу группы «Черкизово» в Лондоне Morgan Stanley вышел из проекта, не сумев убедить семью Бабаева снизить цену размещения. На следующее утро Сергей Михайлов отправился встречаться с потенциальными инвесторами без группы поддержки. «Они все сделали сами, на роад-шоу даже пошли без меня», — гордится Бабаев.

Однако убедить инвесторов в Лондоне вкладывать деньги в российскую мясопереработку оказалось не так просто. Сергей вспоминает: в Европе тогда была паника из-за птичьего гриппа, и объяснить, что куриное мясо россияне будут покупать, несмотря ни на что, как самое доступное, было невозможно. Инвесторы видели огромные цифры импорта мяса в Россию и спрашивали: а есть ли вообще у производства внутри страны перспективы. Доходность выращивания птицы 30%? Но почему у крупнейшего в мире производителя, американской Tyson Foods, всего — 5–6%?

Размещение все-таки состоялось, хотя и по самой нижней планке ценового диапазона — инвесторы оценили компанию в $904 млн. За год капитализация упала до $870 млн. «Нас интересует долгосрочная перспектива, — комментирует теперь Сергей. — Мы считаем, что у компании отличный потенциал».

Игорь Бабаев тоже не слишком пристально следит за котировками. Отдав детям власть в «Черкизово», он посвятил себя развитию других направлений бизнеса. Среди его новых занятий — зерновая компания, объединившая несколько колхозов в Пензенской области. Или, например, пять тысяч голов дойного стада — они были выведены из структуры группы «Черкизово» при подготовке к IPO, потому что убыточные молочные хозяйства портили общую статистику. Третье направление — девелопмент: около $100 млн уже вложены в строительство коттеджного поселка на 600 домов в Дмитровском районе Московской области.

Впрочем, в основном бизнесе за ним осталась одна важная функция — общение с чиновниками. «Я являюсь идеологом контактов с губернаторами, моя ментальность им ближе, — формулирует свои задачи Бабаев. — Ну, невозможно же без связей!» Действительно: офис ЧМПЗ украшен его фотографиями рядом с Лужковым, Ельциным, Путиным. Это именно Бабаев внушал министру сельского хозяйства Алексею Гордееву, что надо строить новые свинарники, потому что старые никуда не годятся. Он же уговорил губернатора Липецкой области обеспечить огромный свинокомплекс компании газом, электричеством и подъездными путями. Так что пока он по-прежнему проводит в командировках 180 дней в году.

И до сих пор не может достроить в своей подмосковной усадьбе конюшню с крытым манежем — времени не хватает.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться