Фокусы на границе | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Фокусы на границе

читайте также
+10 просмотров за суткиНевероятная контрабанда: действительно ли бюджет недополучает триллионы Пятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме +8 просмотров за суткиОтпуск без задержания: как слетать на шопинг за границу и не угодить в тюрьму Elite Admiral Premium Residence -Ваша роскошная квартира ALL-INCLUSIVE на берегу Cредиземного моря Санкции против Таможенного союза: что будет с евразийским проектом России Год контрабандиста Год контрабандиста: почему в России растет объем «серого» импорта Издевательство на высшем уровне: почему Россия остановила украинский импорт Запрет на импорт: какие украинские товары может потерять Россия «К предпринимателям априори относятся как к преступникам» Робкая служба: ФАС разобралась, кого наказывать, а кого обходить стороной Таможенный недосмотр Веселая таможня и честь мундира «На афганских изумрудах прибыльность выше, чем на африканских алмазах» Как победить таможню 7 правил работы с таможней Таможня заблокировала ввоз мобильных телефонов и ноутбуков Почему мы платим за одежду и обувь втридорога Дороже денег Пора менять таможню
#Таможня 03.06.2008 00:00

Фокусы на границе

И прежние, и нынешние руководители таможенных органов заявляли о борьбе с коррупцией. криминала действительно стало меньше. Но изжить его полностью можно лишь одним способом — максимально снизив пошлины

В один из летних вечеров Юрий Петрухин, владелец строящегося в Брянской области на российско-украинской границе таможенного склада, забрался на площадку радиомачты, чтобы в очередной раз осмотреть свои владения. Оттуда он заметил, что таможенники, до этого неспешно занимавшиеся рядом со стройплощадкой обычной работой — оформлением легковых автомобилей через переход Троебортное, бросились в служебные помещения. Еще через минуту таможенные инспекторы с бутылками в руках уже бежали к искусственному пруду, вырытому Петрухиным рядом с терминалом для красоты. Они спешно избавлялись от дневной добычи — алкоголя, изъятого у водителей легковушек, подрабатывающих на разнице цен на спиртное в России и на Украине. Незадолго до этого таможенный пост предупредили о проверке. «Когда мы потом очищали пруд, то нашли чуть ли не вагон алкоголя», — смеется Петрухин.

Конечно, даже в масштабах одного таможенного поста утопленные в пруду бутылки — детская шалость. Однако коррупция на таможне, «серый» импорт и даже откровенная контрабанда в масштабах всей страны — гигантская экономическая проблема. Пару лет назад Владимир Путин заявил о необходимости «прекратить практику, при которой таможенные органы и представители бизнес-структур сливаются в экономическом экстазе». Как правило, специализация такого частно-государственного партнерства — «серый» импорт, или занижение таможенных пошлин.

По данным Центробанка РФ, в результате подобных операций в 2007 году ввозная стоимость импортных товаров была занижена на $23,4 млрд (всего Федеральная таможенная служба перечислила в бюджет 3,3 трлн рублей, или $130 млрд). Приведем в пример только Германию — крупнейшего торгового партнера России. По данным Всемирной торговой организации, экспорт товаров из Германии в Россию составил в 2006 году $29,5 млрд, при этом, по данным Госкомстата, импорт из Германии составил за тот же период $18,5 млрд. Разница в $11 млрд — это объем, с которого таможенная пошлина не была заплачена вовсе (см. также «Мимо кассы»).

Громкие дела о контрабанде и коррупции в Федеральной таможенной службе (ФТС) время от времени мелькают на страницах газет и в телевизионных сюжетах. Масштабы впечатляют. По данным ФТС, только в первом квартале этого года подразделения собственной безопасности возбудили 144 уголовных дела, связанных с коррупцией, — в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. «В том числе [уголовные дела возбуждены] и в отношении руководителей таможенных органов», — уточняет пресс-секретарь ФТС Александр Смеляков. Но ведет ли это к оздоровлению ситуации и можно ли искоренить взятки и «серые» схемы на российской таможне?

В1996 году Юрий Петрухин организовал в Брянске компанию «Адмирал», которая занялась логистикой и таможенным оформлением грузов. Благодаря старым знакомствам (Петрухин — бывший сотрудник Министерства внешнеэкономических связей) ему удалось поучаствовать в межгосударственной программе по погашению долга Вьетнама, возникшего еще во времена СССР. «Адмирал» оформлял на таможне поставляемые в Россию в счет погашения долга вьетнамские сушеные бананы и каучук. Петрухин растаможил около 12 000 контейнеров с товарами на $700 млн (за услуги брал $180–200 с контейнера). Потом были аналогичный контракт по долгу Сирии, таможенное оформление поставок стали в Венгрию, импорта моющих средств из Польши.

Бизнес развивался успешно. В 1997 году «Адмирал» на арендованных площадях открыл таможенный склад временного хранения. «Тогда был важен сам таможенный склад — оформлением предприниматели часто занимались самостоятельно, — вспоминает глава «Адмирала». — Терминал был забит». В 2001 году Петрухин построил свой собственный склад — тот самый, рядом с которым таможенники утопили в пруду бутылки с алкоголем.

Все шло отлично, пока владелец «Адмирала» не начал открыто выражать недовольство политикой Государственного таможенного комитета (так тогда называлась ФТС). Петрухин говорит, что при руководившем ГТК в 1999–2004 годах Михаиле Ванине была выстроена система, позволявшая импортерам снижать пошлину, проходя таможенное оформление на определенных складах и постах. Создавались специализированные таможенные склады — для автомобилей, цветов, мебели, и к оформлению самых популярных и прибыльных товаров допускали далеко не всех.

«Я бы, например, с удовольствием занялся цветами, — рассказывает Петрухин, — но к ним были допущены всего три московских склада». Ввоз цветов под наименованием другого товара — классический пример занижения таможенной пошлины в конце 1990–х. До 2001 года пошлина на живые цветы составляла 25%, а на декоративную зелень — 5%. И цветы большей частью декларировались на таможне как зелень. Убрать эту схему в итоге удалось, установив единую пошлину на оба класса товаров на уровне 15%.

Брокеры и импортеры говорят, что во времена Ванина на таможне была построена «коррупционная пирамида». Если раньше взятки брали рядовые инспекторы (прапорщики, как выразился один из импортеров), то при Ванине за крупных клиентов стали «отвечать» руководители таможен и начальники управлений. «На близкие к руководству ГТК склады потекли грузы, — вспоминает один из крупных импортеров. — Все знали, что оформление там выйдет дешевле». Допустим, формально таможенная очистка одной автофуры обходится в $30 000, однако всегда была более дешевая альтернатива — на нужном складе заплатить $10 000 пошлины и $10 000 начальнику, который часть полученной взятки передавал наверх.

В 2001 году корреспондент Forbes (в то время сотрудник другого издания) побывал на одном из таких объектов в Домодедовском районе Подмосковья. По разбитой дороге автофургоны нескончаемой колонной заезжали в покосившиеся ворота склада временного хранения и, похоже, вообще не останавливаясь внутри, выезжали, пройдя таможенную очистку.

После того как изменились правила игры, многим таможенным брокерам вроде Юрия Петрухина места на рынке не нашлось. «Я возмущался, писал письма, выступал на совещаниях, что и вызвало острое раздражение у руководителей таможни», — объясняет теперь Петрухин. В результате у «Адмирала» отозвали сначала лицензию на склад временного хранения (формальная причина — горы мусора на территории, на самом деле это были строительные материалы), а потом и лицензию таможенного брокера. Затем, по словам Петрухина, к нему приехали «высокие чины» из ГТК и предложили выкупить склад за лояльное отношение в будущем. В 2004 году склад Петрухин продал, но в таможенном бизнесе остался до сих пор.

Брянская таможня, с которой работал Петрухин, не раз попадала в историю. Весной 2006 года арестовали начальника этой таможни Александра Васбулатова, ему было предъявлено обвинение в разглашении гостайны и злоупотреблении служебными полномочиями. По мнению оперативников местного управления ФСБ, таможенник создал благоприятные условия для деятельности преступной группы криминального авторитета Ишхана Бабаяна, которая с 2004 года занималась контрабандой в зоне ответственности Брянской таможни.

А в январе прошлого года в интервью газете «Ведомости» руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов пожаловался, что «не знает, кого назначить на Брянскую таможню». «Нам достоверно известно, что ситуацию там пока контролируют «воры в законе», — говорил Бельянинов. — Мы знаем их имена, фамилии, клички и где они живут. Безусловно, мы будем менять эту ситуацию, но пока люди не хотят на это место идти, понимая, что рискуют, и сознавая, что должны постоянно разрываться между страхом и совестью».

Начальника для Брянской таможни, конечно, со временем нашли — в Северо-Кавказском государственном техническом университете, проректор которого Сергей Чернышев был назначен на новую должность в июле прошлого года. (Он был готов встретиться с корреспондентом Forbes, но в последний момент Центральное таможенное управление не дало разрешения на интервью.) А журналу «Таможня» Чернышев в апреле рассказывал о борьбе с криминалом следующее: «Были уволены все заместители начальника таможни, начальники служб, почти все начальники таможенных постов и начальники ведущих функциональных отделов». Среди громких дел по борьбе с контрабандой — обнаружение в молдавских бочках с солеными огурцами пластиковых бутылок со 132 кг наркотиков.

Примененная Чернышевым глобальная кадровая зачистка — излюбленный прием главы ФТС Андрея Бельянинова. По словам руководителя пресс-службы ФТС Александра Смелякова, за два года было уволено около 1200 человек — от руководства в центральном аппарате до начальников региональных таможен. В апреле этого года Андрей Бельянинов подписал приказ, согласно которому все решения структурных подразделений, таможен и постов, касающиеся оформления и контроля, должны визироваться службой собственной безопасности ФТС.

Замена руководителей и общая зачистка Брянской таможни от криминала коснулась и компании «Адмирал»: осенью прошлого года ее офис посетил УБОП по Брянской области. Милиционеры предъявили документы на обыск в рамках дела о незаконном перемещении товаров некоей фирмы «Самтел». В «Адмирале» искали следы компаний-однодневок, которые «Самтел» зарегистрировал для своих операций. Однако в ходе рейда силовики ничего незаконного не обнаружили. Впрочем, даже за мелкие нарушения наказать Петрухина практически невозможно: после конфликта с ГТК и продажи склада «Адмирал» работает без лицензии. По Таможенному кодексу грузоотправители и грузополучатели могут выдавать доверенность на таможенную очистку товаров, не прибегая к услугам лицензированных брокеров. Доверенности выписываются на имя декларантов, сотрудников «Адмирала», которые и несут ответственность за оформление товаров.

Визит УБОПа Юрий Петрухин объясняет политическими причинами: в прошлом году он работал в предвыборном штабе «Справедливой России», а брянский губернатор, с которым у владельца «Адмирала» отношения не сложились, возглавляет местное отделение «Единой России».

Михаил Ванин начал карьеру в 1982 году рядовым инспектором в «Шереметьево». Через 10 лет первый руководитель ГТК России Анатолий Круглов пригласил Ванина возглавить управление по борьбе с контрабандой. Еще через шесть лет, в 1998-м, новый глава ГТК Валерий Драганов освободил Ванина от занимаемой должности, так как в его управлении были вскрыты факты коррупции, и отправил в ссылку — представителем российской таможни в Киргизии.

Сейчас Ванин снова работает за границей — он посол России в Словении. «О дипломатической службе мечтал со школьной скамьи», — рассказывает он в интервью Forbes, сидя в своей резиденции в Любляне. В подчинении у российского посла 15 человек, в ГТК он руководил коллективом в 70 000 человек. Рабочее утро начинается с планерки, потом встречи, иногда дипломатические приемы. Свободного времени достаточно, и Ванин изъездил вдоль и поперек небольшую страну, покидать пределы которой он может только с разрешения МИД РФ, занимается спортом. После боевых будней на таможне хочется покоя, и дипломатическая работа в Словении — подходящее место.

В марте 1999-го Михаилу Ванину позвонили из администрации президента. После дефолта 1998 года резко упал импорт и, соответственно, таможенные доходы, нужно было срочно что-то делать. После трехмесячных «собеседований» с главой администрации президента Александром Волошиным и советником президента Валентином Юмашевым Ванин был назначен главой ГТК.

«После дефолта внешняя торговля была мертвой. Это сейчас от количества фур проехать нельзя, а тогда встретить трейлер было большим счастьем, — вспоминает Ванин. — Таможенников пришлось возвращать в рабочее состояние, люди разбалтывались, ни перед кем не надо было отчитываться».

Система, выстроенная новым руководителем ГТК, по его словам, была необходима для повышения таможенных сборов. Ванин действовал военными методами. Расписал плановое годовое задание Минфина по месяцам и пригрозил начальникам таможен увольнением за срыв заданий. Таможенные склады, как уже говорилось, стали специализироваться на определенных видах товаров. Решения о таможенной очистке наиболее «подозрительных» товаров принимались на уровне начальников постов и управлений в центральном аппарате (в зависимости от товаров).

Если система выстроена и четко работает, бороться с ней бесполезно. Для иллюстрации приведем пример неудачного сопротивления. Дмитрий Н. в 2004 году был назначен начальником таможенного поста в одном из московских аэропортов (он просит не называть своего настоящего имени — надеется вернуться на службу). Через полгода на таможне, которой подчинялся его пост, поменялось руководство. Новый начальник пришел со своей командой, открыл подконтрольный склад временного хранения. «Как я понял, они готовили плацдарм для перевалки китайских товаров, — рассказывает Дмитрий. — Мне намекнули, что будут оформлять дорогие товары под видом футболок и прочих дешевых тряпок. Пригласили поучаствовать. Я отказался». Итог: Дмитрия обвинили в нецелевом использовании средств таможенного поста, и он был вынужден уволиться.

После отставки Ванина приказом Минэкономразвития были отменены привилегированные склады и места декларирования определенных товаров, в частности растений и цветов, бытовой техники, морепродуктов, китайских товаров, ввозимых по железной дороге. Специализированные места декларирования остались лишь для подакцизных товаров (алкоголь, сигареты), автомобилей и продуктов питания. Этот порядок действует и сейчас.

Впрочем, в масштабах государства установленный Ваниным порядок довольно быстро дал результаты. Если до прихода Ванина ГТК собирал 75% от установленного правительством плана, то при нем задание стабильно перевыполнялось на традиционные для таможни 1–2%. Более того, иногда таможенные сборы превышали план на 70–80%, однако в официальной отчетности такие цифры никогда не приводились. Куда исчезала разница? Точного ответа на этот вопрос никто не даст. По одной из версий, деньги поступали в фонды, из которых финансировались деликатные государственные программы, например выборы. По другой, накопленный жирок позволял улучшать статистику тех таможен, где случались провалы. Налоги и сборы от внешнеторговой деятельности в 1999 году составляли около 20% доходов бюджета, в 2001 году — 30%. В 1998-м «серый» импорт составлял 32% от общего объема, к 2000 году, по оценкам МВФ, его доля снизилась до 15%.

Головы руководителей летели и при Ванине — он сменил 30 начальников таможен. А Одинцовскую таможню, получившую широкую известность благодаря делу «Трех китов», вообще расформировали. Напомним: в августе 2000 года таможенники закрыли торговый мебельный центр «Три кита» и арестовали 400 т мебели. Руководителю центра Сергею Зуеву предъявили налоговые претензии на $5 млн. В сентябре ГУВД Московской области возбудило уголовное дело о контрабанде, делом «Трех китов» занялся Следственный комитет МВД.

Но спустя две недели Генеральная прокуратура обвинила таможенников, занимавшихся «Тремя китами», в превышении должностных полномочий, а в декабре аналогичное дело было возбуждено и против следователя Следственного комитета МВД, который занимался этим делом. «Мебельный спор» таможни с прокуратурой получил широкий резонанс, Владимир Путин даже привлек к расследованию не замешанного в конфликте прокурора из Ленинградской области. (В мае 2008 года следователя опять сменили.) Для таможни, казалось, дело закончилось благополучно: таможенников и следователя МВД суды полностью оправдали. Сергей Зуев находится в СИЗО и ждет приговора.

Тем не менее Михаил Ванин считает, что дело «Трех китов» нанесло «страшнейший удар по борьбе с контрабандой». «Если бы дело получило нормальное развитие, правоохранительные органы сообща вели бы объективное расследование и довели его до конца, это стало бы примером неизбежности наказания всем контрабандистам, — говорит Ванин. — А когда дело обернулось против самих таможенников, контрабандистам стало ясно, что нужно найти нужных людей в органах и из таможенников можно вить веревки».

Ванин утверждает, что нещадно воевал с коррупцией. Его оппоненты говорят, что в ходе борьбы выстроилась «коррупционная пирамида». Кто прав? Чьи методы лучше? «Мне понравился опыт Чили, где ввели ставку 6% на все ввозимые товары, — делится идеями Ванин. — Смысл называть на таможне телевизор утюгом сразу отпал. Кроме того, чем меньше пошлина, тем ниже уровень правонарушений».

В 2006 году на таможенный эксперимент решилась Грузия. Правительство начало реализовывать программу поэтапного снижения тарифных ставок. Максимальная ставка была снижена до 12% (прежде она составляла 30%), ставки ниже 12% упали до 5%, а ниже 5% вообще обнулили. К 2008 году грузинский таможенный тариф в основном стал нулевым, ставки в 5% и 12% остались лишь на небольшую группу товаров сельского хозяйства и строительные материалы. Каковы результаты?

«Обнуление пошлин делает экономику более открытой, возрастает конкуренция между товарами, в результате продолжился рост экономики (ВВП Грузии вырос в 2007 году на 12,4%. — Forbes), — отвечает на вопрос Forbes министр экономики Грузии Каха Бендукидзе. — Позитивно эта мера повлияла и на уровень коррупции на таможне. Поскольку есть еще НДС, проблему полностью решить не удалось, но острота уменьшилась».

В России ставка таможенного тарифа составляет сейчас в среднем 12%. По определенным видам товаров пошлину снижали в разы, что сокращало размер коррупции. Директор новосибирской компании «Обувь России» Антон Титов вспоминает, что в начале 2000-х в регионе процветала следующая система контрабандного бизнеса. Через Толмачевскую таможню, предназначенную для оформления авиагрузов, проходило в десятки раз больше машин, чем через Новосибирскую, сотрудники которой отказались участвовать в криминальной схеме. Принципиальным офицерам, по словам Титова, приходилось увольняться. Однако схемы исчезли сами собой, после того как в 2002 году ставки на ввоз обуви снизили почти в три раза, до 10%. «Стало легче платить пошлину, чем связываться с криминалом», — объясняет Титов.

Российское правительство утвердило план вступления во Всемирную торговую организацию, согласно которому к 2011 году ставка таможенного тарифа составит в среднем около 10%. Если Россию примут в ВТО, ФТС сможет отслеживать, сколько товаров, по какой цене и у каких компаний закуплено за границей. Таким образом, существенно уменьшатся возможности снижать таможенную пошлину за счет декларирования одних товаров под видом других. По мнению председателя экспертного совета «Деловой России» Антона Данилова-Данильяна (бывший глава экономического управления администрации президента), помимо прочего необходимо свести к минимуму человеческий фактор — ввести автоматические процедуры таможенного оформления. «Весь этот комплекс мер поможет справиться с коррупцией на таможне», — считает он.

Но все это в теории. А пока рядом с многоэтажным бело-голубым зданием Брянской таможни в центре города, как и на пограничном переходе Троебортное, снуют люди. После того как была разрушена «пирамида» Ванина, опять стало возможным договориться с рядовым инспектором.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться