Господин прецедент | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Господин прецедент

читайте также
Деньги и доказательства. Суд не отдал Siemens «крымские» турбины Экономическая экспертиза. Удастся ли доказать убытки от реорганизации «Башнефти» Страдание, наказание или мир. Как проходит «средневековый процесс» по иску «Роснефти» Серьезное нарушение: новые поставки турбин в Крым в обход санкций +4 просмотров за суткиПритворная сделка: Forbes выяснил детали иска Siemens по «крымским турбинам» Симметричный ответ «Системы»: к чему ведет тяжба с «Роснефтью» +3 просмотров за сутки«Система» наносит ответный удар: АФК просит суд арестовать активы «Роснефти» «Рак за камнем»: почему «Роснефть» и «Система» не могут помириться Потери Евтушенкова: состояние миллиардера сократилось более чем на $1,5 млрд на фоне иска «Роснефти» «Роснефть» и РБК договорились о мировом соглашении по иску о защите деловой репутации Сечин: сделки с акциями «Системы» на фоне поддельного отзыва иска достигли 2 млрд рублей за пять минут Спор ФАС и Google: новые правила игры в условиях цифровой экономики Uberизация для суда: как сократить издержки на процесс Валютная бомба: почему девальвация не повод идти в суд Справедливость по-лондонски: как британские суды взыскивают активы российских граждан Как защитить собственность от государства Как экономист может помочь суду Не те цели: каковы реальные проблемы арбитражных судов? Арбитражный суд становится похож на настоящий Как приостановить взыскание крупных налоговых доначислений, пока спор не будет решен в суде? Должник предлагает вместо оплаты отдать долг, по которому он сейчас судится. Возможна ли такая сделка до решения суда?

Господин прецедент

Анна Соколова Forbes Contributor
Антон Иванов обеспечил арбитражные суды свежими кадрами и новыми технологиями. доверия к системе пока не прибавилось.

В  зале суда было НЕВЫНОСИМО холодно. Кто-то оставил открытым окно, и все выходные по залу гулял ноябрьский ветер. Полсотни собравшихся кутались в куртки, ожидая развязки. Вошли трое судей. «Готовы завершать?» — спросил судья Павел Марков. «Готов!» — откликнулся конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун. За 15 месяцев он раздал кредиторам около $35 млрд. От крупнейшей нефтяной компании страны остался только логотип. Через девять дней, 21 ноября 2007 года, ЮКОС был ликвидирован.

«Думаю, это не забудется никогда, — говорит о «деле ЮКОСа» адвокат Сергей Пепеляев, — еще долго у суда будет такой шлейф несвободы». Неважно, что выражение «басманное правосудие» было первоначально употреблено в отношении судов общей юрисдикции. В общественном мнении оно характеризует всю отечественную судебную систему.

Это не может не выводить из себя 44-летнего правоведа Антона Иванова. Пять лет назад его рекомендовали на должность председателя Высшего арбитражного суда (ВАС), и в январе 2005 года он был в этой должности утвержден. С подачи Иванова в системе началось кадровое обновление, выросла ее открытость, стали внедряться принципы прецедентного права. Но одновременно с высоким постом Иванов получил головную боль в виде «дела ЮКОСа». И пока обычные суды выносили обвинительные приговоры основным владельцам и менеджерам ЮКОСа, арбитраж поддержал обвинение государства в адрес самой компании.

 

Полтора года назад предприниматель Михаил Черной подал иск к своему бывшему партнеру Олегу Дерипаске в Высокий суд Лондона. Соглашаясь принять его к рассмотрению, судья Кристофер Кларк мотивировал свое решение тем, что Черной не может рассчитывать на честное рассмотрение дела в российском арбитраже. «Высока вероятность того, что он будет арестован за предъявление ложных обвинений», — подчеркнул Кларк и сослался на сведения «о многочисленных случаях коррупции и заказных делах (где заказчиком может выступать и государство)». Отдельно он остановился на персоне, олицетворяющей все российское арбитражное правосудие.

Подозрения Кларка вызвал тот факт, что до своего назначения председателем ВАС в январе 2005 года Иванов ни дня не проработал в судебной системе. Бывший однокурсник Дмитрия Медведева перешел на новую работу с поста замдиректора «Газпром-Медиа». Представители Черного рассказали в суде о том, что руководитель российского суда — царь и бог. Он зачастую решает, кто из судей будет слушать дело, от него зависит карьера нижестоящего судьи.

«Члены президиума ВАС — независимые от председателя люди, они не стали бы менять свою точку зрения, даже если бы я их об этом попросил», — парирует Иванов критику в свой адрес. А что до отсутствия опыта работы судьей, то такую же претензию, отмечает Иванов, Кларк мог бы предъявить нынешнему председателю Верховного суда США, убежденному республиканцу Джону Роббертсу, который обязан своим продвижением президенту Джорджу Бушу.

Иванов говорит, что сам никогда не распределяет дела между судьями — этим занимается электронная система. Правда, в регионах она иногда дает сбой: некоторые председатели предпочитают действовать по старинке. Подсунуть дело ангажированному судье — одна из базовых технологий манипулирования правосудием.

Председатель ВАС производит впечатление человека, который действительно верит в то, что арбитражные суды в стране в общем и целом работают честно. «В России можно судиться на равных и с государством, и с крупными компаниями», — рассказывает он, принимая репортера Forbes в просторном кабинете с парадным портретом бывшего однокашника над рабочим столом. В 1991 году вместе с кандидатом юридических наук Медведевым аспирант Иванов опубликовал в журнале «Правоведение» статью, в которой настаивал на скорейшей приватизации госпредприятий. Оставаясь сторонником частной собственности, Иванов гордится тем, что налогоплательщики выигрывают 70% налоговых споров, а ВАС встает на сторону иностранных компаний в полтора раза чаще нижестоящих судов.

 

Как и президент, Иванов — большой поклонник современных технологий. «Мне говорили: техника — это ерунда, главное — что в головах, — вспоминает он. — Оказалось, что технические новшества способны привести к серьезным социальным и психологическим сдвигам».

Чем могут быть полезны информационные технологии в таком консервативном виде деятельности, как арбитражные тяжбы? Несколько лет назад текст судебного решения можно было получить только по запросу. Теперь на сайте ВАС размещено 12,8 млн судебных актов за последние три года. «Очень удобно, — хвалит нововведения адвокат Пепеляев, — можно в любой момент отследить свое дело».

Но вопрос не только в удобстве. Благодаря открытой базе данных у стороны, недовольной судебным решением, появилась возможность сравнить его с вердиктами других судов по аналогичным делам и подать аргументированную жалобу.

В большинстве судов установлены системы аудиофиксации заседания, которые позволяют точно установить, что происходило во время слушания дела. Это должно стимулировать судей к более корректному ведению процесса, поэтому они неохотно используют эти новшества. Иванов надеется переломить отношение судей к записи заседаний с помощью не кнута, а пряника: при наличии аудиозаписи судей могут освободить от необходимости вести протокол.

 

Технологии не единственный пунктик председателя ВАС. Он убежден в превосходстве англо-саксонской системы прецедентного права над правом континентальным, в котором суды жестко скованы предписаниями законодателей. «В условиях хаотично меняющегося законодательства прецедентное право — защита от произвола законодателей, — говорит он. — Мне кажется, что в наших условиях это правильный путь».

Чтобы ввести в России прецедентное право, нужно менять Конституцию. Но Иванов нашел способ обойти это препятствие, настояв на том, чтобы постановления президиума ВАС, рассматривающего дела в порядке надзора, воспринимались как решения, на которые равняются нижестоящие суды и органы, надзирающие за квалификацией судей.

Это дает предпринимателям надежду на благополучный исход, казалось бы, совсем безнадежного дела. Например, суды трех инстанций отказали управляющей компании «Юграфинанс» в иске о взыскании долгов с поручителя по облигациям крупного зернотрейдера «Аркада». Отказы мотивировались тем, что ставка купонного дохода увеличивалась без согласия поручителя. «Это подрывает систему поручительства», — возмущается представитель истца Владимир Дюрягин. До кризиса облигации обычно размещали «дочки» поручителей, не имеющие своих активов. Увеличение процента по купонам было обычной практикой, и теперь сотни держателей облигаций остались ни с чем. Дюрягин надеется, что ВАС сможет переломить тенденцию.

Другой вопрос, что счастливый исход дела в ВАС никому не гарантирован. Некоторые вердикты высшего суда не решают проблемы честного бизнеса, а, наоборот, создают их. Недавно фирма — клиент адвокатской компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» купила для оформления офиса рамки для фотографий. При налоговой проверке выяснилось, что продавец этих рамок — фирма-однодневка. Инспекторы сочли платежные документы фальшивыми и заставили компанию доплатить налог, указав, что она не проявила должной осмотрительности при выборе поставщика. «Но это была реальная покупка!» — возмущается Пепеляев.

Трудности вызваны прошлогодним постановлением ВАС, рассмотревшего аналогичное дело в пользу налоговой. «Не могу сказать, что ВАС принимал явно прогосударственное решение, — говорит Пепеляев. — Наверное, они думали, что это реальное средство борьбы с мошенниками». Причиной судебного брака может быть, по его мнению, ускоренная процедура рассмотрения дел в ВАС. За одно заседание президиум выносит решения по десятку дел разной тематики. Сначала судья-докладчик вкратце излагает суть спора, потом по две минуты выступают представители сторон, и после короткого совещания выносится постановление. «Если вы претендуете на то, чтобы эти дела потом становились прецедентами, нельзя рассматривать их в таком усеченном режиме, — говорит Пепеляев, — слишком велика цена вопроса».

Есть возражения и принципиального характера. Бывший председатель федерального арбитражного суда Московского округа Людмила Майкова считает, что навязывание постановлений президиума ВАС в качестве обязательных для применения противоречит принципу независимости суда. Но мнение Майковой сегодня мало кого интересует. В феврале она лишилась полномочий за нарушение судебной этики, а в апреле ее должность заняла Валерия Адамова, сокурсница Иванова и Медведева.

 

С  начала 2005 года сменились 48 из 114 председателей арбитражных судов. Иванов не скрывает, что замена председателей была «системной». У него нет претензий к предшественнику, чьих ставленников он теперь меняет. Трудно было чего-то требовать от судей, получавших зарплату, на которую даже начинающий юрист не польстился бы. Иванов со смехом вспоминает свою первую получку в ВАС — около 70 000 рублей. Очень негусто после работы в одной из газпромовских контор. Сейчас зарплата начинающего судьи — 50 000–60 000 рублей в месяц, а судья с 20-летним стажем зарабатывает 120 000–150 000 рублей.

Повышение зарплат, начавшееся как раз в 2005 году, позволило плавно повышать этические стандарты судей, говорит Иванов. Именно председатель ВАС вносит представления о назначении или отстранении председателей нижестоящих судов. «Далеко не все ушли по собственному желанию, — говорит он. — К деятельности некоторых были серьезные претензии».

Дело Майковой, проработавшей во главе суда 14 лет, — самое громкое. Поводом для претензий стала жалоба телеведущего Владимира Соловьева. В ней говорилось о том, что Майкова при поддержке правительства Москвы обменяла старую трехкомнатную квартиру на две новые (одно- и двухкомнатную) и одновременно приобрела за 8,8 млн рублей квартиру площадью 234 кв. м в комплексе «Воробьевы горы», возводимом компанией «ДОН-Строй». Соловьев оценивал сделки как форму подкупа.

«По той же логике можно обвинить меня в том, что я брала заем в Сбербанке, который у нас судится с утра до вечера», — возражает Майкова. По закону о статусе судей правительство Москвы обязано решать жилищные проблемы судей, работающих на его территории (за исключением судей ВАС). Ничто не запрещает судьям инвестировать в недвижимость. «У меня не было никаких преференций», — настаивает Майкова. В 2004 году квартиры в «Воробьевых горах» стоили $1500–2000 за квадратный метр, отмечает руководитель аналитического центра Irn.ru Олег Репченко. Учитывая то, что квартиру Майкова выбрала большую и заплатила деньги на начальном этапе строительства, цена в $1200 за метр выглядит вполне адекватной, полагает он.

Председатель ВАС рассудил иначе. После завершения внутреннего расследования Иванов пригласил Майкову в свой кабинет. «Большего унижения я никогда не испытывала», — вспоминает она.  Кроме Иванова в кабинете ее ждали три члена проверочной комиссии. «Ну что, Людмила Николаевна, — сказал председатель ВАС. — Я думал, это накат на вас, оказалось, что нет: есть нарушение судейской этики, и коллеги мои пришли к тому же выводу». Он предложил Майковой добровольно подать в отставку. «Я не рассматривала дела ни в чью пользу, многие решения вами же подтверждены, — пересказывает свой ответ Майкова. — При такой формулировке я не согласна, мое честное имя мне дорого».

Новость о том, что Иванов предложил квалификационной коллегии судей лишить Майкову полномочий, прозвучала 20 мая 2008 года на совещании по борьбе с коррупцией, где новый президент Медведев дал указание поставить под контроль имущественное положение судей.

«Я не могу сказать, что меня не слушали, — вспоминает Майкова решающее заседание квалификационной коллегии. — Мне позволили разложить бумаги, дали воды. Коллеги понимали, что я — человек заслуженный, в системе с 1972 года, но было ощущение, что решение уже предопределено». Решение было принято за 15 минут — Майкову лишили полномочий за действия, несовместимые со статусом судьи, умаляющие авторитет судебной власти. «Они сделали такой вывод на основе сообщений в СМИ, — жалуется она, — никто не стал перепроверять». Позднее это решение поддержал и Верховный суд.

Майкова почти отчаялась найти правду в России: если кассация не встанет на ее сторону, она подаст жалобу в Европейский суд по правам человека. Сейчас Майкова преподает в Университете правительства Москвы и регистрирует свою юридическую фирму. Лишившись статуса судьи, она потеряла право на внушительное денежное довольствие и льготы. Единственное, что ей положено по закону, базовая пенсия в 1950 рублей.

Если судьям есть что терять, этого не скажешь об их помощниках. У персонала судов этика по-прежнему хромает, признает Иванов. Недавно ему пожаловались на помощника судьи, который пишет исковые заявления для тех, кто обращается в суд. «Это нарушение всех правил, которые только можно придумать, — говорит глава ВАС. — Но это показывает, на что может пойти человек с зарплатой 12 000–14 000 рублей».

 

А как быть с утверждением судьи Кларка о зависимости российских арбитражных судов от исполнительной власти? До полной независимости пока далеко, признает Иванов. «Многие суды находятся в зданиях, которые принадлежат местным властям, до сих пор не решен вопрос с обеспечением судей жильем», — констатирует он.

Правительство Москвы несколько лет назад помогло кассационному суду переехать в новое здание в центре столицы. Но мэрия, если верить Майковой, не пыталась влиять на рассмотрение дел. «Я не могу сказать, чтобы Лужков звонил мне и давал указания. Другое дело, что есть вещи, которые важны с точки зрения общества и государства», — говорит Майкова, вспоминая решение ее суда отменить договор аренды аэропорта Домодедово. В отличие от чиновников мэрии сотрудники администрации президента Майковой иногда звонили и предлагали обсудить рассматриваемые в суде дела. Майкова говорит, что никогда не шла навстречу таким просьбам.

По крайней мере однажды личная встреча с одним из руководителей администрации все же состоялась. «Он говорил со мной час, — вспоминает Майкова. — Я вышла оттуда, не понимая, зачем меня приглашали. В чем дело, я узнала только через своих знакомых». Фамилию собеседника и компанию, по поводу которой состоялся таинственный разговор, она называть не хочет.

Иванов уверяет, что после прихода к власти Медведева подобные встречи и звонки остались в прошлом. По его словам, при утверждении кандидатуры судьи президентские кадровики больше не намекают, что кандидат «не вполне лоялен по отношению к государству» или «не выражает государственный подход».

Зато в канцелярии председателей судов продолжают поступать письма от чиновников, депутатов и общественных деятелей с просьбами «взять под особый контроль». Иванов распорядился выкладывать письма на сайте ВАС. Сейчас здесь можно почитать жалобу Владимира Жириновского, требующего «уведомить его лично» о решении по делу петербургского ТСЖ «Озерки», и обращение митрополита Волгоградского и Камышинского Германа к «высокочтимому» Антону Иванову (он просит поскорее рассмотреть иск о размещении кладбища в Дзержинском районе Волгограда).

 

В борьбе с «внешними врагами» независимости судов технократические методы Иванова достаточно эффективны. Изменить идеологические установки судей гораздо труднее. «У судей есть внутренняя позиция — защищать интересы бюджета», — говорит адвокат Пепеляев. По его опыту, для того чтобы выиграть дело у налоговой, надо собрать «десятки, а то и сотни томов» с доказательствами правоты налогоплательщика.

«В арбитражных судах я часто замечал: как только они прочитали твое исковое заявление, для них ясно, чем закончится дело», — подтверждает миноритарный акционер «Роснефти» Алексей Навальный. Несколько лет он добивается раскрытия информации об экспорте нефти компанией Gunvor, принадлежащей другу премьер-министра Геннадию Тимченко. Суды всех инстанций ему отказали. «Раскрыть информацию по Gunvor — значит бросить вызов лично Путину. Ни один судья в здравом уме на это не решится», — уверен он.

Юрист Владимир Дюрягин убежден, что со времен «дела ЮКОСа» суды остались прежними. «Если дело политическое, добиться справедливости невозможно», — говорит он.

Иванов в беседе с Forbes сказал, что не усматривает в банкротстве ЮКОСа ничего особенного. «У нас огромная практика по незаконным налоговым схемам, буквально пару дней назад я подписал решение, которое принял президиум по очередному делу, — говорит он. — Практика по схемам развивается, и только благодаря этому предприниматели начали платить налоги». Как насчет того, что налоговые претензии, предъявленные ЮКОСу, превышали выручку компании? «Некоторые налоговые санкции могут быть выше, чем полученный доход. Такое бывает, и не только в нашей стране», — отвечает Иванов.

Впрочем, в неофициальных беседах Иванов, как говорит один из его знакомых, соглашается с тем, что банкротство ЮКОСа не украшает российскую арбитражную систему. Ущерб нанесен, главный вопрос теперь — как его компенсировать.

 

Равноудаленный президиум

 

При Антоне Иванове президиум Высшего арбитражного суда 
в своих решениях поддерживал как государство, так и бизнес. Вот несколько примеров.    
— А. С.

 

Налоговая амнистия

В апреле прошлого года ВАС ограничил применение статьи 169 Гражданского кодекса в налоговых делах. Она позволяла взыскивать в доход государства имущество, сделки с которым противоречили «основам правопорядка и нравственности». По этой статье налоговая инспекция пыталась конфисковать акции «Русснефти» и предприятий башкирского ТЭК. Но ВАС ее остановил.

 

Тихие улицы

ВАС запретил рекламу по громкоговорящей связи в автобусах, поддержав мнение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) о том, что навязчивые объявления мешают пассажирам. Теперь в автобусах транслируют ролики без звука, звуковая реклама осталась только в метро.

 

Чужой контент

В декабре 2008 года ВАС оправдал хостинг-провайдера «Мастер-хост», обслуживающего сайт с нелицензионной музыкой Zaycev.net. По мнению суда, компания выполняла только технические функции и не должна нести ответственность за контент. Это решение стало индульгенцией для социальных сетей, не успевающих следить за содержанием страниц миллионов пользователей.

 

Обязательное право

Постановление ВАС по делу «Транснефтепродукта» поставило транспортные компании в затруднительное положение. По закону экспортеры освобождены от налога на добавленную стоимость (НДС). Принимая груз, перевозчики зачастую не знают, идет он за границу или нет, и выставляют счета с НДС. Налоговики теперь наказывают их за неправильные расчеты: налоговая льгота не право, а обязанность, говорят они, ссылаясь на решение ВАС.

 

Гонорар из бюджета

Раньше суды редко заставляли чиновников возмещать расходы на адвокатов выигравшей дело компании. Или ограничивались парой тысяч рублей компенсации вместо десятков тысяч долларов реальных затрат. В мае ВАС впервые взыскал с налоговой 1,2 млн рублей в пользу мурманской компании МКТИ, дав надежду другим оппонентам госорганов.

 

Тайный сговор

Летом ведомство Антона Иванова поддержало позицию ФАС, обвиняющую торговые сети «Магнит», «Патэрсон», «Перекресток» и «Оптовик», работающие в Татарстане, в сговоре против поставщиков. Нижестоящие суды решили это дело в пользу ритейлеров из-за отсутствия документальных подтверждений сговора, но ВАС признал их вину, так как счел достаточным сам факт одинаковых условий, предъявляемых поставщикам товаров.

 

Кадровый резерв

В октябре единственным претендентом на пост председателя десятого апелляционного суда, рассматривающего подмосковные дела, стала Инна Воробьева — юрист петербургской сети аптек «Фармакор». Она окончила юрфак ЛГУ в 1987 году, одновременно с будущим президентом Дмитрием Медведевым и председателем ВАС Антоном Ивановым.  Неплохую карьеру сделали и другие их однокурсники.

 

 ● Валерия Адамова В 2006 году покинула должность вице-президента подконтрольной «Газпрому» компании «Сибур», чтобы стать заместителем председателя Арбитражного суда Москвы. Этой весной, когда квалификационная коллегия рассматривала ее кандидатуру на пост главы кассации вместо Людмилы Майковой, Адамова задекларировала крупные сбережения, сделанные во времена работы в «Сибуре». «По крайней мере, не нужно будет приобретать квартиру в Москве», — прокомментировал это обстоятельство Антон Иванов, и Адамову утвердили.

 

● Николай Винниченко Бывший прокурор Санкт-Петербурга и глава службы судебных приставов в прошлом году возглавил Уральский федеральный округ. Чтобы не отставать от своего главного однокурсника, уже через неделю после назначения завел видеоблог, где пару раз в месяц выкладывает свои выступления и доклады о ходе борьбы с кризисом.

 

● Артур Парфенчиков После ухода Николая Винниченко Федеральная служба судебных приставов перешла к другому однокурснику Медведева, бывшему прокурору Артуру Парфенчикову. Он сразу заговорил о расширении полномочий ведомства, в частности о праве лишать водительских прав и изымать собственность должников, оформленную на третьих лиц. Кое-чего он уже добился: теперь приставы могут проверить документы у любого прохожего.

 

● Илья Елисеев «У меня был день рождения, в аспирантуре, и я пригласил всех к себе в гости. Пришел Дима. Пришел Антон…» — вспоминает Елисеев о своей дружбе с президентом и главой ВАС в книге Николая и Марины Сванидзе «Медведев». В 1990 году Елисеев, Иванов, Медведев учредили малое предприятие «Уран», а через четыре года консалтинговую фирму «Балфорт». В отличие от компаньонов, Елисеев сделал неплохую адвокатскую карьеру, дослужившись до старшего юриста бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». С 2005 года работает заместителем предправления Газпромбанка.

 

● Константин Чуйченко Его звездный час пробил в 2001 году, когда Дмитрий Медведев возглавил совет директоров «Газпрома». Петербургский адвокат Чуйченко сразу стал главой юридического департамента газового монополиста, а позднее вошел в правление.  Через три года его назначили одним из трех управляющих директоров компании RosUkrEnergo, перепродающей российский газ на Украине и в Европе. Став президентом, Медведев не забыл старого друга и сразу после инаугурации назначил его своим помощником.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться