02.11.2010 23:00

Пенсионная система: нужен свежий взгляд

Владимир Мау Forbes Contributor
Современный человек может и должен сам готовиться к старости

Состояние и перспективы развития пенсионной системы — один из ключевых вопросов экономической и политической дискуссии в России и большинстве других развитых стран. Пенсионеры — это устойчивый электорат, как правило, не игнорирующий выборы; пенсионные фонды — важнейший источник инвестиционных средств.

Однако дискуссия, которая ведется в последние годы вокруг пенсионной системы, вызывает недоумение и разочарование. Особенно это касается споров вокруг пенсионного возраста. Когда выходить на пенсию: в 60 или 63 года? А может, в 65? Из каких соображений называются эти цифры? Если дело в справедливом возрасте, то такового не существуют: одни мечтают вообще не выходить на пенсию, другие хотели бы никогда не работать. Есть, разумеется, и чисто фискальные соображения: каким должен быть пенсионный возраст, чтобы хватало денег в бюджете? Но это опять же зависит от цены, которую общество готово платить в виде соответствующих налогов.

Дискуссия эта, в общем-то, тупиковая. Это становится совершенно очевидным, если обратиться к происхождению современной пенсионной системы. Возникла она в Германии в 1889 году, когда Отто фон Бисмарк в ответ на рост социалистических настроений ввел государственную пенсию с 70 лет — притом что средняя продолжительность жизни была тогда 45 лет. Когда в 1908 году пенсионное обеспечение в Великобритании вводил Ллойд Джордж, эти цифры были соответственно 70 и 50 лет. По сути пенсия была премией для горстки счастливцев. Такие пенсионные системы не были большой проблемой для бюджета.

За прошедший век продолжительность жизни существенно возросла, а пенсионный возраст снизился. Если вернуться к логике Бисмарка и Ллойда Джорджа, пенсионный возраст в развитых странах необходимо поднять до 100 лет, если не выше.

Современное общество переросло пенсионную модель, разработанную в условиях только возникавшей индустриальной экономики. Поиск новой модели должен выйти за рамки дискуссии о возрасте, необходимы принципиально другие решения. Понимая условность этой аналогии, не могу не заметить, что спор о возрасте сродни обсуждению условий обращения с крепостными крестьянами (гуманизация, ограничение прав на продажу их помещиками), когда уже стоит вопрос о полном уничтожении этого института.

На самом деле вопрос пора поставить ребром. Не пора ли отказаться от пенсионного возраста вообще? Современный человек может и должен сам строить свою жизненную стратегию, в том числе и готовиться к старости. Он может копить деньги под подушкой или в пенсионном фонде, может инвестировать в супруга или в детей в надежде, что они не покинут его в старости. Отменив уголовное преследование за тунеядство (по этой статье отбывал наказание Иосиф Бродский), мы фактически признали за каждым человеком право работать или не работать в любом возрасте.

Это не означает самоустранения государства. Государство должно тратить деньги прежде всего на максимальное продление активной жизни человека, то есть на здравоохранение, профилактику, стимулирование здорового образа жизни. Кроме того, государство должно страховать от инвалидности и очевидной бедности. То есть помогать тем, кто без этой помощи обойтись точно не может.

Новости партнеров