02.11.2010 23:00

Весомые картинки

Иван Просветов Forbes Contributor
Зачем президент группы «Ланит» Георгий Генс собирает книги ручной работы

Если бы матерый букинист увидел, как Георгий Генс хранит свои livres d’artistes, он, наверное, пришел бы в ужас. Livres d’artistes не просто антикварные книги. Иллюстрации для них заказывались знаменитым художникам и печатались вручную (отсюда и название — «книги художников»). Как правило, они не переплетались, а листами укладывались в папки и издавались маленькими тиражами — несколько десятков или сотен экземпляров. У Генса эти редкости стоят на обычных стеллажах между кабинетом и ванной комнатой, разложены по ящикам в шкафах в спальне. «Я собираю их, чтобы смотреть, а не беречь для аукциона», — поясняет хозяин.

Как и многие бизнесмены, глава «Ланита» — одной из крупнейших IT-компаний России с выручкой 
28 млрд рублей — поначалу покупал картины. Самые первые приобретения он сделал еще в 1980-х, когда руководил отделом в хозрасчетном НИИ. Но коллекционером живописи так и не стал. По словам Генса, настоящий коллекционер следует определенной цели. Он же покупал то, что нравилось, и только если у картины был бесспорный провенанс (например, ее продавали наследники) и обоснованная цена. Поэтому на стенах его квартиры полотна Кончаловского, Фалька, Серебряковой и Тулуз-Лотрека соседствуют с работами современных художников.

С livres d’artistes все обстоит по-другому. Георгий Генс хочет собрать как можно больше «знаковых» изданий — таких известно порядка 250–300. У него уже есть 120 книг. Среди них, например, «Божественная комедия» в шести томах с рисунками Дали, «Улисс» от Матисса и обе кэрролловских «Алисы», иллюстрированные Максом Эрнстом.

Впервые «книгу художника» Генс увидел пять лет назад, когда знакомый показал ему мемуары Казановы в оформлении Дали — подарок жены на день рождения. Общаясь с другим приятелем — гендиректором «Микроинформа» Борисом Фридманом, — Генс упомянул эту книгу. И услышал: «Могу найти тебе такую». Оказалось, Фридман давно коллекционирует livres d’artistes и знает едва ли не всех дилеров. За Dali illustre Casanova Генс выложил $15 000, всего же потратил на коллекцию свыше $2 млн. Ее жемчужина — «Мертвые души» с офортами Шагала (на аукционах цена книги достигает $100 000).

Георгий Генс считает свое собрание крупнейшим в России. Впрочем, других коллекционеров livres d’artistes владелец «Ланита» и не знает: «Такое ощущение, что никто у нас больше этим не занимается». Почему он сам, делая деньги на компьютерах и системной интеграции, увлекся столь архаичными носителями информации? Генс призадумывается и отвечает: наверное, потому, что он родом из того времени, когда хорошие книги ценились очень высоко. К тому же livres d’artistes — перспективная тема. Цены на живопись сейчас неоправданно высоки, арт-рынок переполнен фальшивками. «Книги художников» не подделывают. Наоборот, их разделяют на листы, которые выставляют по отдельности в галереях и на аукционах. Одна такая книга, распроданная по иллюстрациям, приносит 200–300% прибыли.

Так, в апреле 2010 года на букинистических торгах Christie’s рисунок Дали из «Казановы» ушел за $4700, акварель из «Божественной комедии» — за $6400 (к слову, в первом издании насчитывается 14 иллюстраций, во втором — 100). Генс говорит, что, как бизнесмен, не любит неразумных трат и учитывает инвестиционный аспект в коллекционировании. Но все-таки для него важнее эмоции, которые он получает от своего хобби.

Со словами «Разве это не впечатляет?» Георгий Генс раскрывает папку высотой в полметра — La Genese с литографиями Андре Ланского. Иллюстрации в ней чередуются с кусками текста, которые сами по себе — цвет и форма букв, фон страниц — смотрятся как художество. La Genese («Книга Бытия») была выпущена в Париже в 1966 году тиражом всего 125 экземпляров. Сколько их сохранилось, неизвестно. Livres d’artistes Ланского, так же как Дали, Миро, Шагала и Вламинка, продаются по листам в галереях по всему миру от Нью-Йорка до Москвы. Президент «Ланита» гордится, что у него все они имеются целиком. Даже издания, снабженные дубликатами иллюстраций — специально для того, чтобы при желании вставить в рамку, — он не решается делить на части.

«Когда я показываю книги гостям, их потом бывает сложно отвлечь чем-то другим, — рассказывает Генс. — Если так, значит я собираю не бессмысленные вещи».

Новости партнеров