03.10.2011 00:00

Предсказание будущего

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Чедвик не боиться сравнивать свои вина со «старыми» брендами фото Zuma Press/Коммерсант
Эдуардо Чедвик ввел Чили в аристократический клуб виноделов

Посадить виноградник на площадке для игры в поло значило бы для вас не меньше, чем перейти Рубикон и сжечь за собой все мосты, если бы эта площадка считалась вашей семейной реликвией и ваш отец не раз завоевывал на ней чемпионские титулы. Однако именно так поступил чилийский винодел Эдуардо Чедвик. В память о поло он оставил ворота, а между рядами лоз вырыл могилообразную яму, чтобы показывать гостям структуру почвы: «Для лоз она подходит лучше, ведь правда?»

Виноделие для семьи Чедвик Эррасурис — занятие не менее традиционное, чем поло. Первая винодельня Viña Errázuriz была построена в 1870 году, но в детстве Эдуардо Чедвик два раза видел, как она закрывалась. Детство это пришлось на период земельных реформ.

В 1983 году, когда отец Эдуардо дон Альфонсо Чедвик Эррасурис снова выкупил родовое имение, он пригласил 23-летнего сына в совет директоров, и судьба аристократа (Эррасурис — одна из знатных чилийских фамилий, а британские предки Эдуардо по линии Чедвиков получали свои земли в дар еще от Вильгельма Завоевателя) была определена. Через 10 лет, после смерти отца Эдуардо занял его место на посту президента компании, засадил площадку для поло лозами «каберне» и решил сделать Чили страной великих вин.

Чедвик рисковал. В начале 1990-х годов в отличие от соседней Аргентины в Чили потребление вина было невысоким (пролетарии предпочитали бренди под названием «писко»), а в других странах в ответ на предложение продегустировать чилийское вино могли рассмеяться в лицо. Но Чедвик понимал, что следует делать.

Он знал, что в снобский «мировой клуб элитарного виноделия» не пускают без приглашения. И заручился поддержкой «авторитета» — калифорнийского пионера Роберта Мондави. Тот посетил Чили и был впечатлен увиденным настолько, что согласился на создание совместного с Чедвиком предприятия. Уже в 1995 году партнеры собирали в долине Аконкагуа урожай для чилийского супервина. Проект они назвали Seña («Знак»), будучи уверены, что делают знаковое вино.

Но под заявления об уникальности чилийского вина пора было подвести научную базу. Чедвик подготовил доклад, в котором представил Чили как viticultural Paradise, — и на пальцах объяснил, почему. Во-первых, писал он, расположение виноградников в узкой долине между Андами и Тихим океаном позволяет сбалансировать фенольное и алкогольное созревание винограда. То есть решить главную проблему виноделия Нового Света. Во-вторых, виноградники Чили не знали филлоксеры и сохранили для мира аутентичный вкус европейских дофиллоксерных сортов. В-третьих, местный климат сводит к минимуму опасность грибковых заболеваний, а значит, позволяет отказаться от химикатов. И в-четвертых, у Чили нашелся «свой», нигде уже не встречающийся сорт «карменер», который дал фантастические результаты.

Чтобы доклад прозвучал убедительнее, Чедвик провел слепую дегустацию своих вин в компании с признанными фаворитами рейтингов. В 2004 году в Берлине при экспертном участии 40 винных критиков Chateau Lafite, Chateau Margaux, Chateau Latour, Solaia и Tignanello 2000 и 2001 года соперничали с двумя урожаями Seña и Viñedo Chadwick. По сумме голосов Viñedo Chadwick 2000 и Seña 2001 поделили первое место.

С 2004-го по 2011 год Чедвик провел подобную дегустацию 14 раз, чередуя Цюрих с Сеулом, Нью-Йорк с Токио, Стокгольм с Пекином. Теперь итоги очередной его акции уже кажутся предсказуемыми.

За 16 лет холм с виноградником Seña в долине Аконкагуа превратился в место паломничества для людей, увлеченных вином. Если вы отправитесь в Чили, сделайте его обязательным пунктом программы. Посреди лоз на склоне горы сооружена смотровая площадка, откуда открывается вид на самую высокую точку Анд. Вершина Аконкагуа часто скрыта за тучами, но это не портит великолепного вида. Если вы умеете предчувствовать будущее, вы, конечно, проникнете сквозь туман

[processed]

Новости партнеров