Бесценные бумаги | Forbes.ru
сюжеты
$58.63
69.12
ММВБ2141.9
BRENT63.61
RTS1150.88
GOLD1258.43

Бесценные бумаги

читайте также
Игорь Юсуфов: «Альянс Саудовской Аравии и России принесет стабильность рынку нефти» +4 просмотров за суткиПрезидент-миллиардер. Себастьян Пиньера второй раз победил на выборах в Чили +81 просмотров за суткиБиткоин упал на 5% после достижения рекордного уровня в $20 000 +28 просмотров за суткиДубай-2018: чем заняться в пустыне этой зимой +879 просмотров за суткиВ защиту ростовщика. 10 мифов, из-за которых все ненавидят МФО +1345 просмотров за сутки15 друзей Березовского: от Авена до Зыгаря +941 просмотров за суткиМобильный криптосейф: как защитить биткоины от хакеров +4286 просмотров за суткиШок для Европы. Кому выгодна авария на газовом хабе в Баумгартене +1220 просмотров за суткиВалютная доходность. Как заработать на иностранных акциях в России +5729 просмотров за сутки«20-25% Tesla уже прошли серьезный ремонт», — основатель российского «Тесла-клуба» Андрей Врацкий +3212 просмотров за суткиСоветы выгорающим. Как не сойти с ума без деловой жизни +475 просмотров за суткиФейсбук для бизнеса +1143 просмотров за суткиВертикальный лес, мечеть и зал Елизаветы. Архитекторы выбирают лучшие здания в мире +6427 просмотров за суткиИзбегайте биткоина. Инвестиционные идеи на 2018 год от банка Julius Baer +5884 просмотров за суткиICO XIX века. Что общего между Суэцким каналом и криптовалютами +4320 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +11715 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2712 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +26661 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +66807 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +804 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК
03.11.2011 00:00

Бесценные бумаги

Иван Просветов Forbes Contributor
Илья Горяинов фото Евгения Дудина для Forbes
Акции несуществующих компаний ничего не стоят? Только если вы не хотите пополнить свою коллекцию

Владелец аукционного дома «Знакъ» Илья Горянов раскрывает обычную канцелярскую папку с файлами. В этом невзрачном хранилище умещается небольшой капитал: старинные акции и облигации, стоимость которых измеряется тысячами евро. «Вот шикарная бумага», — Горянов показывает акцию «Кавказской Ривьеры», самого первого сочинского санатория, открывшегося в 1909 году (ныне принадлежит миллионеру Владимиру Брынцалову и перестраивается к предстоящей Олимпиаде). Недавно коллекционеру предлагали за нее €50 000, в десять раз больше цены покупки шесть лет назад. Горянов отказался — другой такой ему уже не найти. Акций «Ривьеры» до нашего времени уцелело всего четыре.

Илья Горянов начал приобретать дореволюционные российские ценные бумаги в 1998 году, когда работал директором по рекламе журнала «Дипломат» и попутно пробовал силы в торговле антиквариатом. Сейчас его собрание — крупнейшее в стране, 5500 экземпляров. Коллекция музея Центрального банка РФ вдвое меньше — около 2500 бумаг.

Антиквар вспоминает, что в конце 1990-х старые акции «стоили гроши». Однажды в московском магазине «Гелос» он увидел пачку акций давно забытых нефтяных предприятий и купил полсотни за $1000. Вскоре такого рода бумаги подорожали — появилась мода на отраслевые корпоративные коллекции. Но Горянов ничего не продал — он увлекся скрипофилией (так называется собирательство исторических ценных бумаг). Из года в год покупал все более дорогие акции и облигации и в итоге все равно оставался в выигрыше. В 2006 году владелец «Знака» заплатил €10 000 за четыре облигации Китайской Восточной железной дороги. Сейчас одна такая оценивается минимум в €15 000.

Основной источник пополнения коллекции Горянова и российских скрипофилов вообще — европейские аукционы и магазины. За границей осталась большая часть неуничтоженных ценных бумаг царской России, принадлежавших эмигрантам и иностранным вкладчикам. Там давно сформировался рынок таких вещей — только в Германии ежегодно проходит не менее 10 аукционов. Правда, в Европе приходится тягаться с маститыми коллекционерами. К примеру, совладелец одной из крупнейших немецких страховых компаний собирает железнодорожные акции. Горянов вспоминает, с каким трудом в 2008 году на аукционе в Бельгии он заполучил редчайшую акцию Царскосельской железной дороги. Бумага обошлась ему в €26 000.

В России специализированные торги по скрипофилии проводит одна компания — «Русский аукционный дом» (РАД). Дореволюционные ценные бумаги также появляются на аукционах «Знака» и фирмы «Монеты и медали». На прошлогодних торгах РАД из 220 лотов по царской России было продано около 30%. Гендиректор компании Александр Куранчев считает это хорошим результатом — скрипофилия у нас не так популярна, как нумизматика. До сих пор едва ли не в половине случаев бумаги покупают для подарка, а не для коллекции.

Цены на старые российские ценные бумаги за последние 10 лет выросли в 10 раз — до €100 за простые и €25 000 за уникальные экземпляры. Тем не менее они много ниже, чем на рынке русской нумизматики, где стоимость раритета доходит до $300 000–500 000. В отличие от монет у большинства акций и облигаций нет художественных достоинств, зато есть своя особая история. У Ильи Горянова имеется акция одесской компании, созданной в начале XX века для покупки земель в Палестине и последующего переселения евреев. На бумаге стоит подпись директора Меира Дизенгофа — будущего первого мэра Тель-Авива. Другой предмет гордости антиквара — единственная сохранившаяся акция московского ресторана «Эрмитаж», считавшегося одним из лучших заведений первопрестольной (Тургенев и Достоевский справляли там юбилеи). Его директором был Люсьен Оливье — создатель знаменитого салата.

Что лучше собирать? По словам Горянова, интересны (в том числе с инвестиционной точки зрения) все направления скрипофилии: государственные и городские займы, акции и облигации компаний и промышленных предприятий, железных дорог, банков и страховых обществ. Цены зависят от спроса и редкости, при этом редкость бумаги почти никогда не соотносится с объемом выпуска. У первой российской кинофирмы «А. Ханжонков и К°» были две эмиссии — в сумме 3000 акций. Сохранилось всего три штуки. Торгово-промышленное товарищество «Мюр и Мерилиз» (современный ЦУМ) разместило столько же бумаг, но найти сейчас экземпляр — не проблема: достаточно сделать запрос в интернете.

Собрание владельца «Знака» пополняется двумя-тремя «новинками» в месяц. Илья Горянов только покупает и ни одной своей бумаги не выставлял даже на собственных аукционах. Если когда-нибудь он и решится продавать, то всю коллекцию целиком. Но пока ему есть что искать. «Известно около 10 000 дореволюционных выпусков ценных бумаг, — поясняет антиквар. — Я прошел только полпути».  

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться