Советские ценности | Forbes.ru
$58.69
69.39
ММВБ2135.98
BRENT62.97
RTS1146.55
GOLD1255.70

Советские ценности

читайте также
Акула капитализма. Гарольд Дженин рассказал Forbes, как разбогатеть на рейдерских захватах +4 просмотров за суткиСамые переоцененные звезды Голливуда 2017. Рейтинг Forbes Больше чем дизайн +26 просмотров за суткиСпасти автопром. Как будут работать новые правила господдержки автоконцернов +147 просмотров за суткиУроки ФРС. Почему политика американского регулятора не опасна для России +1134 просмотров за сутки«Большой брат» против лодырей и диверсантов: как выявить сотрудников, вредящих бизнесу +143 просмотров за суткиШеф-повар Янник Аллено: «Мировой гастрономии нужны русские шефы» +806 просмотров за суткиМиллиардер Шон Паркер рассказал, как новые технологии спасут человечество от рака +1247 просмотров за суткиРазлюбили Россию. Иностранцы перестали покупать российский госдолг +1369 просмотров за суткиSollers и НАМИ создадут предприятие для продажи автомобилей «Кортеж» +1150 просмотров за суткиBeauty Bakerie: мать-одиночка и жертва онкологии построила косметический бренд с выручкой $5 млн +2459 просмотров за суткиПродажа акций «Детского мира» сорвалась из-за ареста активов «Системы» +1008 просмотров за суткиОткрытка от художника — дорогой подарок на Новый год +6209 просмотров за суткиМиллиардер Усманов продает доли в СТС и «Муз-ТВ» +1349 просмотров за суткиСтруктура Абрамовича и Абрамова купила 24,5% акций «Трансконтейнера» +654 просмотров за суткиДмитрий Ульянов: «Для нас комфорт и безопасность пациента — безусловный приоритет» +2730 просмотров за суткиОт Boeing 747 до роскошных вилл: как китайцы продают все на онлайн-аукционах +2289 просмотров за суткиРаздвоение наличности. Forbes выяснил, что число открытых ИИС завышено +12719 просмотров за суткиПобеда в Сирии. Чем закончилась военная операция для России +1115 просмотров за суткиКризис доверия. Технологическая революция меняет само это понятие +1577 просмотров за суткиНа стриме: как устроена экономика киберспорта
03.11.2011 00:00

Советские ценности

Алексей Ананьев фото Дмитрия Тернового для Forbes
Социалистический реализм коллекционируют капиталисты

 В 2001 году совладелец Пром-
связьбанка Алексей Ананьев в доме одного из своих западных партнеров увидел картину Алексея Белых «День Победы». «Пронзительная вещь, тронула меня почти до слез, — вспоминает банкир. — Тогда у меня появилась идея приобрести что-то подобного уровня для себя». Прошло 10 лет, и Ананьев владеет крупнейшей и, по мнению экспертов, одной из лучших в мире коллекций социалистического реализма.

Этой осенью Ананьев почти ежедневно приходит в одно из зданий московского делового квартала «Новоспасский двор». Двухлетняя работа по созданию экспозиции из лучших работ его коллекции близится к завершению. На трех этажах будущей галереи часть картин все еще расставлена на полу — консультанты и сам Ананьев еще не продумали, как их лучше разместить, но общее впечатление о собрании можно составить уже сейчас. Вся коллекция Ананьева насчитывает несколько тысяч картин, на площади 4500 кв. м будет размещено 500 работ, отобранных для публичной экспозиции. Среди них произведения классиков советского изобразительного искусства — Александра и Сергея Герасимовых, Александра Дейнеки, Юрия Пименова, Гелия Коржева, Виктора Попкова, Николая Андронова, братьев Ткачевых. «Уникальная коллекция, по многим авторам собраны лучшие вещи, — говорит основатель галереи «Совком» Юрий Тюхтин, — такого собрания больше нет и уже не будет ни у нас, ни за границей».

Алексей Ананьев неслучайно увлекся живописью, он сам окончил художественную школу. Он настаивает на том, что коллекционирует реализм без приставки «соц». «Соцреализм принято ассоциировать с приукрашиванием действительности, но взять, к примеру, картины «Опять двойка» или «Прибыл на каникулы» Федора Решетникова — что он здесь приукрасил? — рассуждает банкир. — Ключевое слово здесь «реализм», реалистичная передача действительности с использованием методов и приемов, близких художнику». Российское искусство середины и конца XX века — понятие множественное, уточняет заведующая отделом современной живописи Государственной Третьяковской галереи Наталья Александрова. «Правильнее говорить «соцреализмы»: была и пропаганда, но было и множество неофициальных течений», — считает она.

Соцреализм — это огромный культурный пласт, который с конца 1980-х годов пользуется спросом на Западе, но многим жителям России этот жанр почти незнаком. Это стало одной из причин, побудивших Ананьева организовать выставку части своей коллекции. «Государство сейчас уделяет больше внимания актуальному искусству, и очень хорошо, что соцреализмом заинтересовались частные коллекционеры, — считает Александрова. — Эти вещи относительно недавно вообще не считались предметами искусства, а теперь стоят миллионы долларов».

В начале и середине 1990-х годов произведениями соцреализма интересовались в основном иностранцы. Например, Хайди Маккормак, приехавшая в Россию в 1990 году в качестве консультанта по приватизации предприятий российского автопрома. В середине 1990-х она стала топ-менеджером General Motors в России, а в 2000 году возглавила «Дженерал Моторс СНГ». «В Москве я встретилась с людьми, увлеченными искусством, они меня познакомили с соцреализмом, который стал для меня потрясающим открытием», — рассказывает Маккормак. Тогда картины можно было купить по $50–100. Со временем цены росли, через несколько лет соцреализм уже стоил тысячи долларов. С ростом коллекции Маккормак расширялся круг ее знакомств среди художников, и качество собрания росло. Многие художники эпохи соцреализма живы, общение с ними или с их наследниками является для коллекционера важным преимуществом — можно отобрать лучшие работы.

«Общаться с художником, вместе с ним в мастерской смотреть работы, наблюдать, как менялся стиль автора от первой картины до последней, — самое приятное в коллекционировании», — говорит Маккормак. Сейчас в ее коллекции 700 работ, есть среди них и портреты вождей, и промышленные пейзажи, и счастливые сварщики за работой. Но в каждой картине она находила что-то свое, решение о покупке принимала большей частью на эмоциональном уровне, и это, по мнению экспертов, неплохой критерий при отборе картины. Со многими художниками Маккормак дружила, например с основоположником «сурового стиля» Николаем Андроновым и его женой художницей Натальей Егоршиной, их картины — в числе ее самых любимых в коллекции. Несколько лет назад Маккормак вывезла все работы в США, но сама продолжает работать в России и пополняет коллекцию. О ее ценности прожившая 20 лет в России Маккормак рассуждает по-русски: «Я этим занимаюсь для души».

«У иностранцев был драйв и мода на советское и русское искусство, но в глубине души почти все надеялись хорошо на этом заработать, — уверен Тюхтин. — Даже в кризис при продаже частных коллекций соцреализма люди получали доход, недовольных не было».

Американский предприниматель Реймонд Джонсон, как и Маккормак, начал собирать коллекцию соцреализма 20 лет назад. Сегодня его собрание из 7000 картин русской живописи XX века в частном музее в Миннеаполисе считается крупнейшим за пределами России. Несколько лет назад Джонсон решил продать часть коллекции и предложил правительству России выкупить картины. Для рассмотрения предложения американца в России была сформирована специальная экспертная комиссия, в состав которой вошла и Александрова из Третьяковки. «Когда я увидела его коллекцию, то была просто потрясена: там столько работ, о которых могут мечтать музеи», — вспоминает Александрова. Эксперты составили заключения, высказали предложения, составили списки, но этим дело и ограничилось. Картины из коллекции Джонсона начали расходиться по аукционам. «Картина Юрия Пименова была продана за $1,5 млн, Виктора Попкова — за $800 000», — разводит руками Александрова. Обе работы были куплены русскими коллекционерами, сохранившими анонимность.

Соцреализм коллекционирует основной владелец Челябинского трубопрокатного завода Андрей Комаров, председатель совета директоров Трубной металлургической компании Дмитрий Пумпянский, бывший предприниматель и совладелец розничной сети «Арбат Престиж» Владимир Некрасов. О нем, правда, сейчас больше говорят как об арт-дилере — проведя полтора года в тюрьме и попав в сложное финансовое положение, Некрасов начал продавать картины из своей коллекции. Ананьев, напротив, до сих пор не расстался ни с одной картиной, что, по его словам, помогло продолжить формирование классной коллекции — художникам важно, что проданные для публичной экспозиции картины не будут перепроданы с молотка. «Когда серьезные художники увидели, что у нас появились музейные площади и проект практически реализован, они стали выходить на меня и предлагать свои лучшие работы», — рассказывает Ананьев.

С художниками и арт-дилерами Ананьев предпочитает общаться напрямую после предварительных переговоров своих консультантов. Свои первые картины он купил у отца и сына Кугачей — «Свадьбу» Юрия Кугача (отца) и «Возвращение» Михаила (сына). Юрию Кугачу сейчас 94 года, все переговоры Ананьев лично вел с Михаилом. Прямое общение с художниками имеет и минусы. Гелий Коржев, к примеру, еще до того как Ананьев купил у него все работы, подарил коллекционеру потрясающий натюрморт, но бывает и так, что к понравившейся картине в нагрузку, «паровозом», приходится покупать много не самых выдающихся работ. «Это как в лесу: собираешь грибы, а потом приходишь и думаешь, что с ними дальше-то делать. Далеко не все удается пожарить, что-то приходится засушить», — улыбается Ананьев.

Его музей с амбициозным названием «Институт русского реалистического искусства» должен открыться в Москве в конце октября. Только экспозиционную часть музея эксперты оценивают в $50 млн. Школьники и студенты художественных институтов будут посещать музей бесплатно, остальные — по билетам. Сам Ананьев говорит, что эти деньги пойдут на содержание музея, зарабатывать на билетах, как и на самой коллекции, он не планирует. При этом предприниматель не отрицает, что покупка картин в том числе была и вложением денег. «Большой вопрос — удачное это вложение или нет, может ли оно соперничать, например, с покупкой ценных бумаг Сбербанка», — рассуждает он. Ананьев отказался назвать сумму, потраченную за 10 лет на покупку картин.

В отличие от ценных бумаг на стоимости соцреализма последний финансовый кризис сказался не сильно. По мнению Тюхтина, основателя галереи «Совком», после 2008 года снизился спрос в нижнем и среднем сегментах — на картины малоизвестных художников советского периода. Раньше на аукционах по продаже таких работ всегда присутствовали иностранцы, готовые платить по $10 000 за картину. «Сейчас цены снизились примерно на 20%, а иностранцев на аукционах уже почти нет», — говорит Тюхтин. А вот живописцы советской академической школы с собственной линией, по его словам, «остаются в моде и фаворе».

В этом году коллекционеры отдавали по $500 000 за картины Аркадия Пластова, почти $300 000 — за Александра Лактионова, за $100 000 продавались работы Георгия Савицкого, Николая Ромадина, Баки Урманче. Соцреализм пережил две ценовые волны. В 1990-е цены выросли в 10 раз, на порядок они увеличились и в середине 2000-х. «Через 50–60 лет после написания работ начинается «смена поколений»; сейчас сформировался рынок художников-шестидесятников и звезду для коллекционера здесь не зажечь», — объясняет Александрова. Работы советских мастеров 1930–1940-х годов стоят миллионы долларов, шестидесятники — сотни тысяч долларов. И эксперты рекомендуют обратить внимание на работы советских художников 1970–1980-х годов. Именно на них придется очередная ценовая волна, уверен Тюхтин. Как отбирать картины? «Эмоционально, глазом, на основании своих критериев, — советует Александрова, — не пользуясь впрямую ничьими советами. Пользуйтесь тем, что ничего подобного нет ни в Европе, ни в Америке».  

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться