Санаторный режим | Forbes.ru
$59.17
69.43
ММВБ2155.82
BRENT62.62
RTS1147.61
GOLD1280.29

Санаторный режим

читайте также
+2 просмотров за суткиВ Лас-Вегасе арестовали торговый центр Тельмана Исмаилова ВТБ пойдет в рост: банк планирует расширяться за счет поглощений Ресторан для Костина: Тельман Исмаилов лишился «Праги» Санаторный режим: чем занимается Михаил Кузовлев Андрей Бородин: «Никакого ущерба вообще нет» Подфондовые камни: 7 не вполне честных практик на финансовом рынке Бюджет заплатит: как кризис 2008 года продолжается в головах Андрей Бородин: «Кудрин и Костин ввели в заблуждение руководство страны» Как обычный велоремонтник стал подрядчиком городского велопроката в Москве Андрей Бородин в интервью Forbes: с Удальцовым и Таргамадзе не знаком Игорь Юсуфов: этапы большого пути Самый щедрый работодатель — государство, самый щедрый банк — ВТБ Судя по официальной отчетности Банка Москвы, проблем у него меньше, чем хотелось бы ВТБ Станет ли Елена Батурина обвиняемой? Будет ли против Юрия Лужкова заведено дело? Банк Москвы: временные владельцы ушли, проблемные кредиты остались «Наведению в ЦБ порядка увольнение Меликьяна не поможет» Разворот в пользу частных банков Круговорот государственных денег в Банке Москвы Третья Бородинская битва
#банк Москвы 03.12.2015 00:00

Санаторный режим

Михаил Кузовлев выбивал долги, управлял банками, дружил с президентами и помог Крыму. Чем он займется теперь?

В 2003 году за деловым завтраком в «Кафе Пушкинъ» на Тверском бульваре беседовали вице-президент ВТБ Михаил Кузовлев и один из партнеров Бориса Березовского. Разговор не клеился. Кузовлев убеждал бизнесмена погасить долг перед банком, предприниматель все больше молчал, а потом неспешно достал и положил на стол позолоченный боевой пистолет ТТ. Облюбовавшие это московское кафе с интерьерами XIX века иностранцы, сидевшие за соседними столиками, в ужасе отшатнулись. Весомый аргумент партнера Березовского не сработал, кредит он в итоге вернул. «Я встречал много красочных персонажей. Такие люди считали, что брали кредиты по понятиям, и плохо разбирались в документах», — говорит Кузовлев.

Однако, по его мнению, ответственность бизнесменов в те времена, когда все решалось «по понятиям», была выше, ведь они не прикрывались, как это принято сейчас, формальными корпоративными процедурами. В пример он приводит бывших собственников Гута-банка Юрия Петрова и Юрия Гущина. Летом 2004 года банк не рухнул только потому, что ВТБ купил «Гуту» за символический миллион рублей. Кузовлев стал председателем правления Гута-банка и начал переговоры с Петровым и Гущиным о возврате долгов принадлежащих им фирм. «Работа в «Гуте» стала естественным продолжением работы с проблемными долгами в ВТБ. Дыра в банке составляла гигантские для того времени более $100 млн», — рассказывает Кузовлев. Бывшие собственники Гута-банка отчаянно торговались, но все деньги вернули. После этого Кузовлев уступил свой пост бывшему министру финансов Михаилу Задорнову, а Гута-банк переименовали в ВТБ24.

После этого председатель правления ВТБ Андрей Костин предложил Кузовлеву на выбор организовать покупку питерского Промстройбанка (позже вошел в группу ВТБ) или возглавить дочерний кипрский Russian Commercial Bank (RCB). Кузовлев выбрал место потеплее и теперь считает Кипр второй родиной: «Это страна, которую невозможно не полюбить». Задачей на новом месте работы было потеснить местные банки на рынке депозитов крупных клиентов из России и организовывать для них сделки в кипрской юрисдикции. Среди клиентов RCB были миллиардеры Алишер Усманов (USM Holdings), Андрей Мельниченко (СУЭК, «Еврохим»), Виктор Вексельберг («Ренова»), Василий Анисимов (Coalco) и др. Под руководством Кузовлева RCB вошел в тройку крупнейших банков Кипра (вместе с Bank of Cyprus и Laiki).

На Кипре Кузовлев занимался не только бизнесом, но и международными отношениями, не зря он окончил МГИМО, — банкир сдружился с лидерами политических партий и с бывшим и нынешним президентами Кипра. Местные политики тесно связаны с Россией, например президент Кипра Никос Анастасиадис — юрист, у его компании был офис в Москве, а его партнером был депутат от «Единой России» Андрей Макаров. Самые теплые отношения у Кузовлева сложились с предыдущим президентом и главой коммунистической партии Кипра Димитрисом Христофиасом. Он даже стал крестным отцом дочери Кузовлева.

В феврале 2009 года ВТБ продал 40% RCB менеджерам этого банка за $39 млн, по словам источника, одним из совладельцев банка стал Кузовлев, хотя годом ранее он вернулся в Москву. В сентябре 2009-го RCB выплатил своим акционерам щедрые дивиденды в размере $130 млн, и на долю менеджеров пришлось $52 млн.

В ноябре 2014 года в результате допэмисии RCB в пользу банка «Открытие» доля ВТБ снизилась до 46,3%, а доля менеджеров — до 33,9%. Группа ВТБ теперь не консолидирует RCB в своей отчетности, а Кузовлев считает, что продажа пакета менеджерам в 2009 году в итоге помогла банку избежать санкций ЕС.

Прожив на Кипре четыре года, в 2008-м Кузовлев вернулся в Москву на пост первого зампреда ВТБ. И вскоре настал его звездный час. ВТБ уже несколько лет присматривался к Банку Москвы, но столичное правительство и президент банка Андрей Бородин успешно отбивали все попытки госбанка поглотить детище мэра столицы Юрия Лужкова. Ситуация изменилась, когда в сентябре 2010 года президент России Дмитрий Медведев отправил Лужкова в отставку, а новый мэр Сергей Собянин продал ВТБ долю города в капитале Банка Москвы (46,48%). Началась корпоративная война ВТБ с Бородиным, и Кузовлев стал главнокомандующим армии госбанка.

Формально Бородину в Банке Москвы принадлежал пакет 19,9%, на деле же он полностью контролировал его деятельность. Кузовлев должен был разорвать хитросплетенную схему владения акциями Банка Москвы и получить контроль над 75% капитала, чтобы быстрее приступить к санации. Задачу он выполнил лишь после того, как на Бородина завели уголовное дело по факту мошенничества, он уехал из России в Лондон и согласился продать свой пакет посреднику — Виталию Юсуфову, сыну Игоря Юсуфова, спецпредставителя президента Дмитрия Медведева по энергетическому сотрудничеству. Бородин, по оценкам, получил за свой пакет $800 млн, комиссионные Юсуфова могли достигать 20%. В 2011 году Кузовлев стал президентом Банка Москвы, его денежное вознаграждение на новом месте, по оценке Forbes, составило $15 млн.

Получив контроль над Банком Москвы, Кузовлев начал заниматься компаниями, связанными с Бородиным и его первым заместителем Дмитрием Акулининым (холдинг «Инвестлеспром», алкогольные предприятия ММВЗ, «Столичная страховая группа» и др.). В ВТБ считали, что Банк Москвы кредитовал бизнес своих руководителей через кипрские компании, выдав 52 фирмам $2,5 млрд. Директором многих из них значился Джордж Филипидес, он же контролировал движение средств, поступавших на счета кипрских фирм в Marfin Popular Bank. Филипидес собирался встретиться с Кузовлевым в Москве, но российские полицейские задержали его в отеле «Ритц Карлтон», обыскали и конфисковали телефон. Оскорбленный киприот посчитал, что с ним общались не как с партнером, а как с «террористом», и улетел на родину. Однако после возвращения на Кипр его стали беспокоить уже местные правоохранительные органы. Кузовлев задействовал самые высокие связи — тогда президентом Кипра был его кум Христофиас. В банки и офисы, связанные с компаниями Бородина, пришли следователи. К процессу подключилась и группа по борьбе с отмыванием денежных средств МАКАС. В результате ВТБ удалось получить контроль над предприятиями и компаниями, связанными с Банком Москвы и Бородиным. По оценке Кузовлева, в 2011–2014 годах ВТБ смог вернуть 200 млрд из 366 млрд рублей проблемных долгов Банка Москвы. Во что обошлась спецоперация по захвату Банка Москвы государству? ЦБ и АСВ потратили на санацию Банка Москвы 295 млрд рублей, сам ВТБ еще 100 млрд рублей.

ВТБ задействовал Кузовлева и во время кипрского банковского кризиса, который разразился зимой 2013 года. Он стал одним из переговорщиков с кипрскими властями, которые планировали изъять 10% депозитов у всех вкладчиков местных банков. Эта первоначальная инициатива была навязана ЕС, Еврокомиссией и МВФ. Кузовлев вместе с новым главой RCB Кириллом Зимариным сумел отговорить политиков и президента Кипра Анастасиадиса от «стрижки» депозитов, которая затронула бы все банки. Через RCB работали крупные компании, Кузовлев с коллегами, как он сам рассказывает, провел переговоры с местными партиями и объяснил политикам, что это решение полностью убьет инвестклимат на Кипре. В результате решение властей коснулось лишь депозитов и клиентов банков Laiki и Bank of Cyprus.

Решая государственные задачи на Кипре, Кузовлев не забывал и о московских делах, и не только финансовых, например, он вступил в Объединенный народный фронт. Вскоре первые лица страны поручили группе ВТБ задачу государственной важности. В марте 2014 года Крым был присоединен к России, украинские банки моментально ушли с полуострова вместе с депозитами местных жителей. Покинул Крым и украинский БМ Банк — «дочка» Банка Москвы. Однако именно Кузовлев получил мандат российских властей на строительство новой банковской системы Крыма. Республике срочно нужно было переходить на расчеты в рублях, выплачивать пенсии и пособия в российской валюте. Банк Москвы продал крымским властям другой свой дочерний банк — РНКБ, действовать напрямую было рискованно, можно было нарваться на санкции США и ЕС, что в итоге и произошло.

Кузовлев и финансовый директор Банка Москвы Михаил Березов попытались договориться с украинскими банкирами об использовании инфраструктуры и выкупе кредитных портфелей. Кузовлев лично поехал встречаться с Игорем Коломойским, владельцем Приватбанка, который был крупнейшим в Крыму. Но, как объясняет источник, знакомый с ходом переговоров, из-за обострения политической ситуации от диалога пришлось отказаться. Так или иначе, РНКБ быстро занял опустевшие офисы украинских банков и вскоре стал крупнейшим банком Крыма. Сейчас у РНКБ больше 110 офисов в Крыму (всего в республике открыто около 600 банковских офисов), активы на 1 октября 2015 года составляли 58 млрд рублей, собственный капитал — 20 млрд рублей.

Источник, близкий к ВТБ, говорит, что Кузовлев фактически единолично отвечал перед руководством страны за «банкизацию Крыма» и уверенно справился с поставленной задачей, после чего его статус сильно вырос. Это обстоятельство стало беспокоить президента ВТБ Андрея Костина, и тогда он придумал для Кузовлева новую работу вне группы ВТБ. Костин начал продвигать идею создания на базе банка «Российский капитал» (на 100% принадлежит АСВ) банковского санатора и предлагал Кузовлева на должность его президента. Еще в начале 2015 года ВТБ решил ликвидировать Банк Москвы, присоединив его бизнес.

В мае правительство одобрило создание санатора на базе «Российского капитала» и обсуждало возможность дополнительного вливания в банк до 100 млрд рублей. При этом и АСВ сохранило свои полномочия и функции по санации банков. После совещания у премьера Дмитрия Медведева председатель ЦБ Эльвира Набиуллина и гендиректор АСВ Юрий Исаев предложили Кузовлеву возглавить «Российский капитал». Сам Кузовлев называет должность председателя правления этого банка «стартапом», говорит, что уход из Банка Москвы был плановым и никаких конфликтов с Костиным не было.

Работа на новом месте началась динамично. Банк России 12 августа сообщил, что «Российский капитал» станет санатором «дочек» Пробизнесбанка — «Экспресс-Волги», ВУЗ-Банка, банка «Пойдем!», Газэнергобанка и банка «Солидарность». Все они входили в группу «Лайф». Кузовлев прекрасно знал бывших руководителей и акционеров «Лайф» еще по учебе в МГИМО, сталкивался с ними в начале банковской карьеры. В середине 1990-х он вместе с Сергеем Леонтьевым основал группу «Пробизнес», из которой вырос одноименный банк. Два источника в группе «Лайф» говорят, что, когда Кузовлев работал в Пробизнесбанке, ему принадлежало 20%. «С ним долго обсуждали возможность выкупа доли, но Леонтьев и Кузовлев так и не договорились о цене, сделка не состоялась, а они остались в плохих отношениях», — рассказывает источник в группе «Лайф». Кузовлев говорит, что свою долю в Пробизнесбанке продал, а конфликт с Леонтьевым не комментирует.

«Российский капитал» начал восстанавливать платежеспособность банков группы «Лайф» и рассчитывал на их санацию. АСВ провело конкурсы, но «Роскап» не выиграл ни одного. В этот же период начался конфликт между Кузовлевым и Исаевым. Формальным поводом стали стратегические разногласия межу ними и повышение зарплат сотрудников «Российского капитала», которых привел с собой Кузовлев (по словам источника, гарантированный оклад менеджеров уровня вице-президента составлял от 500 000 до 1 млн рублей в месяц). На самом деле причина противоречий более глубокая. Юрий Исаев — бывший советник первого заместителя руководителя ФСБ Сергея Смирнова, бывший депутат Госдумы,  близкий к Владиславу Резнику, бывший первый зампредседателя объединения «Всероссийское физкультурно-спортивное общество «Динамо», в котором переплелись интересы банкиров, миллиардеров и сотрудников ФСБ. Но и у Кузовлева есть покровители на самом высоком уровне. «Исаев ошибся и взял к себе на работу человека со связями круче, чем у него», — объясняет источник, близкий к АСВ.

Десятого сентября совет директоров «Российского капитала» принял решение об увольнении Кузовлева, а 11 сентября заместитель председателя правления «Российского капитала» из прежней команды Эльмира Тихонычева запретила исполнять приказы и отменила действие доверенностей менеджеров, нанятых Кузовлевым (более 100 человек). Эльвира Набиуллина заняла в корпоративной войне нейтральную позицию. По словам источника в правительстве, Кузовлев пошел ва-банк и напрямую обратился к Дмитрию Медведеву. Премьер, памятуя о заслугах Кузовлева в Крыму, распорядился восстановить его в должности. Вернувшись 15 сентября в свой кабинет, он уволил нелояльных руководителей «Российского капитала» — Тихонычеву, Тимофея Федорова, Евгения Гусева и др. В ЦБ и АСВ от комментариев отказались.

Всего государство выделило АСВ на санацию банков 1 трлн рублей, агентство вернуло 78 млрд рублей, после прихода Кузовлева «Российский капитал» получил лишь 13 млрд рублей. Кузовлев считает, что сеть «Российского капитала» должна быть во всех городах-миллионниках. Он не исключает, что банк может стать и участником санации госпредприятий. Как рассказали Forbes несколько источников, одним из первых попасть под санацию «Российского капитала» может Центр им. М. В. Хруничева, производитель ракеты-носителя «Протон».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться