25.05.2017 11:58

Forbes 06/2017

Контекст
Хозяин медной горы. Состояние Андрея Козицына выросло за год почти вдвое
Владелец УГМК увеличил свое состояние до рекордных $4,3 млрд благодаря росту цен на медь и может стать соперником Евгения Ройзмана на выборах губернатора
Мечта пивовара. Как работает «кофе-машина» для пива
Картриджная машина для домашнего использования позволит варить пиво в одно касание.
Напоказ
Казахстан первым из стран СНГ принимает мировую выставку Expo.
Возмутительные истории астронавта и другие книги июня. Выбор Forbes
Сколько суточных полагалось командированным на орбиту, кто на самом деле дает советы лидерам государств и почему кислород — наш враг
Идеи и мнения
Три болезни роста. Что мешает экономическому развитию России
Общество ждет повышения благосостояния, а не ВВП. Какой должна быть эффективная антикризисная политика?
Принуждение к рублю. Как чиновники демонстрируют, что сами не верят в рубль
Пока власти не перестанут собирать доллары в бюджет, придираться к компаниям за расчеты в условных единицах глупо и непродуктивно
Коллективный аудитор. Мобильные технологии позволяют брендам увидеть магазины глазами покупателей
Компания CrowdSystems дает компаниям возможность изучать аудиторию с помощью краудсорсингового сервиса
Бизнес и жизнь
Сон в руку. Производитель матрасов получает 55% выручки, продавая тумбочки, текстиль и гаджеты для сна
Крупнейший бренд матрасов «Аскона» зарабатывает на всем, что связано со сном. Одни только текстильные товары — одеяла, подушки, постельное белье и другие — приносят компании 3,5 млрд рублей в год
Андрей Шаронов: Хочешь изменить свою компанию? Меняйся сам
Президент московской школы управления Сколково — о пользе бега, необязательности борьбы и умении говорить «нет»
Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации?
Партнеры FP Wealth Solutions уверены в закате классического private banking. Как они нашли друг друга и чем привлекают новых партнеров и клиентов?
Наследники
Вторая смена
Forbes составил очередной рейтинг самых богатых наследников российских миллиардеров.
Рейтинг наследников
Миллиардер Роман Троценко: как вырастить поколение предпринимателей
Молодежь очень точно почувствовала настроение в обществе: сколько ни мучайся, сделать успешный частный бизнес невозможно, лучше работать на государство или на госкомпанию. Как в этой ситуации культивировать зеленые ростки бизнеса?
Дети на стройке: как Борис Минц встраивает наследников в бизнес
Борис Минц и сыновья превратили семейную компанию в крупнейшего в стране владельца первоклассных офисов.
Из рук в руки: владельцам капиталов нужно «думать о седьмом поколении» наследников по примеру ирокезов
Попечитель бизнес-школы Сколково и глава инвестиционной компании «Варданян, Бройтман и партнеры» Рубен Варданян — об особенностях наследования бизнеса в России и проблеме первого поколения наследников
Рейтинг самых успешных режиссеров
Рейтинг зрителя
Forbes впервые оценил коммерчески успешных российских режиссеров.
Рейтинг
Бремя первых. Как Тимур Бекмамбетов стал самым коммерчески успешным продюсером
Нужно ли лидеру рейтинга российских режиссеров госфинансирование и почему его первенство обернулось конфликтом с коллегами и киносетями
Кино и деньги. Как государство распределяет средства на поддержку кинематографа?
У чиновников и людей, снимающих фильмы, разные представления о том, как надо снимать кино. Продюсер Игорь Толстунов в колонке для Forbes рассказал, какова роль государства в отечественной киноиндустрии
Компании и люди
Банкиры на промысле. Как московские финансисты завладели крупнейшей рыбопромышленной компанией Сахалина
Кто ведет в конкурентной борьбе за ловлю крабов в Баренцевом море, как рыбалка может довести до банкротства, и почему компания «Тунайча» идет ко дну
Основатель «Рольфа»: «Весь Советский Союз стоял на лжи. Мне не хотелось, чтобы мою компанию постигла его участь»
Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес
Хлопок и нефть империи.
Кто такие «ташкентцы», как развитие хлопковой промышленности привело к росту активности бухарских евреев, а нефтяной бум в Баку — к конкуренции Ротшильдов с Нобелями. Галерея Forbes
Life
Мысли
О семье
«Балк» как предчувствие: о новом фетише индустриального виноделия
Что такое «флекси-танки» и как они меняют индустрию
Новости партнеров