Маршрут построен: тренды и ярмарки современного искусства нового сезона

Forbes
Елена Федотова Forbes Contributor, Яна Жиляева Forbes Staff
Куда ехать и что покупать на арт-распродажах

Венская ярмарка вслед за Cosmocow открыла сезон большой осенне-зимней распродажи искусства. Следом откроются лондонский Frieze, парижский FIAC, Art-Basel в Майами и понесется до весны.

Что смотреть и покупать на ярмарках нового сезона? Трендсеттер рынка, ярмарка Art-Basel в Базеле обозначила направление движения еще в начале лета.

Свой золотой век переживают шестидесятники. «Те, кто помнит, как это создавалось и продавалось на их глазах, как это совсем ничего не стоило или стоило почти ничего, сегодня 50 лет спустя, вполне бодры и состоятельны и готовы исправить «ошибки» — увидеть в этом «ничего» произведения искусства и заплатить за них», — говорит Андреас Румблер, глава швейцарского отделения Christie’s, директор отдела импрессионизма и современного искусства.

Например, этим летом на ярмарке Art-Basel галерея Hauser&Wirth продала Пьеро Мандзони за €10 млн, а Филипа Густона за $15 млн. Галерея David Zwirner ( работы на стенде галереи artsy.net в совокупности оценил в $100 млн) — Зигмара Польке за $8,5 млн, Альберто Бурри за $10 млн. Simon Lee Gallery выставляли Микеланджело Пистолетто за €500 000.

На московской ярмарке Cosmoscow, на стенде аукционного дома Vladey топовой работой стало полотно Олега Целкова «Унитаз и агавы» 1959 года за €250 000.

На viennacontemporary, где акцент сделан на современном искусстве молодых художников из Центральной и Восточной Европы, проект Focus в этом году посвящен Венгрии. Куратор Йожеф Мейи представляет панораму имен и движений 1960-1970-х годов, определивших облик венгерского нонконформизма, повлиявших на формирование современного венгерского искусства.

Елена Куприна-Ляхович, консультант по созданию частных коллекций, объясняет рост на цен на шестидесятников и небывалую активность покупателей на ярмарке инфляционными ожиданиями рынка. Партнер галереи Lévy Gorvy, например, сказал в интервью artsy.net, что давно не видел такого адреналинового накала на ярмарке в Базеле, где коллекционеры буквально рыскали в поиске дичи-своих сокровищ. «Надо понимать, что рынок искусства — сегодня единственный легальный нерегулируемый рынок, — говорит Куприна-Ляхович, — и любая покупка на рынке — прежде всего инвестиция. Другое дело, что это инвестиция вызывает еще и живые эмоции у покупателя. Искусство отличается от всех других инвестиций тем, что его можно любить. К тому же искусство почти всегда сохраняет деньги, а часто и преумножает. Сейчас мы видим, что своей финансовой силы достигло поколение художников, чей творческий подъем пришелся на 1960-1970-е годы. Их умение минималистичными средствами рассказать историю сегодня очень ценится».

Как рассказал несколько лет назад, незадолго до смерти, французский художник Франсуа Морелле в интервью куратору, директору галереи Serpentine Хансу Уильриху Обристу: «В 1963 году мои неоновые работы считались вызывающими, вульгарными и не пользовались спросом — мне пришлось ждать 20 лет, прежде чем удалось продать первую. Сегодня они стильные, дорогие и очень модные».

Елена Куприна-Ляхович говорит, что сегодня успеху художников шестидесятников-семидесятников способствует то, что публика больше не требует физического качества от работ. А гэп в 50 лет — работа по-прежнему востребована на рынке, —

придает коллекционерам инвестиционную уверенность.

«В искусстве действует шаг в 25-50 лет, — говорит Елена, — Первые 25 лет с момента, как художник заявил о себе и сохранился как творческая личность, сигнализируют коллекционерам, что его работы— серьезный повод для инвестиций. Фильтр в 50 лет — заявка на вечность, так выявляются имена, которые входят в историю искусства. Фильтр в 100 лет позволяет определить шедевры. Но это уже не современная история».

Вслед за шестидесятниками рыночный успех пришел в восьмидесятникам. Работами Жана-Мишеля Баскии грезят все крупные музеи, но почти все разошлось по частным коллекциям. Музеи не успели вовремя среагировать, а художника уже давно не в живых. Американский музей купил в свою коллекцию Керри Джеймса Маршалла. Подборка работ Марлен Дюма у Цвирнера оценивалась от $150 000 до $3 млн. А Вольфганг Тильманс вошел в число самых успешно продаваемых 20 художников ярмарки, чему поспособствовали ретроспективы в Tate Modern и Fondation Beyeler.

Новости партнеров