Леди Энциклопедия: главная женщина винной критики

Игорь Сердюк Forbes Contributor
фото Fotodom/Rex Features
Как Дженсис Робинсон стала законодательницей мод в винном мире

Престижный колледж, Оксфорд, изучение математики и философии... Образцовая карьерная лестница английского интеллектуала, после которой становятся скандальным писателем или сотрудником MI-6. Но Дженсис Робинсон направила свою неуемную энергию совсем в другую сторону — она посвятила себя вину.

Она называет себя мазохистом и трудоголиком и имеет на это полное основание. С неусыпным тщанием бортового самописца она вот уже почти 40 лет фиксирует хронику винного мира, перелопачивая тонны информационного мусора, отделяя зерна от плевел и облекая все ценное, что порождает буйная фантазия нашего века, в благородную и благообразную форму винных энциклопедий.

В 1975 году, некоторое время после университета проработав в агентстве путешествий, она поступила в журнал Wine & Spirit на скромное место ассистента редакции. А уже в 1984-м она была удостоена титула Master of Wine и стала первым специалистом, добившимся высшей степени признания в винном мире и не связанным напрямую с винной торговлей.

Ее предшественники в винной журналистике — Хью Джонсон и Стивен Спарриер — не сдавали экзамен на звание Master of Wine. Дженсис сделала это первой — и скорее из спортивного интереса. «Сдать на MW было все равно что взойти на вершину Эвереста, — вспоминает она. — Суровый вызов, но зато потом как приятно!..»

Вооруженная дипломом MW, Дженсис принялась за освоение территории. Перед ней открывались обильные нивы винного знания, приобретенного человечеством за семь тысяч лет истории виноделия и получившего бурный рост благодаря научно-техническому прорыву второй половины ХХ века. Все это богатство предстояло перевести во всеобщее пользование, систематизировав и изложив человеческим языком.

В 1988 году она стала редактором The Oxford Companion to Wine, и через пять лет работы первое же издание этой книги было признано самой полной энциклопедией вина (сейчас в ней более 4000 глав.) А когда она самым решительным образом подключилась к работе над классическими книгами Хью Джонсона The World Atlas of Wine и Wine Companion, ее уже можно было назвать главным винным энциклопедистом нашего времени.

Но ее энергии хватило и на легкие жанры. Она постоянно путешествует, ведет регулярную колонку в пятничном приложении Weekend к The Financial Times, блог Purple Pages и участвует в образовательных телесериалах на ВВС.

Родившись в 1950 году, на экваторе ХХ века, она стала для всего винного мира воплощением золотой середины, здравого смысла и чувства меры. Когда Роберта Паркера в очередной раз «занесло» и он поставил 100 баллов Chateau Pavie 2003 года, она не побоялась вступить с ним в публичную полемику, которая длилась три года и закончилась официальным примирением в Бордо, где они случайно оказались в одном отеле и пересеклись за завтраком.

Она может позволить себе не заигрывать с публикой и хладнокровно комментировать винную моду. Поэтому вина Нового Света, несмотря на их растущую популярность, она не устает критиковать за высокое содержание алкоголя и остаточный сахар, а о воздействии селекционных дрожжей предупреждает, что «оно может оказаться серьезнее, чем многие предполагают».

У нее много почетных титулов и наград, главные из которых — Человек года журнала Decanter (1997) и Орден Британской империи, полученный в 2003 году. Примечательно, впрочем, что Человеком года Decanter назвал ее через четыре года после того, как то же звание получил Хью Джонсон, а вот Орден Британской империи ей присвоили на четыре года раньше, чем ее маститому наставнику и учителю.

Отвечая на вопрос сайта www.winesandvines.com, не задумывалась ли она о том, чтобы создать свое авторское вино, как Хью Джонсон и Стивен Спарриер, она сделала неожиданное признание. «Я как та растяпа миссис Клатц из телевизионного сериала, — сказала она. — Я абсолютно непрактична и при этом помешана на тотальном контроле. Так что садовником я точно не родилась. Тонких природных процессов я просто не чувствую, а значит, хорошего вина сделать бы не смогла... Но зато я искренне восхищаюсь теми, кто это может!»

Портрет Дженсис Робинсон будет неполным, если не напомнить, что у нее есть любящий муж, гастрономический критик Ник Ландер, и трое уже подросших детей: Джулия, Вильям и Роза.

Новости партнеров