Как австрийские виноделы создают новую категорию вин

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Фото Getty Images
Виноделы Австрии охвачены созидательным порывом: они строят высшую категорию своего национального виноделия — Erste Lagen

Ассоциация «Традиционных австрийских винных хозяйств» ÖTW (Österreichische Traditionsweingüter) исправно проводит ежегодные дегустации, призванные показать последние достижения отрасли. Ее усилиями и происходит продвижение новой категории вин — Erste Lagen.

Дегустации эти, надо сказать, проходят с имперским размахом: местом проведения обычно становится тот или иной замок или дворцовый комплекс из числа тех, что живописно раскиданы по Дунайской долине, между холмами некогда обширной державы.

И журналисты, которых приглашают на подобные дегустации, не могут не уловить стилистического сходства между архитектурной роскошью очередного фасада или интерьера и барочным исполнением вин, которые за этими фасадами и в этих интерьерах им подают. Новая волна австрийских вин словно возвращает австрийских виноделов к золотому веку, и, конечно, этот исторически значимый момент заслуживает увековечения. Монументального, назидательного и незыблемого — как, например, это бывает в мраморе, бронзе или в официальной классификации.

У любой классификации есть, безусловно, и прикладное значение. В лучшем случае она должна служить потребительской навигационной системой по разрастающемуся пространству — австрийского виноделия в нашем случае. Но в развитых экономиках, к числу которых можно отнести и австрийскую, главной, живой и наиболее адаптивной саморегулируемой системой координат должен служить рынок. А классификация — это скорее авторизация и оправдание сложившегося на рынке уровня цен. И в этом смысле она сравнима с опытом монументального зодчества, застывшей музыкой и птицей счастья, замороженной ледяным дождем тщеславия.

Впрочем, тому, как обстоятельно и осторожно австрийские виноделы подходят к строительству своего нерукотворного памятника, многим из нас стоит поучиться.

Эта работа началась без малого 30 лет назад. В 1990 году состоялись первые встречи инициативной группы, а в 1992-м группа наиболее прогрессивных виноделов из придунайских регионов Кампталь и Кремшталь захотела оформить свои духовные искания учреждением ассоциации «Традиционные австрийские винные хозяйства».

Показательно, что только в 2010 году эта ассоциация представила миру первую классификацию виноградников, в которую вошли 53 участка, претендовавших на уровень «австрийских Премьер крю» — Erste Lagen. Еще через два года число классифицированных участков увеличилось до 61, а кроме уже упомянутых районов Кампталь и Кремшталь к категории присоединились соседние Трайзенталь и Ваграм. Чтобы осмыслить общность своих интересов, обозначить глубину темы и определиться с приоритетами, виноделам одной не самой протяженной страны понадобилось более 20 лет.

На своей недавней, сентябрьской, дегустационной сессии ÖTW выступила в расширенном формате. Сама дегустация была поделена на два полноценных дегустационных дня и прошла в двух австрийских замках (Schloss Grafenegg и Schloss Petronell), где было представлено уже более 220 вин, а к названным выше винодельческим областям добавились добровольцы из Вены, Карнунтума и Бургенланда.

Полемика о новых членах ассоциации и перспективах ее развития была неизбежна. О том, насколько органично новобранцы вольются в ряды ассоциации и насколько оправданным будет введение самой топовой категории Grosse Lage вслед за существующей Erste Lage, австрийские виноделы вполголоса спорили в кулуарах.

Но разлада в симфоническое звучание лучших австрийских вин эта полемика не внесла. На большой сравнительной дегустации австрийские Erste Lagen действительно производят впечатление хорошо сыгранного оркестра. Сухие рислинги избавились от аномальной спиртуозности и обрели настолько привлекательное плодовое наполнение, что теперь не кажутся кислыми. Грюнер вельтлинер продолжает удивлять своей пластичностью, становясь то легким и воздушным (без влияния дубовой бочки), то объемным и массивным (в бочке). Вайсер бургундер (более известный нам как пино-блан) переливается фруктовыми и цветочными оттенками, а блауфранкиш и цвайгельт спорят разве что в негласном конкурсе на самый бархатистый танин.

Кому-то из сторонних наблюдателей, правда, сами названия сортов винограда и виноградников покажутся непреодолимым фонетическим частоколом… Но так ведь это язык Гете и Шиллера, и ничего не поделаешь, когда имеешь дело с классикой.

С тех пор как люди обрели страх перед будущим, они стали любить классику, беречь памятники архитектуры и создавать официальные классификации.

Новости партнеров