Смена приоритетов: как и зачем

Елена Евграфова Forbes Contributor
Четыре главные ценности жителей развитых стран, которые не мешает перенять россиянам

Противно, когда элиты всю вину за неудачи страны валят на народ, и все же нельзя не согласиться с Игорем Юргенсом, не так давно заявившим, что модернизация страны пробуксовывает из-за «архаичности российского народа». Позднее он пытался смягчить свои слова — мол, имел в виду как раз в первую очередь элиты, не народ. Но слово не воробей, к тому же ведь все — правда. Безусловно, модернизация много из-за чего пробуксовывает, и в первую очередь из-за неуклюжих действий властей, но все же отсталость народа, на мой взгляд, налицо и либо надо ждать, пока он дозреет сам собой, либо сделать что-то с этой отсталостью, попробовать преодолеть ее чисто управленческими методами.

Сколько бы мы ни тешили себя иллюзиями про особый российский путь, на деле что ни возьми в отечестве, обязательно найдешь аналоги в других странах, только искать следует среди не самых развитых. Известны и действенные способы решения «специфических» российских проблем. Например, плохое отношение к предпринимателям — это типичная черта не только России, но и многих экономически отсталых стран. Профессор менеджмента Бэбсон-колледжа Дэниел Айзенберг отмечает в своей статье «Революция предпринимателей», что были времена, когда в Чили бизнесменов воспринимали не иначе как «жадных эксплуататоров», а в Ирландии вся молодежь готовилась работать в госструктурах, сфере финансовых услуг или в сельском хозяйстве. «Как показал опыт Ирландии и Чили, изменить отношение к предпринимательству можно меньше чем за поколение», — пишет Айзенберг.

Но прежде чем браться за изменение народного менталитета, надо понять, а что же подлежит исправлению. Выберем четыре ценностных ориентира, которые помогут развить в среднестатистическом россиянине образ мыслей, соответствующий требованиям времени.

Во-первых, безусловно, это чувство собственного достоинства. Чтобы человек стал активнее и креативнее, он должен быть уверен, что «право имеет», что мнение его ценно само по себе, даже если отличается от мнения начальника или большинства. Для человека с развитым чувством собственного достоинства авторитетом обладает только тот, кто доказал свою компетентность, одного общественного статуса для уважения недостаточно. Чувство собственного достоинства приучает самостоятельно думать и отвечать за свои поступки.

Во-вторых, автономность личности, верховенство личных целей над целями группы, к которой человек временно принадлежит (подчас они оказываются целями ее лидера). Для самодостаточного человека чаяния коллектива, конечно, имеют значение, но он всегда соотносит их с собственными приоритетами.

В-третьих, целеустремленность, то есть желание добиться своего, сделать что-то лучше других, стать первым. Например, построить компанию, которая будет производить самые емкие в мире элементы питания или самое действенное лекарство против рака, создать лучшую в стране школу для одаренных детей, написать симфонию, от которой сойдут с ума все меломаны мира. Целеустремленность подкрепляется уверенностью, что результат зависит главным образом от приложенных усилий.

В-четвертых, готовность рисковать ради лучшей жизни. Скажем, покинуть Пикалево, если там нет работы, и отправиться в края, где работа есть и за нее хорошо платят. Страшновато сниматься с насиженного места, неизвестно, как приживешься, что там за люди, есть ли рыбалка... Но ведь лучше рискнуть, чем прозябать без перспектив. Рискованно вложить все сбережения в какой-нибудь цех по производству бубликов. Но если найти лучший рецепт и сделать себестоимость ниже, чем у конкурентов, сетью бубличных можно оплести всю страну, и тогда будет тебе и замок на Рублевке, и яхта в Средиземном море.

Выбирая приоритеты, я не стала изобретать велосипед, просто взяла старые добрые ценности известного голландского социолога Гирта Хофстеде (дистанция от власти, индивидуализм, маскулинность и толерантность к неопределенности), характерные для жителей экономически развитых стран, и пересказала своими словами.

Остается определиться, как развить столь достойные качества в жителях России. Профессор Университета Миннесоты Рейчел Скарман, рассказывая, что в Чили помогло всего за десять лет изменить менталитет жителей, отмечала, что этому очень способствовала либерализация экономики, а также СМИ, поддержавшие изменение общественного мнения. Вполне решаемая задача, если взяться с умом.

Автор — главный редактор «Harvard Business Review — Россия» и книжного издательства United Press/«Альпина Бизнес Букс»

фото: Foto SA/Corbis

Новости партнеров