Особый путь. Как начать цифровую трансформацию в своей компании
Фото Jan Woitas / DPA / TASS

Особый путь. Как начать цифровую трансформацию в своей компании

Денис Гришин Forbes Contributor
Фото Jan Woitas / DPA / TASS
Переход к цифровой трансформации усеян не розами, а колючками. Что надо знать российскому менеджеру, готовящемуся встать на этот путь

Бусидо в переводе с японского, как известно, — «путь воина». Для любого менеджера, российского или западного, цифровая трансформация — это тоже путь воина. Путь, на котором «цифровому самураю» будут противостоять вполне реальные враги, и не исключено, что в конце этого пути акционер протянет ему ритуальный кинжал танто для совершения сэппуку.

Вот почему проведенное в прошлом году совместное исследование SAP и Oxford Economics показало удивительное замешательство менеджеров по всему миру. С одной стороны, почти все они (84% из более чем 3000 опрошенных руководителей высшего звена из 17 стран) согласны, что в ближайшие пять лет, чтобы выжить, их бизнесу потребуется цифровая трансформация — перестройка бизнес-процессов, операций, продуктов так, чтобы получить все преимущества, предоставляемые современными цифровыми технологиями. Но лишь 3% опрошенных предприняли какие-то конкретные действия в этом направлении.

В России мы теперь тоже часто слышим с трибун различного уровня о необходимости цифровой трансформации. Менеджеры кивают, но мешкают. Потому что путь воина полон тягостей походной жизни. Однако выступать в поход нужно уже сегодня, чтобы завтра не прийти, что называется, к «шапочному разбору». При этом цифровая трансформация в России, очевидно, будет носить собственные, специфические черты, которые происходят из нашей истории и национального характера. Я обозначу некоторые из них.

Переход на экономику данных дает предприятию огромные возможности как в области роста доходов, так и сокращения расходов. Но пытаясь оптимизировать расходы, любой менеджер в России должен понимать, что кратчайший путь к его отставке — попытка сокращения персонала. Так сложилось, что в России плохим управленцем считается тот, кто не смог «сохранить коллектив», кому «пришлось» прибегнуть к сокращению персонала.

Забудьте правильные слова о конкуренции, о мотивации, о необходимости избавиться от неэффективных работников. Как только дойдет до дела, тут же всплывет понятие «социальной ответственности бизнеса». Выяснится также, что кадровые службы увольняют в первую очередь тех, кто больше «социально защищен», а не тех, кто плохо работает. Через месяц ваш директор по персоналу заметит, что из-за угрозы увольнения трудовой коллектив впал в ступор и перестал работать. И наконец, сотрудники придут к вам с петицией, что они согласны на сокращение зарплаты, лишь бы никого не увольняли. В российской традиции — не отрезать ломоть, а попытаться размазать имеющийся кусочек масла на имеющийся кусок хлеба, как бы велик он ни был.

Примеров таких масса. В одном из портов пытались внедрить современную систему управления предприятием. Внедрение было не дешевым, но по расчетам консультантов должно было «отбиться» примерно за год-полтора благодаря увольнению сотни работников, ставших ненужными. Посмотрев на расчеты, руководство порта почесало в затылке и решило дать задний ход.

Поэтому первое правило «цифрового трансформатора» в России — никогда не рассчитывай экономический эффект исходя из сокращения затрат на ФОТ. Более того, расходы на персонал могут даже вырасти. Ведь вам придется не только оставить прежних неквалифицированных сотрудников на своих местах, но и нанять новых, квалифицированных — для новых бизнес-процессов: очень немногие из существующих работников подойдут к новым условиям.

Вам кажется, это сводит на нет все усилия и цифровая трансформация в России невозможна? Вовсе нет! Вторая особенность российского бизнеса состоит в том, что многие предприятия здесь чудовищно неэффективны. Отчасти это вина разгильдяйства, отчасти — воровства. Универсальная формула российского бизнеса, переведенная на литературный язык, гласит, что здесь «на один сворованный рубль приходится пять потраченных впустую». Вот где золотое дно российской цифровой трансформации!

Одними из первых на «цифру» в России перешли автотранспортные предприятия, до того глубоко равнодушные к технологиям. Сейчас половина M2M-сим-карт в России используется в системах мониторинга автотранспорта: к ним подключено 6 млн из примерно 9 млн коммерческих автомобилей в стране. Потому что одной из бед любого автотранспортного предприятия всегда было левачество шоферов и слив топлива, а внедрение M2M-систем мониторинга автотранспорта оказало на них магическое воздействие. Даже несмотря на частый саботаж сотрудниками новой системы, цифровая трансформация произвела тут значительную оптимизацию расходов.

Таким образом, менеджеру, вставшему на путь воина цифровой трансформации в России, стоит особое внимание уделить анализу тех мест, где происходит «утечки» на предмет возможности заткнуть эти пробоины с помощью современных технологий.

Еще одним важным местом, где цифровые технологии смогут завоевать сердце менеджера, является ремонт и обслуживание дорогостоящего оборудования. Неслучайно одной из прекрасно развивающихся в нашей стране отраслей «Индустрии 4.0» является предиктивный анализ работы различной техники. Так, энергетические турбины стоят десятки миллионов долларов, их простой и ремонт крайне обходится крайне недешево. Это та сфера, где плановая замена одной небольшой детали может сэкономить предприятию миллионы долларов. Поэтому системы анализа больших данных, постоянно поступающих от огромного количества датчиков такой турбины, может окупиться очень быстро.

Переходя к вопросу выручки, нужно понимать, что большинство западных примеров «цифровой трансформации» ориентировано на отрасли, где царствуют рыночные отношения. В России таких сфер не так уж много, они все находятся в основном в сфере услуг, и в них цифровая трансформация часто идет полным ходом или даже уже произошла, как это случилось с рынком услуг такси.

Здесь предпринимателям и менеджерам стоит сосредоточиться на возможностях создания новых рынков, перенимая опыт зарубежных коллег. Как, например, это сделал недавно «Яндекс», вслед за Amazon и Google, выпустивший «умную колонку». Внезапный успех умной колонки Alexa, разошедшейся по миру миллионами экземпляров, не мог не достичь в конце концов и России. И «Яндекс» сделал ход на опережение.

В менее рыночные отрасли, особенно связанные с дорогостоящим производством, цифровая трансформация придет, скорее всего, в последнюю очередь. Путь воина «цифровой трансформации» на таких предприятиях самый трудный и сравним с подвигом. Ведь изменение бизнес-процессов тут часто связано с модернизацией оборудования, то есть со значительными капитальными вложениями. Редко какой менеджер решится пуститься в такое плавание, не имея перед главами результатов нескольких успешных кейсов (а их пока, прямо скажем, маловато). Поэтому цифровая трансформация здесь, скорее всего, будет носить точечный характер с явным акцентом на сокращении затрат, а не на росте выручки.

Но и тут есть скрытые возможности. На многих российских предприятиях в последние годы уже произошла модернизация оборудования, и цифровые возможности у работающей на них техники есть, но используются крайне редко. Здесь есть потенциал как для роста эффективности, так и для улучшения продукта, и прежде, чем опускать руки, настоящему «цифровому самураю» стоит изучить возможности уже имеющегося в его распоряжении оборудования. Не исключено, что там зарыто немало кладов.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться