Зачем миллиардерам собственные университеты

Анна Леонова Forbes Contributor
Репортаж из Университета Коча — престижного учебного заведения, созданного турецким миллиардером Вехби Кочем

Окраина Стамбула, элитный район Турьяпы. На одной стороне улицы — новостройки с охраной и открытыми бассейнами, на другой — корпус Университета Коч (Koç Üniversitesi), одного из самых престижных высших учебных заведений Турции. Чуть в отдалении пасутся коровы. Совсем рядом Белградский лес с чистейшим воздухом, а в 20 минутах езды на автобусе Черное море. Именно здесь живут приглашенные из Америки и других стран преподаватели университета со своими семьями. Квартиру (аренда до $1500) и питание оплачивает университет.

Университет создал влиятельный турецкий клан Коч, основатель которого Вехби Коч начал в 1917 году с открытия небольшого магазина в Анкаре. Когда бизнес достиг внушительных размеров внутри Турции (это случилось к моменту окончания Второй мировой войны), он отправился в Америку. Там сумел договориться с General Electric о производстве электрических лампочек на территории Турции. Затем Коч, как водится, пошел в политику. После занялся выпуском холодильников и другой бытовой техники, преуспев и в этом (квартиры университетских преподавателей, кстати, бесплатно снабжаются холодильниками и печками марки Arçelik, принадлежащей семье Коч). Далее — договоры о представительстве в Турции FIAT и Ford (Коч выиграл конкурс среди потенциальных агентов автогиганта на Ближнем Востоке), разработка турецкого автомобиля (в 1966 году в продаже появился Anadol, а в 1971-м – Murat), пищевая промышленность… Сегодня Koç Holding, который входит в список 500 крупнейших мировых корпораций, объединяет сотню компаний.

Вехби Коч умер в возрасте 95 лет в 1996 году. На закате бизнес-карьеры он основал свой фонд: давал деньги больницам, вкладывался в культурные проекты и, конечно же, в образование. Дети и внуки самого Коча в большинстве своем получили образование в США. С надеждой американизировать образование в Турции он и создал Университет Коча.

Архитектура кампуса из шестидесяти зданий напоминает средневековый Стамбул. Но подавляющее большинство преподавателей — американцы, обучение ведется только на английском языке. Почему студенты предпочитают учиться здесь, а не за границей? Доктор Эдвард Джулиано, президент Нью-Йоркского технологического института, имеющего сеть кампусов на Ближнем Востоке, говорит, что цена образования в Штатах достаточно высока, поэтому не все студенты из развивающихся восточных стран могут себе позволить отправиться туда. В то же время многие хотят приобщиться к культуре американского образования — инновациям, командной работе и технологиям.

«В Турции есть частное и государственное образование. Для частных учебных заведений предпочтительна американская модель», — говорит профессор маркетинга Fordham University (Нью-Йорк) и выпускница Университета Коча Лерзан Аксой.

С момента основания частного университета Коча прошло уже 17 лет, и за это время многие его выпускники заняли посты топ-менеджеров в ведущих турецких и международных компаниях. Немудрено, что здесь учатся дети самых богатых турок. Они предпочитают экономический факультет или программы MBA, говорит студент Аликан Кутлай. Сам он изучает археологию и, как многие другие талантливые студенты, выиграл стипендию, которая полностью покрывает его расходы. «У нас учится сейчас уже более 4000 местных студентов плюс около 150 иностранцев, приезжающих по обмену. Университет с каждым годом становится все популярнее», — говорит Аликан.

В Koc University есть клуб студентов, которые изучают русский язык и интересуются Россией. В этом году желающих учить русский оказалось так много, что пришлось создавать вторую группу и нанимать еще одного преподавателя (курсы стоят $2 в час с человека). Поиском преподавателей как раз и занимается клуб. Одна из его руководителей, студентка исторического факультета Зейнеп Отлуоглу, утверждает, что среди студентов-русистов немало будущих экономистов, бизнесменов, инженеров и других специалистов. «Многие турки, и я в том числе, любят русских, — говорит Аликан Кутлай. — У нас родители работали в России — в Москве, Петербурге, Саратове, а некоторые родственники и сейчас там работают — в текстиле и пищевой промышленности. Поэтому и интерес к русскому языку огромный. Правда, не всем русский по плечу — довольно сложный язык».

Студент программы Ph. D Принстона Энтони Паппенфус провел лето в университете Коча и остался доволен качеством здешнего образования. По его мнению, создание кампуса способствует интернационализации турецкого образования, привлечению в страну лучших мировых умов, дальнейшей интеграции в ЕС. И университет Коча, и частный университет имени Сабанчи — второй богатейшей семьи Турции — поощряют студентов, ориентированных на инновации, именными стипендиями. Вехби Коч на вопрос, зачем Турции еще один университет, еще в 80-е годы отвечал: «Если мы посмотрим на мир сегодня, то увидим вокруг множество стран, добившихся огромных успехов в науке, технике, освоении космического пространства. Чтобы сократить разрыв, отделяющий нас от них, нам необходимо учить нашу молодежь наиболее эффективным способом из всех возможных».

Казалось бы, эти слова актуальны и для России, особенно сейчас, когда все вдруг заговорили об инновациях и модернизации. Что нужно, чтобы таких частных проектов в России стало много? «Бизнесменам надо понимать, зачем им это нужно, ведь образование — это тоже инвестиции, — говорит глава департамента международного сотрудничества фонда «Сколково» Алексей Ситников. — Например, бизнес может вкладываться в образовательные проекты, если на базе университета будут проводиться какие-то исследования для компании. Этот процесс будет происходить естественно, и я не думаю, что его надо форсировать».

Новости партнеров