Forbes
$63.05
70.71
ММВБ1980.68
BRENT48.90
RTS975.31
GOLD1322.45
Елена Зубова Елена Зубова
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Реставратор Кремля: кто и что помогает Виктору Смирнову получать господряды

Реставратор Кремля: кто и что помогает Виктору Смирнову получать господряды
Когда «Интарсия» Виктора Смирнова (на фото) реставрировала особняк Трубецких-Нарышкиных, был обнаружен клад старинных серебряных предметовФото Александр Чиженок / ИТАР-ТАСС
Петербургская «Интарсия» реставрировала Кремль и церковь в селе родителей Путина. Бизнес настолько успешный, что его совладельцем стал Борис Ротенберг. В чем феномен «Интарсии»?

Резюме гласило, что соискатель — мастер на все руки, а его компания «Интарсия» из Санкт-Петербурга способна дать фору лучшим реставраторам столицы. «Говоря откровенно, соврал, — вспоминает Виктор Смирнов. — Написал, что кроме реставрации мебели у нас есть лепка, позолота и живопись». Резюме он послал не кому-нибудь, а Сергею Плеханову, главе ФГУП «Ресма», которое было основано на базе ВО «Союзреставрация», проводившего в 1994 году работы в Кремле. На самом деле молодой снабженец Смирнов вместе с сооснователем «Интарсии» Александром Коротецким занимался реставрацией мебели, обставлял рестораны и казино, но и 20 лет назад его завораживали крупные архитектурные формы. Ради их реставрации Смирнов был готов отправить нескромное резюме, работать на стройке прорабом и даже поделиться бизнесом.

В итоге он создал один из крупнейших строительно-реставрационных холдингов страны с выручкой больше 10 млрд рублей. «Интарсию» называли близкой бывшему управляющему делами президента РФ Владимиру Кожину, а год назад Смирнов уступил контроль в строительном бизнесе своего холдинга миллиардеру Борису Ротенбергу. Какую роль сыграли эти влиятельные люди в судьбе Смирнова и его компании?

Осада Москвы

«Привези 50 штукатуров и 50 лепщиков, а дальше посмотрим... И десять кровельщиков не забудь», — распорядился Плеханов, пригласивший Смирнова в Москву для беседы. Для недавнего выпускника МИСиС, специалиста по промышленному и гражданскому строительству это был редчайший шанс. Через месяц Смирнов привез на кремлевский субподряд «Ресмы» лучших специалистов Петербурга. Плеханов остался доволен и стал для Смирнова не только заказчиком. «Под его руководством я научился реставрационному делу и считаю его своим другом», — рассказывает Смирнов, общавшийся с Плехановым вплоть до его смерти в 2005 году.

К концу 1994 года на реставрации первого корпуса Кремля трудились около 400 питерцев, всего на объекте работали 3500 реставраторов. «Сделали кровлю и главный купол, лепку, внутреннюю отделку. И после этих работ закрепились в Москве», — вспоминает Смирнов. Он убежден, что питерская школа реставрации — лучшая в стране. «В Петербурге очень сильное реставрационное сообщество», — согласна московский архитектор-реставратор Валентина Федотова.

В середине 1990-х «Интарсия» получила заказы на реставрацию Московского зоопарка и воссоздание храма Христа Спасителя. В храме делали резной иконостас, облицовку южного фасада и малярно-штукатурные работы нижнего храма. В 1997 году реставрировали кремлевские стены и башни, затем Оружейную палату, Большой Кремлевский дворец и 14-й корпус Московского Кремля.

Несколько лет Смирнов жил в Москве практически постоянно, пока не увидел в Петербурге в 1997 году здание консерватории в лесах. К власти тогда пришел губернатор Владимир Яковлев, и в городе начались большие реставрационные работы.

Через пару лет на средства меценатов «Интарсия» отреставрировала визитную карточку Петербурга — Ростральные колонны и коней скульптора Петра Клодта на Аничковом мосту.

Деньги предоставил Балтонэксим Банк, сумма была небольшой — около $1,5 млн, но сам проект имел большие последствия.

На официальном мероприятии по случаю открытия композиции с конями Яковлев лично пожелал Смирнову и дальше развивать реставрационное дело в Петербурге. «Разрушенный до бесконечности город», как его называл Смирнов, готовился к 300-летнему юбилею и покрылся завораживающими реставратора лесами.

Столичные проекты «Интарсии»: Московский зоопарк, Храм Христа Спасителя, Кремль, Оружейная палата

Штурм Стрельни

В марте 2000 года премьер-министр Владимир Путин ожидал у входа в Мариинку британского коллегу Тони Блэра с супругой, когда к нему подошел молодой градозащитник. Это был глава районного отделения Всероссийского общества по охране памятников Антон Иванов. Общественники скинулись и купили ему билет на оперу «Война и мир», чтобы он убедил Путина спасти разрушавшийся Константиновский дворец в Стрельне. Иванов стал показывать премьеру справки и фотографии, убеждал, что памятник необходимо возродить.

В том же 2000-м Путин стал президентом и решил провести саммит Россия — ЕС в рамках празднования юбилея северной столицы в 2003 году. Он вспомнил про Иванова и поручил управляющему делами президента РФ Владимиру Кожину собрать с крупных частных компаний деньги на реставрацию Константиновского дворца. Сборщиком подати Кожин назначил своего давнего питерского протеже Геннадия Явника, который стал гендиректором созданного в начале 2001 года благотворительного фонда «Константиновский». Сам Кожин возглавил совет фонда. Он благоволил Явнику и в начале 2000-х даже пытался лоббировать его назначение главой Торгово-промышленной палаты РФ, но ТПП возглавил Евгений Примаков.

Первоначально затраты оценили в $150 млн, но затем чиновники УДП удвоили эту сумму, признав, что недооценили масштаб разрушений. Уже после приемки дворцового ансамбля решили дополнительно собрать деньги на завершение работ, и в итоге сумма выросла до $340 млн. Проект финансировали «Роснефть», РАО ЕЭС, Сбербанк, «Еврофинанс», Альфа-банк, «Сургутнефтегаз», Siemens, «Мегафон» и «Транснефть».

«Это была просьба из Кремля. Причем такого рода, что было невозможно отказаться», — признавались представители спонсоров.

Подряд на «Русскую Версалию» был сложным, но престижным, на объекте работали десятки строительных и реставрационных компаний. Несмотря на особый статус объекта, субподрядчикам вовремя не платили. Они требовали денег с фонда, фонд кивал на генподрядчика «Шестнадцатый трест». «Чтобы вовремя платить людям, Смирнов отписал 20-процентную долю в «Интарсии» Явнику, поскольку он представлял фонд с деньгами. Тот обещал, что задержек с оплатой за работы не будет. Но задержки были, приходилось радоваться каждой упавшей на счет копейке», — вспоминает источник, близкий к руководству «Интарсии». Явник и Смирнов не комментируют это. Объем выполненных «Интарсией» работ составил $15 млн.

После завершения стройки в Стрельне фонд продолжил собирать деньги на благотворительные проекты. Фонд и сейчас оказывает поддержку храмам и монастырям Русской православной церкви, восстанавливает памятники архитектуры Петербурга, финансирует проекты в области культуры, здравоохранения, образования и спорта, помогает ветеранским организациям внутренних войск и ветеранам комсомола.

Явник не только остался во главе фонда, но и позже вошел в число его учредителей. Расчет Смирнова заручиться его поддержкой выглядел дальновидным. По данным единственной доступной финансовой отчетности за 2012 год, «Константиновский» аккумулировал 23 млрд рублей. При этом ежегодные траты в 2011–2012 годах составили 4–6 млрд рублей. Политику управления свободными денежными средствами в фонде не комментируют.

Крупнейшим меценатом в фонде называют компанию «Транснефть» — многолетнего лидера корпоративной благотворительности в России. Ее расходы на благие дела в тучные годы превышали 7 млрд рублей. В 2011 году компания сообщила, что предоставила 2,6 млрд рублей «Константиновскому» на строительство научно-исследовательского центра Приморский океанариум во Владивостоке. Через три года этот проект оказался в центре скандала. В конце ноября 2014-го был арестован гендиректор НПО «Мостовик» Олег Шишов. Следственный комитет РФ подозревает его в мошенническом хищении 2 млрд из 17,7 млрд рублей, направленных на строительство океанариума. Ранее по тому же делу заключен под стражу директор дочернего предприятия УДП РФ «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Андрей Поплавский.

Каков сегодняшний статус фонда «Константиновский»? Интересы УДП РФ в совете фонда представляет сейчас один человек из трех — заместитель управляющего делами президента, соучредитель фонда Иван Малюшин. Председатель совета фонда Кожин был главой УДП, но в мае 2014 года Путин отправил его в отставку (сейчас Кожин — советник президента по вопросам военно-технического сотрудничества). По данным СМИ со ссылкой на источники в правительстве и близкие к Кремлю, Кожина сняли за «личную нескромность и жизнь напоказ», а также проведение слишком шумного частного торжества. Кожин и пресс-служба УДП не ответили на вопросы Forbes.

Петербургские проекты «Интарсии»: дом князя Александра Яковлевича Лобанова-Ростовского, Константиновский дворец

Штукатуры и покровители

В 2000-е «Интарсия» превратилась в один из крупнейших строительно-реставрационных холдингов с персоналом 1500 человек. Ее название означает ремесло инкрустации деревянной мебели, но после «Константиновского» компания стала ассоциироваться с крупными подрядами. «Интарсия» отреставрировала десятки архитектурных памятников Петербурга. В группу вошли управляющая, реставрационная и строительная компании, а также архитектурное бюро.

К 2009 году, когда выручка группы превышала 2 млрд рублей, перечень отреставрированных зданий пополнился еще тремя объектами УДП. Это был субподряд на реставрацию зданий Сената и Синода, а также генподряд на воссоздание Покровской церкви на родине родителей Путина в селе Тургиново Тверской области. Третий объект — реконструкция усадьбы Лобановых-Ростовских.

Питерские СМИ начали писать об «Интарсии» как о компании, близкой к Кожину. «Фамилия Кожин нам никак не помогала, управделами я видел только на объектах, и личных отношений у нас не было», — утверждает Смирнов. Явник тоже компании ничем не помог, хотя несколько раз получал дивиденды, говорит источник в «Интарсии».

По словам Смирнова, «Интарсия» выросла за счет профессионализма — такого опыта нет ни у одного подрядчика в России.

«В компании работают почти полтысячи мастеров. Никакой административный ресурс не поможет выполнить работы в том же объеме, в каком можем мы», — говорит он и приводит в пример Крюковские казармы.

Главным проектом своей жизни Смирнов называет генподряд на реставрацию восточного крыла здания Главного штаба Государственного Эрмитажа. «Раз в несколько лет случается интересный проект, где я сам принимаю участие в качестве прораба. Работаю без выходных с утра до ночи и сам себе не принадлежу. Генштаб как раз такой случай — я шел к этому проекту 20 лет», — говорит Смирнов. За этот проект он удостоился «Оскара» в сфере недвижимости — престижной мировой премии FIABCI Prix d’Excellence (золото), которая вручается при поддержке Wall Street Journal.

Ежегодная выручка холдинга к концу десятилетия превысила 10 млрд рублей. Общая стоимость реставрации Генштаба в 2009–2013 годах составила 15 млрд рублей, «Интарсия» выполнила 90% работ, ее маржа — 5–10%, говорят в компании.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

28 сентября, среда
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.