Интервью с гендиректором «КАРО»: «Этот год — худший по мировым продажам с 2007-го» | Forbes.ru
$58.84
69.2
ММВБ2131.94
BRENT62.58
RTS1141.50
GOLD1245.40

Интервью с гендиректором «КАРО»: «Этот год — худший по мировым продажам с 2007-го»

читайте также
+40 просмотров за суткиКоллективное хозяйство. У «Куйбышевазота» нет контролирующего акционера, но есть главный +627 просмотров за суткиЗеленый сигнал. Семья из Красноярска строит одну из крупнейших в России сеть дискаунтеров «Светофор» +11 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +11 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +43 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +19 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +6 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +42 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 +9 просмотров за суткиПреследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +12 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +12 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +293 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России Секрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева Пятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме Трава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций Энергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +8 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +18 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес Банки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе Оптимизация активов. Правление «Лукойла» одобрило продажу нефтетрейдера Litasco Взлеты, падения и банкротства: как крупнейшие компании Америки пережили первые 100 лет Forbes
Бизнес #Каро 18.09.2014 04:30

Интервью с гендиректором «КАРО»: «Этот год — худший по мировым продажам с 2007-го»

фото Макса Новикова для Forbes
Американский предприниматель Пол Хет об особенностях кинобизнеса в России и о влиянии санкций

Американец Пол Хет, создавший в свое время «Кодак Киномир» и Kinostar Deluxe, вместе с тремя инвестиционными фондами приобрел контрольный пакет «КАРО» в конце 2012 года. За 2014 год компания открыла уже два мультиплекса  10-зальный в Реутове и 22-зальный в «Крокус Сити». До конца года откроется еще 17-зальный кинотеатр в молле «Авиапарк» на Ходынском поле. Всего же у «КАРО», недавно избавившейся от приставки «фильм» в названии, 221 экран в 30 кинотеатрах по всей России — она занимает третье место по количеству кинозалов после «Синема Парка» и «Формулы кино». Выручка компании за прошлый год составила, по оценкам Forbes, около 6 млрд рублей. В интервью Forbes Пол Хет рассказал, зачем современному зрителю 22-зальные мультиплексы, как экономические санкции сказываются на его бизнесе и почему в России кинотеатры меньше зарабатывают на газировке, чем в США. 

— Когда вы только пришли в «КАРО», вы сказали, что хотите вывести компанию в лидеры рынка. Какие шаги вы предприняли в первую очередь?

— Сразу по приходу в «КАРО» вы объявили, что заключили контракт с RealD на переоборудование почти 300 залов. До этого партнером «КАРО» был IMAX. Почему вы поменяли партнера?

— IMAX все еще остается нашим партнером в нескольких кинотеатрах. Это очень успешная и уважаемая компания. В то же время мы хотели попробовать новый подход к большим премиум-форматам и вместе с RealD как раз разработали LUXE. Это не означает, что мы не будем больше заключать контракты с IMAX. Назовем это диверсификацией партнеров. Я, например, уже 20 лет работаю с Coca-Cola, но это не означает, что однажды я не захочу заключить контракт с Pepsi. Такой выбор, как я думаю, обычно субъективен и зависит от многих факторов. 

— Кстати, ведь для многих кинотеатров именно еда и напитки являются главным источником дохода. Так ли это для «КАРО»?

Нам основную часть доходов приносят все-таки билеты. Обычно еда и напитки приносят кинотеатрам от 30% до 45% процентов выручки. Хороший управляющий в кинотеатре всегда мечтает увеличить эту долю, потому что в этом бизнесе больше маржа, чем при продаже билетов. Поэтому мы очень стараемся держать качество еды и напитков на высоком уровне. В кинотеатральном бизнесе маржа же очень скромная ввиду ощутимых затрат на сами кинопоказы, поэтому приходится очень осторожно соотносить доходы и расходы.

— Я работаю на российском кинорынке с начала 90-х, и моя команда всегда старалась внедрять новые идеи и технологии. Мы делали кинотеатры западного образца как «Кодак Киномир», мультиплексы — как «Киностар», придумали VIP-залы, трехмерные показы, гибкую систему цен на билеты, пре-шоу и полуночные показы, одними из первых перешли на 3D и затем на IMAX.

Когда мы инвестировали в «КАРО» в 2012 году, мы первым делом стали думать, как еще мы можем изменить киноиндустрию. Вместе с американской компанией RealD мы разработали премиум-формат Luxe для показа объемного кино. В залах LUXE — огромные экраны, сделанные с добавлением серебра, что придает изображению дополнительную яркость. Совместно с компанией Seating Concepts мы разработали сиденья Turbo, которые пропускают через себя звуки и вибрации и усиливают ощущение присутствия в фильме: вы видите на экране самолет и чувствуете турбулентность.

Кроме того, в кинотеатрах мы начали устанавливать специальные автоматы для продажи билетов — «Каро Экспресс». Они сделаны как современные гаджеты, и людям очень нравится ими пользоваться. Мы пока поставили такие автоматы в двух кинотеатрах, но 75% наших клиентов там уже ими пользуются — покупают билеты, сами выбирают места, смотрят трейлеры к фильмам.

— Но вы же развиваетесь не только в технологическом направлении. Насколько для вас важно расширение сети?

— Оно важно. При этом мы стараемся открываться в местах, где мы действительно можем произвести большой эффект. Кроме того, я люблю масштабные проекты, которые занимают лет по пять. Сейчас мы открыли 22-зальный кинотеатр в «Крокус Сити», «КАРО Вегас» — это третий по величине мультиплекс в мире. Но такие места, как «Крокус», найти сложно — один наш кинотеатр там занимает площадь 19 000 кв.м. В декабре мы открываем комплекс на 13 000 кв.м, в молле «Авиапарк». Всего же в этом году мы откроем почти 50 новых залов и вырастем еще на 25%. А наши планы развития расписаны на три года вперед. Наша цель — не только стать крупнейшей сетью в России по посещаемости, но и сделать лучшие по качеству кинотеатры. Мы сейчас завершаем реализовывать инвестпрограмму на $150 млн. Из этой суммы 40% всех расходов идет на строительство новых кинотеатров, остальное — на техническое переоснащение и модернизацию уже существующих мест.

— Вы стараетесь расширять географию сети или сосредотачиваетесь на городах, которые уже освоили?

— И то и другое. Конечно, в первую очередь мы хотим защитить рынки, на которые уже вышли, потому что мы заботимся о своих инвестициях. Мы начинались как московская компания, и сейчас из 221 зала около 130 у нас находятся в Москве. Но все-таки уже почти половина нашего бизнеса сосредоточилась в других городах, потому что мы, как и наши инвесторы, верим в рост российских регионов. Мы все время ищем новые площадки, недавно кинотеатры «КАРО» появились в Сургуте и Екатеринбурге, в следующем году мы откроем два новых кинотеатра еще в двух городах.

— Собираетесь ли вы открывать еще кинотеатры в Москве?

— Да. Но сначала мы хотим закончить с обновлением уже имеющихся. Москва быстро меняется, и нам необходимо подстраиваться под желания зрителя. Во всех кинотеатрах мы заменили оборудование на цифровое (и заодно избавились от изображения 35-миллиметровой пленки в логотипе). Сейчас мы переделываем изнутри киноцентр «Октябрь». Это знаковый для нас кинотеатр, такое символическое место для российского кино, где мы проводим много премьер.

И так со многими кинотеатрами «КАРО» — их надо обновить и отремонтировать, какие-то даже перенести в другое место, которое позволит использовать еще больше новых технологий. Сейчас шести-восьми залов для одного кинотеатра уже недостаточно, нужно открывать 14, 16, 20 залов, нужен премиум-формат, нужны залы с 3D, нужен большой выбор еды.

— Все эти новые технологии — 3D, премиум-форматы — так необходимы для того, чтобы продать фильм? Обычного формата 2D для современного зрителя уже недостаточно?

— 2D-фильмы для нашей аудитории важны так же, как и 3D. Тем более что многие из мировых режиссеров вообще не используют формат 3D. Для нас же важно, чтобы картинка и звук в фильме были лучшего качества, чтобы у нас были удобные, чистые кинотеатры с хорошим дизайном. Ожидания кинозрителей действительно быстро растут, и нам приходится отвечать им. Не говоря уже о тех вызовах, которые нам бросают интернет и домашние кинотеатры — сегодня ведь посмотреть хороший фильм в удобной и приятной обстановке уже не проблема. Поэтому нам приходится предоставлять зрителю нечто большее, чем просто кино. Так и появляется «новое поколение кинотеатров». Технологии, как и высококачественный сервис, а также разнообразные развлечения — это наши конкурентные преимущества. 

— Какой кинотеатр самый прибыльный в вашей сети?

— Мы частная компания и не раскрываем финансовые детали, но я могу сказать, что два наших кинотеатра входят в топ-10 самых прибыльных по стране. Это «КАРО 9 Атриум» и «КАРО 11 Октябрь» (цифры в названиях обозначают количество залов), а скоро, как мы ожидаем, в первую десятку войдут и наши новые кинотеатры — «Реутов» и «Вегас». Они растут очень быстро — «Вегас» за первые пять недель посетили 70 000 человек. Больше половины из них пришли на фестиваль льготных показов, который продолжался целую неделю. После такого опыта, кстати, мы решили проводить этот фестиваль ежегодно.

— Зачем зрителю нужны такие большие кинотеатры, как «Вегас», тем более в столь отдаленных районах?

— Мы смотрим не только на настоящее, но преимущественно на будущее. В мире есть очень успешный формат кинотеатров, который мы называем «destination movie theaters». Они сами по себе становятся местом назначения - люди целенаправленно едут в них из самых разных районов, обходя вниманием другие кинотеатры. Формат выездного кинотеатра очень важен - ведь на выходных людям часто хочется именно поехать куда-то, где можно провести целый день, а не просто зайти за угол в своем районе.

Вообще, тенденция на кинорынке сейчас такая же, как в ритейле, где мегамоллы интереснее маленьких магазинов. Мы называем это «shoptainment» – магазинные развлечения. Люди приходят в моллы не только за покупками, но и за большим количеством развлечений и впечатлений, в том числе и за кино.

Отчасти таким «кинотеатром назначения» у нас станет «Авиапарк», который откроется на Ходынском поле зимой. Им точно станет «КАРО Вегас 22». Сам по себе «Крокус Сити», где находится «Вегас», уже стал таким «местом назначения» не только для москвичей, но и для жителей других городов. Там есть выставочный центр, бизнес-комплекс, концертный зал, отели. Кроме того, там теперь есть метро и большая парковка. По нашим расчетам, на расстоянии 20 минут езды от него живет 5 млн человек. И я думаю, что через пять лет посещаемость всего комплекса достигнет 60-70 млн человек в год. Конечно, мы хотим быть частью этого. Кроме того, я большой фанат Агаларовых – и отца, и сына. Работать с людьми с таким бизнес-видением – большое удовольствие.

— Вы ожидаете, что «Вегас» будет заполнен постоянно, все 22 зала?

— Нет, конечно. Я думаю, что будут некоторые пиковые периоды, новогодние праздники например. Идея такого большого кинотеатра не в том, чтобы он был постоянно заполнен, а том, что в любой момент любой зритель может найти там кино на свой вкус — новый сай-фай из США, авторское кино из России, китайский боевик, французскую комедию и т. д. Это как аэропорт, в котором ты можешь выбрать любое направление.

— Во сколько вам обошлось его строительство?

— В Северной Америке или в Западной Европе стоимость такого проекта рассчитывается из расчета в среднем $1 млн за зал. Нам проект в «Вегасе» обошелся не в $22 млн, а слегка дороже — из-за премиум-форматов и других дополнительных опций. Обычно строят один зал премиум-формата, IMAX например, а у нас же там три зала LUXE. Кроме того, на территории мультиплекса находятся два ресторана, боулинг и VIP-зона. Все это стоило дополнительных расходов. Но все эти дополнительные развлечения работают лишь в отдельных местах, таких, как «Вегас», куда люди приезжают на целый день. Мы не собираемся делать так в каждом нашем кинотеатре.

— И когда вы планируете выход «Вегаса» на окупаемость?

— По моему опыту инвестиции в России обычно возвращаются года через четыре, но, учитывая, что теперь здесь более зрелый и более конкурентный рынок, мы рассчитываем примерно на шесть лет. Речь идет только о вложениях в строительство.

— Повлияла ли как-то политическая ситуация, санкции на ваш бизнес?

— Мы даем людям возможность прийти и хорошо провести время, на это политика никак не влияет. Зато она влияет на стоимость кредитов, которые мы берем в банке. Когда в феврале мы объявили об инвестициях в размере $150 млн, часть из этих средств были как раз кредитными. Поскольку в кинотеатральном бизнесе сравнительно небольшая маржа, то возросшие кредитные ставки немедленно ударяют по нашей прибыли. Конечно, для нас неприятны и колебания курса валюты. В России большая часть коммерческой недвижимости завязана на долларе. Поэтому растут затраты на аренду.

— Есть ли проблемы с покупкой прав на голливудские фильмы?

— Наша компания покупкой прав не занимается, но мы не слышали от наших партнеров-дистрибьюторов о каких-то проблемах. Правда, заметно сократились затраты на маркетинг и локальное продвижение фильмов. По сравнению с прошлыми годами меньше режиссеров и актеров посещают премьерные показы, а это традиционно один из самых сильных маркетинговых ходов в нашем бизнесе.

— Как вы лично относитесь к политической ситуации, хотите ли продолжать работать в России?

— Я не занимаюсь политикой и плохо в ней разбираюсь, но часть моей семьи — русская, поэтому, конечно, мы внимательно следим за тем, что здесь происходит. Но я в России с 1993 года и могу сказать, что видел времена гораздо хуже. Поэтому я просто стараюсь жить настоящим и делать то, что у меня получается лучше всего — создавать самые современные кинотеатры. 

Интересно, кстати, что на каждом рынке свои особенности. В России куда более популярен сладкий попкорн, чем соленый. Здесь чаще берут напитки безо льда — видимо, из-за холода. Газировку со льдом вообще-то продавать выгоднее, потому что так вы расходуете меньше самого напитка. Но что делать, необходимо это все учитывать.

— Почему вы приняли решение продать «Киностар»?

Это было очень тяжелое для меня решение, ведь «Киностар» я создал сам. Я даже иногда оговариваюсь и говорю «Киностар» вместо «КАРО». Но акционеры компании хотели возврата своих вложений, и я, как руководитель, был обязан позволить им выйти из бизнеса. Я к тому моменту уже много лет работал в России и несколько раз рисковал всем своим состоянием. Поэтому я решил, что пришло время наконец успешно выйти из бизнеса и заодно быть уверенным, что я смогу позаботиться о семье. Сейчас я слежу за развитием «Киностара», бывает, заезжаю к ним. Насколько я понимаю, кинотеатры «Киностара» по-прежнему самые доходные в сети «Синема Парка». 

— Чем вас привлекла именно «КАРО»?

Я давно дружу с Леонидом Огородниковым и Олегом Андреевым (создателями «КАРО». — Forbes). Когда я открывал «Кодак Киномир», Леонид открывал по соседству «Пушкинский». После продажи «Киностара» я связался с ними и сказал: «Если вы заинтересованы в продаже, я бы хотел пообщаться с вами». Мы около года обсуждали сделку. В итоге у них осталось по приличному пакету акций, чем я очень доволен — нам и в сделке удалось сохранить дружеские отношения.

Инвестиционные фонды — Baring Vostok Private Equity, UFG Private Equity и Российский фонд прямых инвестиций — к покупке «КАРО» привлек я. Привлекать капитал всегда непросто, но если ты это делал уже несколько раз, все-таки тебе уже легче. Фонд UFG Private Equity уже работал со мной раньше, и они были уверены, что я позабочусь об инвесторах, поэтому достаточно быстро согласились. Часть средств в покупку вложила моя семья, но размер своего пакета я не раскрываю.

— Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы кинотеатральной индустрии в России?

Как и на других растущих рынках, владельцы некоторых кинотеатров здесь начинают увеличивать ренту — девелоперы порой думают, что они могут брать больше денег, чем может позволить себе индустрия. В конце 1990-х в США шесть из десяти лидирующих кинотеатральных сетей таким образом обанкротились. В России некоторое время назад я наблюдал такие тенденции: люди соглашались на ренту, которая бы их разорила, но нынешний кризис немного замедлил этот процесс.

В таком бизнесе, как кино, высокая рента опасна. Он же циклический: два суперуспешных года, два средненьких и один плохой. В год, когда нет хитов, ты легко можешь разориться. Вот этот год по мировым продажам — худший с 2007 года. В США, к примеру, это был худший летний сезон с 1992 года. В этом году действительно не было таких хитов, как в прошлом со «Сталинградом» или «Мстителями», но 2015-й и 2016-й обещают быть куда лучше. 

— Что вы думаете о предложении депутатов ввести квоты на показ российского кино в кинотеатрах?

— Мне не кажется, что это было реалистичное предложение, поэтому я не расцениваю это как фактор влияния или угрозы для нашего бизнеса. Потом, и продюсеры, и режиссеры, и кинотеатры — все понимают, что российский зритель все равно будет ходить на хорошие фильмы. Вне зависимости от того, где они сняты. «Сталинград» с 60-миллионным бокс-офисом, «Легенда номер 17», «Вий» — все эти фильмы были очень успешны. В итоге в прошлом году доля российских фильмов в прокате составила 18%, в первой половине этого года — уже 25%.

Квоты, как мне кажется, только заставят людей смотреть пиратские копии. Для развития российского кино надо в первую очередь улучшать образование — учить писать сценарии, снимать фильмы, которые будут коммерчески успешны. И все получится само собой. Как в Южной Корее, где половину проката занимают местные фильмы. Но пока в России снимается слишком мало фильмов, чтобы в такой же степени поддерживать кинотеатры. Если бы мы показывали только местное кино, нам пришлось бы закрыться.

Мы, кстати, придумали и уже начали реализовывать программу для продвижения российского кино — «КАРО Arts». В каждом нашем большом кинотеатре мы выделяем один зал для показа авторского и фестивального кино, у которого сегодня мало шансов пробиться к зрителю. Показы будут проходить по специальным ценам или в рамках льготных акций. Утром по выходным мы будем устраивать показы российских мультфильмов и фильмов для семей с детьми. Еще мы хотим приглашать режиссеров, чтобы они рассказывали о работе над фильмами, отвечали на вопросы зрителей. Отдельно мы запускаем программу «КАРО Classics» — родители моей жены, например, не раз говорили, что хотели бы ходить в кино на советскую классику.

— Продюсирование фильмов для вас прибыльный бизнес или скорее хобби?

Это бизнес, конечно. И бизнес тяжелый, отнимающий много времени. С моим партнером Михаэлем Шлихтом (мы сотрудничаем с Sony Pictures) мы сняли уже 10 фильмов, и лучше всего нам пока удавались исторические картины. Мы выпустили фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», участвовали в создании «Сталинграда». Пока что у нас были прибыльные картины, но это очень непредсказуемый бизнес – ты вкладываешь все свои усилия в фильм, не зная, будет ли он в итоге успешным. Точно так же не знает кинотеатр, когда пускает фильм на экран, пойдут ли на него зрители. Это стресс, нервы, но я это все очень люблю.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться