Дозвониться до Тимченко: почему Греф извиняется перед миллиардерами
Президент, председатель правления Сбербанка РФ Герман Греф (в центре на дальнем плане) во время делового завтрака Сбербанка. / Фото Владимира Смирнова / ТАСС

Дозвониться до Тимченко: почему Греф извиняется перед миллиардерами

Алексей Фирсов Forbes Contributor
Президент, председатель правления Сбербанка РФ Герман Греф (в центре на дальнем плане) во время делового завтрака Сбербанка. Фото Владимира Смирнова / ТАСС
В критическом отчете аналитиков «Сбербанк CIB» о «Газпроме» говорилось, что главные бенефициары крупнейших строек компании — структуры Геннадия Тимченко и Аркадия Ротенберга

На Петербургском экономическом форуме Герман Греф проводит блестящие презентации по цифровой экономике, представляет гостям индийского мистика Садхгуру, популярного автора «Черного лебедя» Нассима Талеба и топ-менеджеров мировых компаний. А в то же время ему приходится заниматься менее приятными вещами — приносить извинения за своих, уже уволенных аналитиков перед Геннадием Тимченко и, видимо, другими героями доклада. «Я лично позвонил и принес извинения и Алексею Борисовичу Миллеру (глава «Газпрома». — Forbes), и всем тем людям», — заявил Греф в кулуарах форума.

Историю аналитика Сбербанка Алекса Фэка, бывшего журналиста, который в своем последнем отчете прямой наводкой стал бить по «Газпрому» и его подрядчикам, обсуждают уже несколько дней, и теперь у нее есть все шансы войти в разряд знаковых. Суть открытий Фэка, если кто не знает, сводилась к тому, что никакой экономической эффективности у последних мегапроектов «Газпрома» («Силы Сибири», «Южного потока» и «Северного потока — 2») нет — но если только смотреть на эти проекты с позиций акционеров компании. А если посмотреть на эти проекты глазами подрядчиков «Газпрома» — строительных структур Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко, — то для них эффективность очень даже высокая. Поэтому, делает вывод Фэк, все, собственно, для этих уважаемых людей и делается.

Через несколько дней аналитик, как и его начальник Александр Кудрин, были уволены из Сбербанка с напутственным комментарием Грефа, суть которого свелась к формуле: либо идиотизм, либо предательство. Комментарий был написан казенным, скучным языком и явно являлся выстраданным продуктом банковской пресс-службы. Понятна ситуация, в которой оказался Греф. Мало кто на рынке знает этого Фэка, который пишет без серьезных внутренних ограничителей еще с момента своего первого скандального отчета по «Роснефти», выпущенного с названием «Поговорим об Игоре». Но зато в кулуарах стали обсуждать, что Греф объявил войну Алексею Миллеру и группе известных товарищей из питерского круга, которые к тому же с высокой степенью вероятности являются корпоративными клиентами Сбербанка. Или — что тоже неприятно — утратил контроль и бдительность за публичным поведением своего персонала, который под брендом банка, а значит, консолидируясь с ним, стал дискредитировать крупнейшую сырьевую монополию страны.

Фэк в письме в редакцию «Ведомостей» указал, что с выводами бывшего руководства о своем отчете не согласен. Аналитик выразил надежду на то, что те, кто читал его отчет, «согласятся, что он выстроен последовательно и аргументы изложены логично». Греф же заявил, что при подготовке доклада о деятельности «Газпрома» в Фэке возобладало журналистское прошлое. Руководитель Сбербанка также раскритиковал отчет за несоответствие цифр и фактов, из-за чего его можно было воспринять лишь как статью «с множеством допущений».

Как рассказал на Петербургском форуме Геннадий Тимченко, Греф звонил ему лично для объяснения ситуации и принес извинения. В большом бизнесе такие звонки дорого стоят. Мнения в отношении этого жеста главы Сбербанка разделились. Разумеется, сразу появилась версия, что Грефа унизили. Как написал в Facebook известный публицист Борис Грозовский, выражая позицию целого слоя либеральной общественности, «царские сатрапы заставили Грефа извиняться перед Тимченко». Однако ряд экспертов, знакомых с западной корпоративной практикой, говорят о том, что ситуация, когда глава бизнеса извиняется за своего сотрудника, вполне приемлема и допустима. В значительной мере все зависит от контекста истории. «Может быть, это его йог Садхгуру научил жить в мире и гармонии с окружающей действительностью», — высказал догадку один из аналитиков.

Поэтому, собственно, здесь есть целый ряд вопросов не только по сути выпущенного документа, который мало кто из участников дискуссии изучил, а по процедуре его публикации.

Насколько вообще корректно, что аналитики банка ведут прямой огонь по его клиентам? Ах да, сразу скажут про «китайскую стену» между аналитиками и операционным менеджментом. Но ведь все хорошо понимают, что в реальности никакой стены нет, что это просто формула публичной репутации. Уже выпущена масса материалов, которые опровергают реальное наличие какой-либо стены в международных финансовых структурах. И в первую очередь стены нет в ментальной области самого аналитика, поскольку роль банковского аналитика расценивается довольно цинично — повысить стоимость банка, а не заниматься просвещением общества.

Далее, что в отчете Фэка от реального анализа и что от журналистики? Почти все опрошенные эксперты признают, что такой материал никогда не вышел бы в западном банке, где система контроля за исходящими материалами гораздо жестче, а фильтрация и риск-менеджмент носят многоуровневый характер. Сработал известный идеализм Грефа, который всерьез поверил в символическую стену, или проявились проколы в системе Сбербанка — обе версии имеют право на существование. Но в любом случае, если сказалась недоработка системы или специфика подхода самого руководителя, зачем тогда увольнять специалистов? Священная жертва для того, чтобы зарыть топор войны?

Ну а вопрос к «Газпрому» в этой ситуации понятен. Хорошо, Фэка уволили. А по существу его сообщения есть что сказать? Или, как всегда, молчание?

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться