Forbes
$63.19
66.7
ММВБ2204.53
BRENT54.16
RTS1099.15
GOLD1163.11
02.12.2014 05:30
Александр Кнобель Александр Кнобель
директор центра исследований международной торговли РАНХиГС 
Поделиться
0
0

Невозможная троица: как российские санкции разрушают Таможенный союз

Невозможная троица: как российские санкции разрушают Таможенный союз
PhotoXPress
России придется либо отказываться от полноценной евразийской интеграции, либо отменять продуктовое эмбарго, либо закрывать глаза на его нарушение

Сегодня, 2 декабря, на переговорах в Минске Россия и Белоруссия попытаются разрешить очередной торговый спор. На прошлой неделе президент Александр Лукашенко дал понять, что Белоруссию не устраивают ограничения на транзит через территорию России продукции ЕС, следующей в Казахстан и другие страны, и закрытие российского рынка для десятков белорусских мясомолочных предприятий.

Проблемы были вполне предсказуемы. Смысл таможенного союза заключается в проведении согласованной торговой политики и свободном перемещении товаров по единой таможенной территории. Введение Россией одностороннего эмбарго на поставки продовольствия из США, ЕС, Австралии, Норвегии и Канады вместе с отсутствием таких решений у Белоруссии и Казахстана — пример противоположной политики, которая в принципе несовместима с единой таможенной территорией.

Если товар пересекает белорусскую границу, отсутствие таможенного контроля между Россией и Белоруссией обеспечивает свободный доступ товара на российскую территорию.

После введения Россией антисанкций у остальных партнеров по Евразийскому союзу и в первую очередь из-за географического положения у Белоруссии появляется два способа заработать.

Первый («белый») способ заключается в том, что европейские производители, потеряв доступ на российский рынок, вынуждены продавать на доступные рынки (в частности, в Белоруссию) свое сельскохозяйственное сырье и готовую продукцию пищевой промышленности. Дешевая готовая продукция частично замещает на рынке белорусские продукты, а белорусские производители начинают закупать подешевевшее сырье из стран ЕС, что дает им дополнительные конкурентные преимущества и возможность увеличить свои поставки в Россию. Такая схема полностью легальна, поскольку, согласно действующим в СНГ правилам определения страны происхождения товаров, товар считается белорусским, если он подвергнут достаточной переработке на территории Белоруссии. Формально необходима смена хотя бы одного из первых четырех знаков в коде товарной номенклатуры Таможенного союза, поэтому, например, изготовленные на белорусском предприятии рыбные консервы (относятся к группе 1604), в производстве которых использовался норвежский лосось (относится к запрещенной к ввозу на территорию России группе 0302), будут являться белорусским товаром, на который не распространяется российское эмбарго.

Второй («серый») способ — хорошо известный и вполне доступный в условиях отсутствия таможенной границы реэкспорт европейских товаров под видом белорусских либо за счет подмены документов, либо за счет оформления в виде транзита в третьи страны. Такая схема особенно хорошо работает для тех товаров, аналоги которых производятся в Белоруссии: европейские овощи и мясо выдать за белорусские в больших объемах значительно проще, чем морепродукты или фрукты.

С одной стороны, эти две возможности смягчают негативные для российских потребителей последствия продовольственного эмбарго, причем второй способ при полной прозрачности таможенной границы вообще может свести потери потребителей к минимуму. С другой стороны, появление запрещенных товаров на российском рынке прямо противоречит постановлению правительства о введении ответных санкций.

В стандартных условиях за соблюдение эмбарго отвечает таможня, но поскольку таможенная граница с Белоруссией отсутствует, «крайними» становятся органы санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля (Россельхознадзор и Роспотребнадзор). Поэтому Россельхознадзор для прикрытия второго канала вынужден выступать с инициативами ограничений поставок или запрета транзита через белорусскую территорию.

Одновременно с этим ограничить рост конкурентоспособности белорусских предприятий за счет первого способа, ссылаясь на эмбарго, нельзя, поэтому приходится «находить» в этой продукции запрещенные вещества, делающие ее не соответствующей санитарным и ветеринарным требованиям. В ответ белорусская сторона заявляет о возможности ответных действий: органы санитарного надзора Белоруссии также могут «обнаружить» в российской продукции нарушение санитарных норм.

К сожалению, такая ситуация лишь провоцирует торговые войны, странные на фоне планов дальнейшей интеграции.

Как известно, 1 января 2015 года на базе Таможенного союза должен начать работу Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Сложившаяся ситуация очень хорошо иллюстрирует важную проблему функционирования ЕАЭС, которая заключается в наличии нетарифных барьеров во внутренней торговле, в данном случае в части санитарного и фитосанитарного регулирования. Страны не договорились о взаимном признании санитарных и ветеринарных сертификатов, не принято решение о едином органе санитарного и фитосанитарного надзора. Вместо этого пошли по пути гармонизации: по многим нормам принимаются технические регламенты Таможенного союза, превалирующие над национальными техническими регламентами. Однако этого явно недостаточно: по одним и тем же правилам органами надзора разных стран будут приниматься разные решения, в зависимости от политической целесообразности. Достаточно вспомнить российско-белорусские торговые войны 2009 года, заявления о резком снижении качества белорусского молока после ареста гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера летом 2013 года.

Конечно, органы санитарного контроля во всех странах иногда используются в качестве инструмента торговой политики, но использовать его внутри организации, называющей себя «экономическим союзом», — это явный перебор.

В макроэкономике хорошо известен феномен «невозможной троицы»: в условиях свободы перемещения капитала невозможно достаточно долго одновременно управлять и обменным курсом, и денежной массой. В современных условиях в ЕАЭС возникает своя «невозможная троица».

В условиях действия российского одностороннего эмбарго невозможно одновременное полноценное функционирование Таможенного союза и добросовестное выполнение Россельхознадзором своих ведомственных обязанностей.

Если функционирует Таможенный союз, подразумевающий как минимум отсутствие таможенной границы между Россией и Белоруссией, и действует эмбарго, то Россельхознадзор не выполняет постановление правительства, поскольку товары из запрещенного списка проникают на российскую территорию беспрепятственно.

Если действует эмбарго и Россельхознадзор выполняет свои функции, то фактически действуют ограничения на поставки товаров из Белоруссии (в т. ч. частично возвращается контроль на границе), и рассуждать о полноценном таможенном, не говоря уже об «экономическом», союзе не приходится.

Таким образом, поскольку одновременно выполнение этих трех условий невозможно, а Белоруссия и Казахстан едва ли согласятся присоединиться к российским запретам на ввоз продовольствия, придется либо отказываться от полноценной евразийской интеграции, либо отменять одностороннее эмбарго, либо, не отказываясь формально от российских антисанкций, закрывать глаза на их неисполнение.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

9 декабря, пятница
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.