Антимонопольный компромисс: ФАС договаривается с бизнесом | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Антимонопольный компромисс: ФАС договаривается с бизнесом

читайте также
+3 просмотров за суткиНе так ищут: почему ФАС проверяет Google и «Яндекс» +2 просмотров за суткиСпор ФАС и Google: новые правила игры в условиях цифровой экономики +2 просмотров за суткиДенежный паровоз: Credit Suisse расследовал картель на рублевом рынке Почему угольная промышленность устойчива к кризису +20 просмотров за суткиЗолотая жила российской оборонки: сохранит ли Москва индийский рынок вооружений +6 просмотров за суткиКто выиграет гиперзвуковую гонку - Россия или США? +3 просмотров за суткиЗачем Китаю украинская «Мечта» Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов +4 просмотров за суткиЧто неладно с новой российской «большой приватизацией» +3 просмотров за суткиНеуловимое ОСАГО: почему в России трудно купить полис через интернет "Сегодня самим страховщикам не выгодно платить мало" История одного падения: почему была поглощена Yahoo «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией Дело «РусГидро»: кому аукнется суперпремия руководства Солнечный «Газпром» Илона Маска: как миллиардер спасает компанию своих кузенов Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом Мировой код: от Agile-программирования к Agile-менеджменту Технологический сбой: почему упали акции Apple, Netflix и Twitter Мыслезамещение: как борьба с импортом вредит экономике Доха и выдох: почему провалились переговоры по нефти Ботокс и виагра: как американская налоговая разрушила сделку года

Антимонопольный компромисс: ФАС договаривается с бизнесом

фото Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Малые и средние компании могут быть избавлены от необходимости согласовывать каждый шаг с антимонопольной службой

В статье «ФАС против конкуренции» я доказывал, что большую часть своей активности антимонопольная служба направляет против малого и среднего бизнеса. Поэтому неудивительно, что именно малый и средний бизнес всерьез обеспокоился постоянным ужесточением антимонопольной политики в последние годы. Однако возможно, скоро моя статья станет неактуальной. В конце июня в Москве состоялся IX бизнес-форум «Деловой России» «Ставим на конкуренцию!». По его итогам Дмитрий Медведев 4 июля поручил ФАС и другим ведомствам реализовать программу либерализации антимонопольного законодательства, разработанную бизнес-сообществом.

 

Ряд этих пунктов уже согласован с руководством ФАС.

Договорились вернуть в российское законодательство так называемый нижний порог индивидуального доминирования, то есть положение компании с долей рынка ниже 35% не будет больше признаваться доминирующим. Сейчас закон позволяет признать доминирующей и наложить штраф на компанию с долей рынка 1%, если у ее ближайшего конкурента – 0,5%. Хотя на практике норма редко применялась, очевидно, что она может навредить компаниям с небольшой долей рынка, которые зачастую и относятся к малому и среднему бизнесу.  

Во-вторых, ФАС согласна подумать о корректировке признаков злоупотребления доминирующим положением. У западных специалистов есть очень точное выражение – антимонопольный орган должен защищать конкуренцию в целом, а не интересы отдельных конкурентов. В России пока, согласно подсчетам экономиста Вадима Новикова, свыше 75% дел касаются как раз защиты отдельных лиц. Теперь ФАС предлагает исключить из признаков злоупотребления ущемление интересов отдельных физических лиц. Это важный шаг, который позволит сократить число дел, не имеющих отношения к подлинной защите конкуренции. Однако «Деловая Россия» предлагает пойти дальше и полностью исключить из числа поводов для расследования ущемление интересов отдельных лиц (то есть и неопределенного круга физических, а также всех юридических лиц). Ведь даже если действия крупной компании затрагивают интересы только одного контрагента, то эту проблему надо решать путем переговоров или в суде.

 

На практике исключение возможности возбуждать дело по ущемлению интересов уменьшит давление на средний бизнес.

В-третьих, есть понимание необходимости устранить двусмысленное толкование статей 17-18.1 закона «О защите конкуренции», чтобы они не распространялись на закупки частных компаний. Действующая редакция теоретически позволяет возбудить дело по нарушениям на конкурсе по поставке мебели для малого предприятия.

Наконец, необходимо повышать качество экономического анализа. В ФАС разработан неплохой порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Однако проблему это не решило: и сейчас на сайте ФАС публикуются 5-7% решений, в то время как на сайтах арбитражных судов – 100%. Анализ, проведенный Новиковым, показал, что не более чем в 2% решений ФАС, дошедших до суда, упоминается о проведении анализа рынка. Более того, в одном и том же случае слияния компаний, решение Еврокомиссии может занимать 50-60 страниц, а решение ФАС – один абзац. Поэтому требование проводить и публиковать анализ рынка надо закрепить прямо в законе. Повышение качества анализа и открытости ФАС скажется и на уменьшении количества дел, в первую очередь за счет снижения мелких дел, не оказывающих особого влияния на конкуренцию.

Есть ряд моментов, по которым обсуждение продолжается. Одним из них являются антиконкурентные соглашения. Так, в Европе и США уже давно пришли к выводу, что картели двух фирм с долями рынка по 5-10% потребителям не угрожают, последние могут легко переключиться на продукцию конкурентов. Мы считаем, что аналогичную норму надо ввести в России.

 

Ведь сейчас уголовно наказуемыми признаются даже картели с участием малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей. 

Также не угрожают конкуренции координация экономической деятельности и иные соглашения, если доли их участников на соответствующем рынке меньше 20%. Введение такого «правила минимума» по координации позволило бы небольшим машиностроительным компаниям развивать общую дилерскую сеть, а в других случаях – сотрудничать небольшим банкам и небольшим страховым компаниям, не опасаясь санкций со стороны ФАС России.

Несмотря на то, что ФАС проводила политику по либерализации экономической концентрации (за последние 6 лет число контролируемых сделок сократилось почти в 5 раз), число согласуемых сделок остается значительным – 4437 за 2012 г. Это больше чем во всех странах G7 вместе взятых. В 2011 году только в 6 (0,2%) случаях был выдан запрет на слияние вследствие угрозы для конкуренции. Нужно полностью отменить контроль сделок внутри группы лиц, ликвидировать Реестр компаний, занимающих долю на рынке определенного товара свыше 35%, повысить порог согласования при покупке компании с 250 млн до 1 млрд рублей – по сути, не контролировать приобретение активов, если они относятся к среднему бизнесу. Также можно отметить контроль за сделками между крупными иностранными компаниями, предметом которых являются небольшие российские активы.

Вызывает вопросы последняя законодательная инициатива ФАС – введение регулирования правил торговой практики. Другими словами, речь идет о контроле за всей коммерческой деятельностью бизнеса. Подобное вмешательство в экономику не будет эффективным. А обязательная публикация этих правил на сайтах компаний может способствовать согласованным действиям и картельным сговорам.

Отдельным пунктом поручений премьер-министра обозначено совершенствование методики оценки территориальных и отраслевых управлений центрального аппарата ФАС. В отличие от большинства других контрольно-надзорных ведомств, методика ФАС действительно хорошая, и постоянно совершенствуется. Проблема в другом -  уровень сложности методики и квалификации ее разработчиков превзошел возможности исполнителей. В результате они стали работать на вал, разгоняя количество антимонопольных дел. Здесь тоже есть альтернативное предложение: надо, чтобы центральный аппарат ФАС, проверяя свои подразделения, опирался на опросы предпринимателей о состоянии конкурентной среды в той или иной отрасли или регионе. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться