Украина: новая элита или старая? | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Украина: новая элита или старая?

читайте также
+170 просмотров за суткиПутин оценил поведение Саакашвили и политику Киева +114 просмотров за суткиСбербанк продал львовский VS Банк экс-премьеру Тигипко +20 просмотров за суткиДень одураченных. Саакашвили вышел на свободу, но остался в заложниках +65 просмотров за суткиУгроза для Украины. США объяснили свое неприятие «Северного потока-2» +58 просмотров за суткиНазваны претенденты на бизнес Сбербанка на Украине +6 просмотров за суткиРоссийские поезда с конца года пойдут в обход Украины +210 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +63 просмотров за суткиАлександр Солженицын — Полу Хлебникову: «Им даже в голову не приходит покаяться» +8 просмотров за суткиЧерный список. Какие российские компании попали под новые санкции Украины Имущество в счет штрафа. Киев претендует на зарубежные активы «Газпрома» Дорогой сосед. Россия оказалась третьим по величине инвестором Украины +11 просмотров за суткиПретендент с историей: бывший вице-премьер Украины заинтересовался львовской «дочкой» Сбербанка Украина — поле боя за будущее экспортеров американского газа Расплата за подпись Сечина. Минфин США оштрафовал ExxonMobil на $2 млн за нарушение санкций по Украине «Преемница Украины»: глава ДНР объявил о создании Малороссии НАТО рядом: альянс ведет переговоры о поставках вооружения на Украину Вмешательство в дела Европы: санкции США могут помешать строительству «Северного потока-2» Обвинительная линия. Россия может оставить НАТО без постоянного представителя «Гибридная агрессия России»: парламентская ассамблея ОБСЕ требует вернуть Крым Украине +433 просмотров за суткиВиктор Янукович надеется, что Крым вернется в состав Украины Миллиарды за реформы. МВФ отложил перевод очередного транша Украине
Мнения #Украина 28.10.2014 18:18

Украина: новая элита или старая?

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото ИТАР-ТАСС
Результаты парламентских выборов трудно считать успехом украинского общества

Россия и Украина представляют собой два варианта развития постсоветского типа — жесткая вертикаль власти vs хаотичной борьбы кланов при попытке президента играть роль арбитра. Выборы в Раду должны были показать — удастся ли Украине сойти с одного из этих двух путей, чтобы перейти на третий, ведущий в Европу?

Как подсказывает политическая практика СНГ, на постсоветском пространстве нельзя верить самопровозглашенным либералам, что они действительно «либералы», а коммунистам, что они являются «коммунистами». Урок последней четверти века заключается в том, что ключевую роль в переходе  от тоталитарного строя к демократии западного образца играет качество людского материала как на уровне элит, так и на уровне «ширнармасс». Способность населения продавать свой голос за бутылку, за обещание дать каждой бабе по мужику или построить рынок за 500 дней гарантирует продолжение прозябания в бедности и бесправии. Точно так же умение врать избирателям, например, будто чем богаче человек, тем он неподкупнее («у меня уже все есть»), или полный отказ от предвыборных обещаний, за которым не следует никаких санкций, детерминирует отношение к электорату как к быдлу, и это тоже не европейский вариант. Если, как в 1996-м, население не может выдвинуть иных альтернатив, кроме Ельцина и Зюганова, то говорить о том, что выборы что-то решают принципиально, не приходится.

Парцелляризированное общество, с полным отсутствием взаимного доверия, без устоявшихся норм общественной морали, не лучший фундамент для построения правового государства. И это общая характеристика постсоветских государств, за относительным исключением Прибалтики. Украина в данном смысле не исключение.

Майдан показал это особенно ярко, о чем я писал в своем предыдущем материале. Вместо чаемой близости к Европе Украина столкнулась с тяжелейшим кризисом за 23 года независимого существования, с тысячами убитых, с потерей территории, с сотнями тысяч беженцев, гражданской войной и иностранной интервенцией. Если такие разные президенты, как Кравчук, Кучма, Ющенко и Янукович, чувствовали грань, за которую нельзя переходить, умели поддерживать баланс во внутренней и внешней политике, сохраняя целостность государства, то вожди Евромайдана были лишены их стратегического чутья либо откровенно пренебрегли последствиями ради собственных устремлений — свержения Януковича и захвата власти.

Однако нынешняя Украина показывает яркий пример того, как собственная ангажированность застилает глаза и заставляет упорствовать в своей версии событий, отказаться от которой значит лишить себя морального права на осуществление власти. В Киеве сегодня рационально осмысливать процесс, начавшийся чуть менее года назад, задавать вопрос о цене революции, о ее жертвах и потерях, — значит причислить себя к изгоям. Впрочем, Керенский в эмиграции более пятидесяти лет истово верил, что Февральская революция — благо.

Выборы в Раду явились как проверкой зрелости украинского общества, так и способности местной управляющей верхушки легитимизировать свое правление и добиваться поставленных целей. Если вкратце, то результат парламентской кампании — большая победа Петра Порошенко и вообще промайдановских сил. Консенсус, сложившийся внутри правящих элит сразу после победы Евромайдана, сохраняется на обозримую перспективу. Президент доказал свои способности политического менеджера. Позиции его, в том числе на переговорах с Россией, усилились.

 

Но вот касательно общества — признать его победой итоги голосования весьма затруднительно.

Никакой смены управляющей верхушки не произошло. Судите сами. Петр Порошенко в политике — с 1998 года. Начинал как союзник союзников Леонида Кучмы — яркий представитель поколения 90-х, со всеми присущими этой генерации пороками. После перешел в стан оппозиции. Затем он стал тем, кого Ющенко отправил в отставку на пару с Тимошенко,  как мешавшего своими интригами созидательной работе. При «кровавом тиране» Януковиче нынешний президент прослужил министром экономики весь 2012 год и ушел из правительства спокойно и мирно. Почему мы должны верить, что Порошенко что-то изменит всерьез и принципиально?

Другой лидер президентского блока — Виталий Кличко,  в политике с 2004 года, трижды участвовал в выборах мэра Киева, дважды набирал и проводил в Киевсовет блок своего имени, состоявший  из столичных бизнесменов, впоследствии перебегавших на сторону исполнительной власти. Новым лицом его тоже не назовешь при всем желании. И почти все в первой десятке списке Блока ПП — люди того же плана. Владимир Гройсман, которого некоторые называют следующим премьером, уже восемь лет мэр Винницы, или бывший министр внутренних дел Юрий Луценко.

В «Народном фронте» Арсения Яценюка — крупнейшем упущении социологов, не сумевших предсказать успех этого блока, — аналогичная картина. Александр Турчинов — ближайший соратник (равно как и Юлия Тимошенко) Павла Лазаренко, ставшего для Запада  олицетворением коррупции не только в Украине, но и в «третьем мире» в целом. Нынешний глава МВД Арсен Аваков, как и многие другие, — человек, вошедший в истеблишмент еще при Кучме и преуспевавший при нем.

Про БЮТ или «Оппозиционный блок» и говорить не приходится, да и в Радикальной партии ситуация схожая, только кандидаты менее известные. Сам Олег Ляшко — типичный герой 90-х с нарочитым пренебрежением к закону, отсидками и бесконечным шлейфом скандалов. Единственное исключение — «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового, в списке которой немало действительно новых интересных людей, но сам Садовый — человек вполне системный, с тем же бэкграундом, что и у остальных вождей. По одномандатными округам ситуация удручающе-безысходная. Сын Порошенко стал депутатом в Виннице, муж бывшего секретаря Киевсовета Галины Гереги (сам бизнесмен) — в Хмельницком, правая рука бывшего киевского мэра Леонида Черновецкого Олесь Довгий в Кировограде… На этом фоне победа выдвинутых Майданом Дмитрия Яроша или Владимира Парасюка – исключения, подтверждающие правило. И то — никаким бы депутатом лидер «Правого сектора» никогда бы не стал, не поддержи его днепропетровский губернатор Игорь Коломойский.

Нынешние руководители Украины были к свергнутой ими власти Януковича-Азарова куда ближе, чем кадеты к министрам царского правительства. Последние в нем не заседали, а вот первые представляют собой по сути одну и ту же социальную страту  с проигравшими. Предвыборные скандалы, коими по-прежнему богата украинская политическая жизнь, — всплывшие «вовремя» из архивов видео, где с Януковичем лобызается Коломойский, а Яценюк превозносит Азарова, ярко это подтверждают. Была даже вброшена идея о «благотворности» олигархического вмешательства в политику как первой ступени при переходе к полной демократии. И что обращать внимание  на засилье олигархов — значит, лить воду на мельницу контрреволюции. Впрочем, в самой Украине на это внимание и не обращали, ибо и в оппозиции власти там есть миллиардеры вроде Валерия Хорошковского.

Никакой принципиальной политики, основанной на осознании и различении идеологических приоритетов, готовности выражать социальные интересы и следовать им, в Украине так и не появилось. Исчезли из Рады коммунисты (равно как  их антагонисты из «Свободы») или не исчезли — сколь-нибудь принципиального значения не имеет. Зато снова мы видим желание сделать из парламентско-президентской республики президентскую, для чего нужен, как первый шаг, управляемый парламент. И задача эта успешно решается. В Украине вполне может повториться молдавский вариант, когда президент Владимир Воронин без смены конституции являлся основным действующим лицом политики, опираясь на парламентское большинство.

 

Многие задаются вопросом — как объяснить стремительный финиш «Народного фронта», обошедшего Блок Петра Порошенко? 

Если отвечать с точки зрения партийной идеологии, то, как кажется, избиратели так и не поняли разницы между двумя проектами (а ее и нет в действительности) и потому не видели смысла обязательно поддерживать только президента. Более того, Порошенко уже успел за неполных пять месяцев принять на свой счет немало неудач — разгром под Иловайском, поражение АТО в целом, непонятное перемирие с ежедневным обстрелами и стычками, неспособность договориться по газу с Россией в преддверии зимы и т.д. Напротив, Яценюк на этом фоне выглядел более убедительно, поскольку не нес политической ответственности в той же степени, что президент. Более того, в условиях резкой поляризации с Россией, сдержанная дипломатичность Порошенко казалась менее приемлемой, чем нарочитая агрессивность Яценюка, в переговорах с Москвой не участвующего. Что касается бронзового призера — «Самопомощи» Садового, то его несомненный успех — отражение запроса избирателя на свежие имена, не связанные с нынешней верхушкой. Ее лидеру удалось представить и программу и людей, от которых повеяло чем-то новым. Видимо, такие активисты «третьего сектора» во главе списка, как Анна Гопко, Оксана Сыроид или Алена Бабак, сулят надежду на изменения для украинцев.

 

Однако разумный скептицизм в отношении и «Самопомощи» будет лучшей из позиций.

Постсоветский опыт учит: настоящая «политика» делается не в залах парламента, а в кабинетах при тщательно запертых дверях. Конечно, Украина не Россия, и в ней не все так брутально. Но суть от больших полномочий Рады не меняется. Украинское общество еще не дозрело, увы, до контроля за политиками, и никакие разовые акции типа бросания в мусорный ящик, ситуации не поменяют. Реальное изменение ментальности — дело очень небыстрое, а любая спешка  может только застопорить процесс  и даже развернуть его в обратном направлении — как и произошло в России. Думается, Украина обречена на еще долгие годы политиканства. Уроки оранжевой революции однозначно об этом свидетельствуют. Нет никаких оснований предполагать, что в этот раз что-то изменится.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться