Что нужно менять в системе НПФ и в пенсионной реформе

Административные риски для НПФ

Продолжение. Начало здесь.

Риски, как правило, масштабно реализуются в периоды кризисов. Последний и еще не закончившийся показал это во всей красе. Многие банки и предприятия испытали серьезные трудности. Государство в рамках своей политики оказывало им помощь. На десятки и сотни миллиардов рублей. Однако в списке получателей такой помощи НПФ не оказалось. Ни на рубль. Причин этого может быть две. Первая: сектор НПФ в нашей экономике слишком мал, и его проблемы не вызывают беспокойства у властей. Вторая: НПФ реально и не нуждались в помощи государства.

Первая причина вполне правдоподобна, ибо объем накопленных в НПФ ресурсов меньше 2% ВВП (около 900 млрд рублей). А вот вторая весьма интересна для подробного анализа. Хотя бы потому, что по действующему законодательству пенсионные ресурсы НПФ должны инвестироваться в основной своей массе только в торгующиеся на биржах акции и облигации (до осени 2009 года вложения в банковские депозиты и недвижимость допускались в весьма ограниченном объеме). А российские биржевые индексы осенью 2008 года рухнули вчетверо от значений на начало года, и по многим торгующимся на биржах корпоративным облигациям в практическом плане возникли дефолты.

Окажись в подобной ситуации банк, он бы с очевидностью стал банкротом. Но ни один НПФ в такую «ересь» не впал. Почему? Дело в том, что обязательства НПФ кардинально отличаются от обязательств банка своей «длиной». Объем накопленных пенсионных ресурсов в любом НПФ примерно равен объему пенсионных выплат в течение периода дожития пенсионера (среднего времени жизни в пенсионном возрасте). А этот период в России — около 20 лет. Тем самым годовой объем обязательств НПФ в стационарном случае должен быть порядка 5% объема его ресурсов. Ресурсов, регулярно пополняемых пенсионными взносами вкладчиков. По факту в 2009 году российские НПФ полностью выполнили свои обязательства, выплатив лишь около 4% объема своих пенсионных средств. А поскольку в любом разумном НПФ всегда есть «подушка» из депозитов и госбумаг на 15-25% от объема их пенсионных ресурсов, то таким НПФ кризис длительностью до 3–5 лет — не кризис. Тем самым государство не ошиблось, не оказав никакой финансовой помощи НПФ.

Тем не менее российские НПФ попали в весьма затруднительную ситуацию с отчетностью своему регулятору — ФСФР. Обусловленную формулировками Закона о НПФ. С одной стороны этот Закон требует «сохранности» пенсионных ресурсов. В переводе на русский — не отрицательной годовой доходности от их инвестирования. С другой — ежегодной их бухгалтерской переоценки на конец года по рыночным ценам. По результатам которой и вычисляется упомянутая доходность. В условиях обвального падения фондовых рынков к концу 2008 года такая переоценка привела к тому, что у большинства НПФ вычисленная по Закону доходность составила от минус 20 до минус 40 процентов годовых. Возник вопрос: как одновременно выполнять два требования Закона, если выполнение одного влечет автоматическое невыполнение второго?

ЦБ России помог своим подопечным, выпустив циркуляр, разрешающий не проводить переоценку активов по 2008 году. Хотя для «коротких» банковских денег переоценка гораздо важнее, чем для «длинных» денег НПФ. А ФСФР умыла руки, сделав вид, что проблемы не существует. Положение было спасено за неделю до нового года «универсальным» письмом Минфина, которое практически повторяло упомянутый приказ ЦБР. Большинство НПФ воспользовалось им и показало нулевую доходность по 2008 году.

В следующем, 2009 году биржевые индексы выросли почти в 2,5 раза и очень многие НПФ по той же схеме переоценки активов получили доходность в десятки процентов, перекрывшую формальные потери 2008 года. Но показали своим вкладчикам весьма маленькую, сложив «в уме» итоги двух лет. Стоило ли законодателям огород городить такой арифметикой?

Когда мне приходилось читать на физфаке курсы теоретической физики, на первой лекции по каждому курсу я всегда говорил студентам: «Любая теория, противоречащая общепризнанным результатам экспериментов, достойна мусорной корзины». Так и здесь. Положения законов, которые невозможно выполнить в реальной жизни, необходимо пересматривать. Но прошло два года с начала кризиса, и наш регулятор никаких действий в этом плане не предпринял. Возможно, ему следовало бы прислушаться к известному фондовому гуру Уоррену Баффетту, довольно элегантно выразившемуся по этому поводу: «Неважно, по какой цене купил акции Ваш пенсионный фонд. Важно, сколько они будут стоить, когда Вы будете получать пенсию».

Справедливости ради нельзя сказать, что ФСФР ничего не делала. Очевидно, с ее подачи как регулятора в апреле с. г. был принят 65-ФЗ, в соответствии с которым ФСФР обязана подать иск о банкротстве НПФ, если, по ее мнению, у НПФ недостаточно средств для выполнения его обязательств. Разумеется, по результатам бухгалтерской переоценки активов НПФ на конец отчетного года. И если бы этот закон действовал в начале 2009 года, ФСФР была бы обязана обанкротить таким способом еще в прошлом году практически все безупречно выполняющие свои обязательства российские НПФ! Можно ли понять такой подход? Только если предположить, что его цель — вручную уменьшить число НПФ до одного-двух десятков. С целью экономии сил чиновников по контролю над ними. Разумеется, без уменьшения числа чиновников. Подтверждают эту гипотезу и многие другие новеллы в действующем законодательстве о НПФ последних трех лет.

Что следует изменить в действующем законодательстве о НПФ?

В первую очередь нужно отменить действующую норму о переоценке стоимости пенсионных ресурсов НПФ на «отчетную дату». Ибо эта норма никакого отношения к реальной способности НПФ безукоризненно выполнять свои обязательства не имеет. Ее можно заменить требованием непрерывного наличия в составе этих ресурсов в каждом НПФ запаса для пенсионных выплат в течение года в форме высоколиквидных и надежных федеральных гособлигаций и депозитов в банках, в которые разрешено размещать накопительную часть трудовой пенсии. Это необходимое и достаточное условие непрерывной устойчивости любого НПФ.

Во-вторых, следует убрать из действующего законодательства все «страшилки» и явно искусственные требования по вопросам «банкротства», поводов для отзыва лицензий, гигантских административных штрафов за несвоевременное представление буквально одностраничного документа в составе толстого тома отчетности и многого другого. Ибо они явно работают на резкое ограничение конкуренции в пользу самых больших и олигархических НПФ.

Такие шаги сохранили бы «производственную» базу для проведения реально пока еще не разработанной пенсионной реформы. И тем самым создали бы основу для еще не озвученной властями инновационной политики в социальной сфере. Эти проблемы, надеюсь, еще станут предметом наших дискуссий на сайте Forbers.

Автор — президент негосударственного пенсионного фонда «Империя»

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться