Праймериз с экскаватором: почему Сергей Собянин истребляет торговлю | Мнения | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Праймериз с экскаватором: почему Сергей Собянин истребляет торговлю

читайте также
+7 просмотров за суткиОт Кузьминок до Арбата: в итоговый список программы реновации вошли 5144 дома +4 просмотров за суткиСубститут Европы: как московская плитка помогает привлекать туристов Налоговые льготы: фонд реновации хотят освободить от налога на прибыль и НДС Урбанистический «кот Шредингера». Зачем Москва перенимает опыт других столиц Советское наследие. Об экономической политике в следующем электоральном цикле +1 просмотров за суткиГлавный по всем вопросам. Последствия прямой линии президента и предвыборная кампания +1 просмотров за сутки«Очень дорогие проекты»: ФАС выявила нарушения в программе «Моя улица» на 4 млрд рублей Реновация или деградация: кому на пользу новый закон? Триллионы инвестиций и политическая проблема. Госдума окончательно утвердила закон о реновации Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме +2 просмотров за суткиКоллективный аудитор. Мобильные технологии позволяют брендам увидеть магазины глазами покупателей Под снос. Все о программе реновации в Москве Дата с подтекстом: выборы президента назначены на день воссоединения с Крымом Одиночество Путина. Почему президент может пойти на выборы самовыдвиженцем Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров «Операция реновация»: большевистские методы в эпоху частной собственности Розница будущего: как изменится процесс покупки? Сергей Собянин о сносе пятиэтажек: «У нас жилья на одного человека меньше, чем в Токио» Большая реновация: Сергей Собянин утвердил списки пятиэтажек под снос Закон о сносе пятиэтажек: Собянин спасает бюджет и надеется на инвесторов Итоги приватизации. Как квартирный вопрос испортил москвичей

Праймериз с экскаватором: почему Сергей Собянин истребляет торговлю

Сносом ларьков мэр Собянин обрел постоянную политическую фронду. Фото Максима Блинова / РИА Новости
Теперь противники мэра получили возможность сформулировать главную и понятную обывателям претензию к московским властям

Теперь у Сергея Собянина появилась своя политическая точка невозврата. Платные парковки, плитка, превращающая в пытку поход по центру города в гололед, «оптимизация» столичных больниц и школ, даже электоральная победа над Алексеем Навальным — все меркнет в сравнении с тотальным сносом «самостроя» в ночь с 8 на 9 февраля 2016 года.

Уничтоженные ларьки, кафе, торговые павильоны и их оставшиеся ни с чем владельцы превратились для Собянина в этакий коллективный аналог того, чем ЮКОС и Михаил Ходорковский стали для Владимира Путина. Пусть в одном случае аресты, сроки огромные и даже смерти были платой за упорядочивание взаимоотношений власти и бизнеса. А в другом — к счастью, на порядок менее драматичном — возникновение в городе в одночасье более полусотен руин обуславливается необходимостью благоустроить столицу.

После 2003-го и отечественные, и зарубежные оппоненты Путина припоминали ему МБХ. А антисобянинцы получили возможность сформулировать главную и понятную обывателям претензию к мэру. Любимая чебуречная, погибшая под ковшом экскаватора, лишь на первый взгляд кажется слишком анекдотичной рифмой к ЮКОСу.

О «снесенных» рабочих местах сегодня не говорит только ленивый.

И наверное, по влиянию на рынок труда эффект может оказаться сопоставимым с тем, который вызвала ликвидация «черкизона», кстати, тоже случившаяся в кризис, но еще при Юрии Лужкове. Но самую известную московскую барахолку уничтожили фактически по распоряжению Путина. Мэрия была исполнителем. И то не самым главным и отнюдь не добровольным, если учесть дружбу Лужкова с Тельманом Исмаиловым. Нельзя сказать, что предшественник Собянина сам ничего не сносил. Но при нем бульдозеры и экскаваторы мэрии беспокоили главным образом не предпринимателей, а частных домовладельцев. Как это было в Бутово или печально знаменитом «Речнике».

К счастью для обитателей многочисленных новомосковских садовых товариществ, Собянин пока озадачен исключительно борьбой с бизнес-«самостроем». Возможно, не обошлось без нашептываний со стороны хозяев крупной торговой недвижимости, которым в скудное кризисное время не помешает пополнение из бездомных и ищущих новые площади арендаторов. Продолжая «юкосовские» аналогии, в истории с московским «самостроем» тоже должны быть свои «Роснефть» и Игорь Сечин. Пусть и коллективные. Но, как и с ЮКОСом, не они несут политическую ответственность за принятое решение и, главное, — за его последствия.

И вот здесь возникает принципиальное отличие между путинским и собянинским «рубиконами».

Российскому президенту жесткое равноудаление самого богатого олигарха помогло укрепить власть, показать остальным бизнесменам, кто в доме хозяин. Для московского мэра ларечники никоим образом не являются конкурентами. Собянин вовсе не для них и даже не для ностальгирующих по чебуречным горожан демонстрирует свою решимость.

Это продукт для «внешнего», немосковского или, скорее, общефедерального потребления. Если угодно, «истребление ларьков» — своеобразный элемент теневых праймериз, которые идут с прицелом на 2018 год.

Нет стопроцентной гарантии, что Путин пойдет на очередной президентский срок. Еще меньше вероятность сохранения премьерского поста за Дмитрием Медведевым. Наконец, не исключена замена главы правительства и по итогам парламентских выборов.

При этом «скамейка запасных» совсем не ломится от игроков, способных принимать болезненные и непопулярные решения. Хотя по мере вхождения экономики во все более глубокое пике потребность в таковых стремительно актуализируется.

Понятно, что для Путина умение «подсластить пилюлю», должным образом подготовить целевую аудиторию является не менее важным качеством, чем решительность. Собственно, в этом одна из причин, почему Алексей Кудрин не может занять сколько-нибудь значимый пост. И нынешняя реакция «ларечников» — совсем не в плюс Собянину. Тем более что снос «самостроев» планировался давно. И времени на подготовку потенциальных жертв к неизбежному вроде как было достаточно.

Почему, в сущности, ординарная процедура стала как минимум скандалом недели — то ли из-за просчета пиарщиков мэрии, то ли из-за эффективной контригры собянинских недоброжелателей — сказать трудно. Хотя второе априори предполагает первое.

Зато теперь Собянину отступать некуда. Он пойдет вперед, обретя как ярых сторонников, благодарных за «восстановление первоначального архитектурного облика», так и непримиримых противников, не простивших мэру потерю бизнеса. Их не настолько много, чтобы помешать собянинской карьере. Но и не настолько мало, чтобы избавить его от фронды. То есть — противовеса, который не помешает любому политику. А кандидату в «преемники» — тем паче.