«Кто лет через 30-50 вспомнит Мещерякова из Росбанка? Никто. А книги останутся»

Владелец «Издательского дома Мещерякова» — о том, как создать бизнес, который будет радовать

Вадим Мещеряков, владелец «Издательского дома Мещерякова», — бывший топ-менеджер, сделавший блестящую карьеру. Он начал в 1993 году с должности сотрудника кредитного отдела в ОНЭКСИМбанке — и стал директором юридического департамента. Участвовал в банкротстве Инкомбанка, был старшим вице-президентом Росбанка, отвечая за особо важные юридические вопросы. А в 2008 году уволился, чтобы заняться книжным издательством, которое учредил за три года до того. В прошлом году чистая прибыль издательского дома превысила 8 млн рублей при выручке около 90 млн рублей. Мещеряков говорит, что на самом деле зарабатывает гораздо меньше, чем в банке, — весь доход идет на развитие. Зато теперь он по-настоящему счастлив. Предприниматель рассказал Forbes, как создать бизнес, который будет радовать.

Мое издательство появилось по банальной причине — нужно было трудоустроить жену. Она семь лет просидела с ребенком и хотела какого-то дела. Я подумал и предложил: «Давай создадим издательство. Ты будешь им заниматься, а я если что помогу». Подсознательно, наверное, я воплощал свою мечту. Главными моими проводниками в жизни (говорю это без всякого пафоса) всегда были книги. Книги гораздо быстрее учат чему-то важному, чем собственный опыт, — интуитивно я это понимал еще в детстве. И издавать мы начали именно то, что мне нравилось в детстве.

После некоторых усилий наши первые книги — «Научные забавы» Тома Тита и «200 лучших работ» Бидструпа — очень хорошо продались, и я радовался: какой молодец, угадал спрос, наладил производство бестселлеров. Я по-прежнему работал в банке и все воспринимал в «бизнесовом» разрезе. Но потом обломался: издал еще пару книг, и они провалились. Я стал анализировать неудачи, уделять больше внимания издательству и в конце концов понял — нельзя относиться к книге как обычному товару. Это не просто автор, иллюстратор, переводчик, дизайнер и так далее. Это идея, дух, который их объединяет, — вот на таком стыке получается хорошая книга.

Итак, я начал помогать жене. Помогал, помогал, и вдруг осознал, что нашел дело своей мечты. Впрочем, когда мы начали одну из самых успешных наших серий — винтажную «Книгу с историей» — я все еще был коммерсантом, хотел выделиться на рынке. А в 2009 году мы выпустили «Питера Пэна» с иллюстрациями Артура Рэкхама и полностью нашим дизайном. Я взял книгу в руки и почувствовал, что она дышит — дышит тем коллективом, который в нее вложил свои силы. И я радовался не тому, что смогу хорошо продать такую книгу, а тому, что создал живой организм. Добился своеобразной реинкарнации себя и многих людей, участвовавших в издании. Кто лет через тридцать-пятьдесят вспомнит Мещерякова из Росбанка? Никто. А книги останутся.

С тех пор я живу с этим чувством. И готов аршинными буквами где угодно написать: «Люди, счастье не в деньгах!» Конечно, за деньги можно купить все, что хочется, но счастья это не принесет, потому что покупка — не творчество. А суть жизни — это творчество, преобразование реальности вокруг себя, будь то стрижка газонов или строительство мостов. Ничего страшного, если поначалу ты работаешь ради денег, чтобы обеспечить себя и свою семью всем необходимым для жизни. Но как только ты выполняешь эту программу, появляется нужда в иных смыслах. Поэтому мне расхотелось быть юристом. Зарабатывать деньги из пустоты на самом деле не кайф.

Если начинать бизнес, то лучше выбирать не сегмент рынка, где видишь прибыль, а тот, где сможешь выразить себя. Мои знакомые крутили пальцем у виска, когда я ушел из банка и всерьез стал заниматься книгами: рынок же переполнен, а опыта никакого. Но я выбирал не маржу, а вид деятельности. Правда, год назад во мне «взбрыкнул» коммерсант: дело пошло, меня заметили, что ни издам — магазины будут брать и продавать. Я стал думать о норме прибыли, объемах и тому подобном. И перестал получать удовольствие. Ничего не издал такого, что мне не понравилось, но это была любовь умом, а не сердцем. Я понял, что рано или поздно буду вынужден схалявить, потому что не смогу лично контролировать процесс. Я решил, что мой предел — 200 наименований книг в год. Понимаю, что расширяться надо, от этого никуда не уйдешь, но расширяться можно не в объемах, а в направлениях. В минувшем октябре мы открыли «Лавочку детских книг» на Солянке, и конкуренты не верят, что этот магазин уже приносит прибыль (аренда там весьма недешевая). А все дело в атмосфере. Какого-то супердизайна там нет — просто стоят стеллажи с хорошими книгами в неординарных обложках примерно от 50 небольших издательств. Теперь такие «Лавочки» есть в Питере, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону.

Во мне до сих пор спорят бизнесмен и издатель. Я вижу огромную потребность в дешевых книгах на рынке, я могу включиться в эту игру, но держусь в стороне. Борьба внутри себя за то, что мне действительно нужно, для меня важнее борьбы за рынок. Хотя она тоже есть и отнимает много времени. Но я понимаю — это такая данность. Как погода.

Новости партнеров