Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков - Мнения
$59.46
69.53
ММВБ1945.12
BRENT51.41
RTS1030.95
GOLD1258.33

Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков

читайте также
+15 просмотров за суткиЗапрет на анонимность: Госдума приняла законы о мессенджерах и блокировке VPN +11 просмотров за суткиПраво на тайну: Госдума ограничила доступ миноритариев к документам компаний +8 просмотров за суткиСначала 50, потом 100 рублей в день: Госдума приняла закон о курортном сборе +32 просмотров за сутки«Беспрецедентный случай»: Госдума просит проверить ЦБ и АСВ после краха банка «Югра» +9 просмотров за суткиСамые богатые федеральные чиновницы – 2017: рейтинг Forbes Woman В правительстве задумались об отсрочке запуска «закона Яровой» на пять лет ФНС получила право блокировать доступ к анонимайзерам и VPN +61 просмотров за суткиИсправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме +3 просмотров за суткиВ Госдуму внесли законопроект о запрете технологий обхода блокировок +7 просмотров за суткиДата с подтекстом: выборы президента назначены на день воссоединения с Крымом +3 просмотров за суткиВ Госдуму внесли законопроект об идентификации пользователей мессенджеров +9 просмотров за суткиРеновация миллионов: Госдума одобрила программу сноса «хрущевок» в Москве +5 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться +5 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +2 просмотров за суткиЯрмарка тщеславия: как работает современный рынок науки +8 просмотров за суткиУрок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м +7 просмотров за суткиПутин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации Все о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Политический нарциссизм в России: восстание низа Чего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ
Мнения #Власть 09.08.2016 12:06

Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков

Фото Reuters / Denis Sinyakov
Либерализация партийного законодательства 2012 года не создала условий для демократизации партийной системы страны

Уже меньше чем через полтора месяца пройдут очередные выборы в Государственную думу. Впервые они проводятся по измененному избирательному законодательству, которое инициировал уходивший со своего поста в 2012 году президент Дмитрий Медведев.  Еще пять лет назад, до внесения этих изменений в России было зарегистрировано всего 7 политических партий, теперь же, согласно официальным данным, их число выросло в 11 раз - 77 различных партий получило свидетельство о своей регистрации. В итоге у каждого избирателя в день голосования перед глазами будет бюллетень с бо́льшим количеством партий на выбор. Однако означает ли это, что увеличилось реальное количество альтернативных предложений на политическом рынке? 

Для того чтобы определить ресурсный потенциал новых партий, достаточно проанализировать их финансовую отчетность. Партия, которая не обладает финансовым ресурсом, попросту не может вести свою деятельность: арендовать помещения, платить зарплату сотрудникам, печатать агитационные материалы, рекламу и т. д. Такая квазипартийная структура создается для осуществления различных целей - начиная от банального спойлерства, заканчивая брендированием и выкупом потенциально востребованных «названий» в будущем. Однако в любом случае партии без финансирования не способны бороться за реальное представительство интересов своих избирателей. Для того чтобы отделить подобные «зерна от плевел», понять ключевые источники финансирования «системных» и «несистемных» партий, эксперты проектного центра «Инфометр» проанализировали весь корпус открытой финансовой отчетности партий за 2015 год, которая публикуется на сайте ЦИК РФ. Forbes публикует главные выводы этого масштабного исследования.

Первичный анализ финансовых отчетов показал, что 55 из 77 политических партий даже теоретически не могут вести политическую борьбу, так как у них либо полностью отсутствует финансовая деятельность, либо поступления из разных источников не превышают один миллион рублей, что не позволяет говорить о масштабной деятельности.

Фактически это просто юридические лица, которые существуют лишь формально. Таким образом, из списка потенциальных политических альтернатив можно было сразу вычеркнуть подавляющее число партий.

 «Значительное число партий изначально создавалось как юридическое лицо и ничего другого там не было. Причины, по которым они создавались, были разными: кто-то создавал проект, не оценив перспективы, либо резко не стало денег и так далее, другие изначально были спойлерами, главная цель которых – раскол голосов, третьи просто создавали проект под продажу для выдвижения кандидатов», — комментирует кандидат политических наук Александр Кынев.

Структура финансовой отчетности позволяет не только проанализировать наличие/отсутствие денежных средств у партии, но и ознакомиться с источниками поступлений как от физических, так и от юридических лиц. Подобный анализ сможет показать, есть ли из оставшихся 22 партий другие подконтрольные, зависимые и несамостоятельные организации, хотя и обладающие большим ресурсным потенциалом.

Естественно, что самыми богатыми партиями являются получатели бюджетных средств, набравшие необходимое количество голосов на прошлых выборах. Помимо представленной в Думе «большой четверки» партий, госфинансирование получает и партия «Яблоко», сумевшая в 2011 году преодолеть 3%-ный барьер.  Однако кроме государственного финансирования партия получает пожертвования от физических и юридических лиц. Сопоставив все перечисленные объемы поступлений, можно получить достаточно наглядную картинку.

  «Единая Россия» ожидаемо стала самой богатой партией, но примечательно, что ее самыми крупными спонсорами среди физических лиц являются действующие депутаты различного уровня и кандидаты на выборы в Госдуму, а не перечень конкретных фамилий, которые традиционно ассоциируют с партией власти или ближним кругом вокруг президента. Более того, в условиях электорального авторитаризма, напрямую не аффилированный с государством бизнес не заинтересован в финансировании оппозиционных структур, поскольку понимает и осознает все политические риски таких действий.  В такой ситуации если и делать на кого-то ставку, то  только на парламентские партии, желательно перед этим получив согласование «расходов» у кого-то из высших федеральных структур.

По закону максимальная сумма пожертвования от физического лица в пользу политической партии не должна превышать 4 330 000 рублей. Проверка ЦИК РФ в отношении одного из жертвователей - Струкова Константина Ивановича - нарушений не выявила, однако подобное удалось обнаружить в отношении другого жертвователя - Ищенко Петра Сергеевича. В итоге ему была возвращена сумма переплаты.

Из шести жертвователей «Единой России», перечисливших более 3 миллионов рублей своей партии, четверо — действующие депутата парламента. Для развитых, да и развивающихся демократий такая ситуация не совсем традиционна.

Данный факт можно объяснить высокой внутрипартийной конкуренцией и борьбой за места в федеральном или региональном партийном списке, а также более вольготные условия в одномандатных округах в преддверии грядущих выборов. «Единая Россия» является самой массовой партией в стране (более 2 миллионов членов), а финансовое участие в жизни партии может выступить в роли решающего фактора при определении позиции кандидата.

Одна из ключевых особенностей финансовых отчетов парламентских партий - непрозрачность поступлений. Например, студенты, мягко говоря, не являющиеся целевой аудиторией КПРФ и самыми обеспеченными слоями населения в России,  жертвуют в счет коммунистов от 200 000 до 1,2 миллионов рублей. 

Молодой преподаватель из МГИМО жертвует 3 миллиона рублей на нужды «Справедливой России». И такие случаи – не редкость.

 В этой ситуации возникают вопросы относительно реальных источников средств, которые были переданы как пожертвования партии от физических лиц. Обвинить подобных «жертвователей» в нелегальном финансировании партий по действующему в России законодательству невозможно, но имиджевые потери и вопросы у грамотных избирателей подобные, близкие к «серым», схемы финансирования не могут не вызвать.

 

 «Тот факт, что часто значительные средства перечисляются на партийные счета членами или сторонниками партии, которые, казалось бы, не должны иметь таких ресурсов в собственном распоряжении, говорит только об одном – сфера финансирования политической борьбы остается в России «серой», - считает Андрей Стародубцев, научный сотрудник Александровского института Университета Хельсинки, доцент департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ (СПб). — Такая ситуация, конечно, выгодна действующим властям, которые могут использовать это для давления на оппозицию».

Причина, по которым партии прибегают к «серым» схемам финансирования, по мнению Александра Кынева, заключается в жесткости законодательства, регламентирующего эту сферу: «Из-за запретов мы получаем «серую» схему, в которой невозможно отследить реальные источники средств. Нужно проводить дополнительные изыскания по выявлению цепочек средств, а иногда вовсе невозможно её вскрыть. Именно поэтому я считаю, что все эти ограничения в законе – от лукавого. Все равно деньги попадают в кассу, они идут на выборы, но за счет этих запретов искажается картина. Когда практика обхода закона становится массовой, это очень плохая традиция. Кроме того, это лишает нас объективной картины: мы не знаем, откуда на самом деле деньги. Открытость в данном случае, на мой взгляд, важнее, чем этот иллюзорный контроль, который является чистой фикцией».

Тем не менее достаточно очевидно, что такие «серые» схемы могут быть использованы не только для обхода жестких законов, но и для ведения не вполне честной политической борьбы. В таком случае речь должна идти не столько о фиктивности самих жертвователей, сколько о реальном потенциале использования неконкурентных финансовых инструментов, способных повлиять на итоговый процент голосов, отданных за ту или иную партию.

Кроме того, в ходе анализа были обнаружены откровенно удивительные случаи, когда формальные члены «Единой России» жертвовали крупные суммы в адрес других партий.

Зачем членам партии власти финансировать конкурентов? Здесь может быть два ключевых стимула, две причины подобного поведения.

Во-первых, финансирование «чужих» через третьи лица может быть эффективным политическим инструментом в межпартийном противостоянии: Партия пенсионеров претендует на электорат основного конкурента «Единой России» - КПРФ, а Зеленые теоретически могут оттянуть часть голосов у «Яблока». Поэтому политтехнологи партии власти могли счесть приемлемым повысить политическую конкуренцию и распылить голоса своих основных оппонентов таким образом.

Подобное рукотворное политическое противостояние, когда сильные игроки сами формируют себе политических противников, чтобы затем одолевать их в ходе «демократических» процедур или же создают структуры, цель которых в подавлении реальной состязательности выборов - лишь подтверждает наличие авторитарных тенденций в политическом режиме страны.

«Современные авторитарные системы активно притворяются демократическими даже тогда, когда все знают, что они таковыми не являются, - объясняет Андрей Стародубцев, - проводятся выборы, функционируют суды и парламенты, работают многочисленные средства массовой информации – по внешнему виду, авторитарное государство мало чем отличается от демократического, что часто подчеркивается сторонниками текущего российского политического режима. Касается это и финансирования партий».

Во-вторых, внедренный наиболее масштабно в этом году в партию власти инструмент праймериз повысил риски ряда депутатов не попасть на проходные места в партийные списки. Вполне возможно, что профинансировав конкурентов через не аффилированные напрямую с ними лица, именно такие кандидаты стремились подготовить себе план «Б», запасной вариант, который позволит продолжить политическую борьбу, как бы не сложилась ситуация на «основном месте работы». Похоже, что подобной схемой мог воспользоваться действующий депутат Госдумы от «Единой России» Олег Савченко, который проиграл праймериз в партии власти, но намеревался выдвинуть свою кандидатуру от «Партии пенсионеров за справедливость». Для него и нескольких его достаточно весомых в политическом плане коллег — Евгения Артюха, Евгения Михайлова и Евгения Бутова – подобная схема не увенчалась успехом, но наличие подобных прецедентов показательно само по себе.

Следует заметить, что в представленный анализ была включена только официальная финансовая отчетность, но даже она показала «серые» схемы и непрозрачные цепочки финансирования. Инструменты «черной бухгалтерии» значительно более запутанные и сложные, что открывает для акторов новые возможности для ведения борьбы.

Таким образом, в России по-прежнему происходит зачистка поля публичной политики. Политика является не публичным противостоянием, а подковерной игрой, где кандидаты в первую очередь борются за аппаратный вес, а не голоса избирателей, поскольку их итоговый результат намного больше зависит партийного «лейбла», бренда и места в партийном списке, чем реального народного волеизъявления.

Учитывая подобные тенденции и расширение списка политических игроков, тактика несистемной оппозиции 2011 года - «Голосуй за любую партию, кроме Единой России» - в современных условиях работать уже не будет. Значительная часть демократической оппозиции самостоятельно принимает участие в избирательной кампании и стремится убедить избирателей не только не бойкотировать выборы, но и придти на участки 18 сентября, чтобы отдать свой голос именно им. Однако, главный итог либерализации партийного законодательства для рядового избирателя – на ближайших выборах он получит все тот же набор партий, щедро разбавленных спойлерами, дочерними структурами системных партий и партиями с незначительными финансовыми возможностями, о существовании которых, в силу их малой медийной активности, избиратель может узнать только из бюллетеня.

Сегодня большинство политологов сходится во мнении, что число партий в новом созыве парламента, скорее всего, не увеличится. Анализ финансов партий показывает, что для этого нет не только институциональных или политических, но и ресурсных предпосылок.

С более подробными материалами исследования можно ознакомиться здесь