Алексанян перед смертью не смог получить британскую визу

Журнал The New Times в понедельник обнародовал отрывки из интервью с бывшим вице-президентом ЮКОСа Василием Алексаняном, передает «Интерфакс». Решение о публикации материала издание приняло после смерти героя – неделю назад тот скончался в собственной квартире в Москве. Похороны состоялись в четверг, 6 октября.

Напомним, Алексанян, представлявший в суде интересы Михаила Ходорковского в период первого «дела ЮКОСа», возглавлял правовой департамент нефтяной компании. Он был арестован по обвинению в хищениях акций и отмывании выручки через пять дней после того, как согласился занять должность исполнительного вице-президента НК в апреле 2006 года. В следственном изоляторе топ-менеджер провел более двух лет. За это время состояние его здоровья резко ухудшилось. У Алексаняна были диагностированы ВИЧ-инфекция и онкологические заболевания. В декабре 2008-го Мосгорсуд освободил тяжело больного обвиняемого под залог. В июне 2010-го его уголовное дело было закрыто за истечением срока давности.

В одном из последних своих интервью Алексанян охарактеризовал свое пребывание в тюрьме как «ад», обвинил в предвзятости власти Британии из-за нежелания пустить его в страну на лечение.

«Я бы хотел забыть этот кошмар. Это ад, где обычные люди приходят «на работу» и делают зло. У них даже никаких чувств по этому поводу не возникает», – признался бывший вице-президент ЮКОСа.

Он также выразил уверенность в том, что если бы его случай стал прецедентом, «то и Сергей Магнитский был бы жив» «Надо было всех этих людей в свое время лишить возможности делать зло. А в тюрьме вы не разберетесь никогда – там круговая порука», – констатировал Алексанян.

По его словам, Лондон отказал в визе с «идиотскими объяснениями». «Якобы я не доказал, что меня что-то крепко связывает с Россией. На моем иждивении восьмилетний ребенок, 73-летние родители. Этого разве недостаточно? Там, видимо, какие-то другие причины. Они, наверное, не хотят, чтобы я туда приехал умирать, а я умирать не собираюсь», – говорил он.

Алексанян также выразил уверенность в том, что его выпустили из-под ареста в расчете на быструю смерть. «Так и говорили – в лицо. Проблема еще и в том, что они и меня держат на крючке: все мое имущество до сих пор арестовано, несмотря на то, что дело, в рамках которого накладывался арест, прекращено. Автомобили и дом арестованы. Я не могу ими распоряжаться. Жить в доме я могу. А имущество, которое при обыске было изъято в качестве вещественных доказательств - в основном деньги, часы (то, что не имеет никакого отношения к инкриминированным мне присвоениям акций), – просто пропало из уголовного дела, хотя вещдоки должны храниться при деле и возвращаться в случае его прекращения», – заключил бывший топ-менеджер.

Новости партнеров