О чем не пишут в России: почему Усэйн Болт сбежал от британских налогов

Обзор мировой прессы: почему олимпийский чемпион больше не приедет в Лондон, чем просто богатые американцы отличаются от сверхбогатых и зачем полиция расстреляла забастовку рабочих в ЮАР

Капитал

В чем главное отличие просто богатых американцев от их сверхсостоятельных соотечественников? В этом вопросе разбирается редактор The Atlantic Мэттью О’Брайен. «Забудьте о золоте. Сегодня Скрудж Макдак купался бы в доходах, полученных от прироста капитала, и частично — от дивидендов», — пишет автор. В доказательство он приводит диаграммы, составленные экспертом Центра налоговой политики США Бобом Уильямсом. На графиках изображена структура двух групп налогоплательщиков: первая — семьи с валовым годовым доходом от $1 млн, вторая — топ-400 крупнейших налогоплательщиков страны (доход — от $77 млн в год по данным 2009 года).

Как выяснилось, чем богаче человек, тем больший процент в доле его доходов составляют доходы от прироста капитала (17% у первой группы и 46% — у второй). В то же время в докризисный период эти цифры были в 1,5–2 раза выше у обеих анализируемых групп (в 2007 году — 38% у «простых» богатых и 66% — у сверхбогатых). Это означает, что прирост капитала находится в прямой зависимости от роста всей экономики и, когда происходит глобальная рецессия, возрастает доля других источников дохода.

Южная Африка

Газета Financial Times в пятницу посвящает большой репортаж трагическим событиям в ЮАР, где в четверг полиция расстреляла участников рабочей забастовки. По неофициальной информации, жертвами огня, открытого силовиками по протестующим в Йоханнесбурге, стали от 12 до 18 человек. Жестокость, с которой правоохранительные органы расправились с демонстрантами, шокировала общественность и подорвала репутацию сырьевого сектора ЮАР — крупного добытчика угля, платины, золота и ферросплавов для промышленности региона. В Йоханнесбурге располагаются офисы примерно половины из топ-20 горнодобывающих компаний мира, и вчерашний расстрел забастовки — повод для них задуматься о целесообразности инвестиций в ЮАР.

Жертвами полицейской агрессии накануне стали сотрудники третьего по величине добытчика платины в мире Lonmin, акции которого котируются на Лондонской фондовой бирже. Рабочие, требующие улучшения условий труда, в последние недели резко радикализировались: к примеру, во время вчерашней стычки они были вооружены копьями, мачете и палками. Какая сторона атаковала оппонентов первой, остается неясным. Силовики демонстративной жестокостью могли мстить за убийство двух своих коллег на прошлой неделе.

Усэйн Болт

Ямайский спринтер, на лондонской Олимпиаде пополнивший свою коллекцию медалей тремя золотыми наградами, вряд ли вернется в Британию в обозримой перспективе. Причина — налоговое бремя, которое вынуждены нести состоятельные резиденты Соединенного Королевства. «Как только закон изменится, я буду проводить здесь все свое время», — признался Болт журналистам после завоевания третьего «золота» в эстафете.

В последние три года легендарный бегун ни разу не появлялся на территории Британии. Когда в 2010 году он отказался приехать на очередные престижные коммерческие соревнования, его агент честно объяснял прессе: «Болт слишком мало заработает здесь, если сохранится действующая налоговая ставка». Заманить чемпиона в итоге удалось организаторам турнира в Париже, напоминает в редакционной колонке The Wall Street Journal.

В некоторых фискальных категориях Франция выглядит менее выгодным местом для заработка, чем Британия, но не в спорте. Исключение кабинет Дэвида Кэмерона сделал только для олимпийцев и параолимпийцев в 2012 году. В остальных случаях налогами облагается не только непосредственный доход спортсменов в Королевстве, но и их рекламные контракты, заключенные с зарубежными спонсорами. Во Франции и США столь жестких рамок не предусмотрено — речь идет лишь о взимании налога с «местных» контрактов.

Таким образом, если бы Болт, к примеру, поучаствовал за год в шести забегах, один из которых состоялся бы в Британии, правительство страны получило бы инструмент для требования со спринтера 1/6 всех его спонсорских соглашений. Учитывая, что один контракт с Puma приносит ямайцу $9 млн дохода в год, даже гонорар за участие в турнире (до 250 000 фунтов) не покрыл бы сумму, необходимую для удовлетворения фискальных аппетитов местных властей.

Новости партнеров