Кто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития - Новости
$55.91
60.74
ММВБ1970.41
BRENT52.53
RTS1110.22
GOLD1271.49

Кто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития

читайте также
+609 просмотров за сутки«Старая скрипучая машина, которая заезжает не туда», — Кудрин об управлении экономикой +133 просмотров за суткиРиторика министра: зачем население призывают скупать доллары? +59 просмотров за суткиОрешкин против рубля: стоит ли доверять прогнозу Минэкономразвития? +11 просмотров за сутки68 рублей за доллар: правительство готово к падению курса и верит в рост ВВП +6 просмотров за суткиКризиc в региональных финансах отступает: пять показательных графиков от Fitch +20 просмотров за суткиДоллар за 68 рублей и еще пять прогнозов от Максима Орешкина +9 просмотров за сутки«Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы +11 просмотров за сутки2% роста ВВП и инфляция 4,4%: что министр экономики пообещал профсоюзу олигархов +13 просмотров за суткиОправдать ожидания: министр экономики поручил макропрогнозирование Полине Бадасен +12 просмотров за суткиЭксперты заявили о рекордном сокращении оборота розничной торговли в России Итоги 2016 года в событиях. Чем запомнился уходящий год Дела Сечина. История главной приватизационной сделки года ОПЕК договорилась: что будет с нефтью и рублем? В ожидании встречи ОПЕК: как изменилось настроение инвесторов Лекция фонда Егора Гайдара «Недвижимость: покупка или аренда?» Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Каток и телевизор: антикоррупционные итоги 2016-го года Приватизация-2016: убрать из министров Урок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м Падение индексов и валют: как рынки встречают Трампа

Кто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития

Максим Орешкин Фото Дмитрия Серебрякова / ТАСС
С приходом нового главы у Министерства экономического развития есть шанс стать главным идеологом реформ, как при Германе Грефе, или превратиться в филиал Минфина

«Это экономист новой формации». Так представил сотрудникам Минэкономразвития нового министра экономики первый вице-премьер Игорь Шувалов и задал главный вектор: правительство продолжает экономический курс президента, который был начат еще в 2000 году и формировался с 1999 года, но в другом формате. В каком именно, он не уточнил.

Президент и председатель правительства ставят важные задачи, подхватил Орешкин: помимо обеспечения макроэкономической стабильности, долгосрочной устойчивости экономики и снижения зависимости от внешней конъюнктуры, необходимо обеспечить ускорение темпов экономического роста. «Я уверен, у России большой потенциал для роста», — оптимистично заявил Орешкин. Министерству важно пройти через своего рода перезагрузку, пообещал он сотрудникам.

В подчинении у Орешкина теперь около 2000 человек. Чего ждать от нового министра, опрошенные Forbes cотрудники не знают.

«Надо быть готовыми к любому сценарию»

Шувалов обозначил Орешкину и его новым подчиненным главную задачу: вернуть Минэкономики статус главного макроэкономического прогнозиста. По его словам, руководство правительства и администрация президента в последнее время обращались за экспертной помощью в Минфин и ЦБ, а не в Минэкомразвития: это надо менять.

Орешкин в бытность замминистра финансов не раз спорил с бывшим министром Алексеем Улюкаевым. Интересно, что роль департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина заметно выросла в публичном пространстве именно при Орешкине: ведомство стало публиковать приличные макроэкономические доклады и делать прогнозы, которые функционально дублировали Минэкономразвития, заметил бывший министр экономики Андрей Нечаев.

"Когда в начале года на фоне падения нефтяных цен ниже $30 за баррель начали раздаваться панические заявления, что курс рубля к концу года достигнет 100 рублей, Орешкин категорически возражал, что такого точно не будет, да и цены на нефть подрастут", — вспоминает старший научный сотрудник ИМЭМО Михаил Субботин.

Надо перестать угадывать цены на нефть и быть готовыми к любому сценарию, говорил Орешкин прошлым летом в интервью ТАСС.

Орешкин — один из активных защитников бюджетного правила. «Бюджетное правило — это долгосрочная конструкция», — уверен он. Главный тезис Орешкина — базироваться необходимо на консервативных оценках, как бы ни казалось, что цены на нефть пойдут в уверенный рост. «Мы видим механизм, который позволит нашей экономике перестать следить за нефтяными котировками. Причем на внешних рынках цена может колебаться, но внутренняя экономика будет жить в таких условиях, как будто она постоянная. Это как раз коридор $40-50 за баррель», — утверждает Орешкин (цитата по ТАСС).

Бывшие коллеги по бизнесу и госслужбе хвалят Орешкина за работоспособность, знания экономики и широкий кругозор. У Орешкина значительный опыт как в банковском секторе, так и в государственных структурах и прекрасная репутация в инвестиционном сообществе, отмечает председатель правления Евразийского банка развития и бывший замминистра финансов Дмитрий Панкин.

Вызовы, которые стоят перед экономикой и министерством, потребуют, помимо интеллектуальной компетенции, еще и навыков доведения идей до стадии принятых решений, уверен руководитель АНПФ и бывший замминистра экономики Сергей Беляков.

У Минэкономики — новый амбициозный лидер, и у ведомства есть возможности реализовать себя и сохранить свой вес в структуре органов власти, полагает директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева.

Амбиции у нового министра есть, но внешним наблюдателям неясно, что он конкретно сделал и какие решения принимал, скептичен бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко.

Путь наверх

Орешкин родился в 1982 году в Москве. Получил классическое экономическое образование: в 2004 году окончил магистратуру Высшей школы экономики по направлению «экономика». Согласно официальной биографии, он начинал карьеру в Центральном банке, куда устроился в 2002 году экономистом первой категории. За четыре года вырос до главного экономиста и заведующего сектором. Его брат Владислав также работал в ЦБ. Начинал Орешкин с нижней позиции, повышение по службе означает, что он хорошо себя зарекомендовал: в Центробанке ценятся профессиональные способности, а позиция там стала трамплином для его работы в коммерческом секторе, отмечает бывший сотрудник ЦБ.

Через четыре года Орешкин покинул госслужбу и отправился работать в Росбанк на позицию старшего менеджера, в 2010 году стал руководителем аналитического блока по России и СНГ в ЗАО «Креди агриколь Корпоративный и инвестиционный банк», в 2012 перешел в «ВТБ Капитал», где чуть больше года проработал главным экономистом. Вернулся на госслужбу в 2013 году на должность директора департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина, где подчинялся замминистра Алексею Моисееву, а в марте 2015 года был назначен замминистра финансов.

Судя по дискуссиям в рамках «столыпинского клуба», монетаристский подход Орешкина в Минфине раньше не совпадал с идеями, продвигаемыми негосударственным бизнесом, но возможно, с переходом в Минэкономики потребности развития российского бизнеса станут ему ближе, отмечает директор Arbat Capital Алексей Голубович. У Орешкина «минфиновский уклон» в подходе к макроэкономике (нацеленность на сбалансированный бюджет, а не на долгосрочное развитие экономики), критикует нового министра федеральный чиновник на условиях анонимности.

Слабое звено

Главные претензии к точности прогнозов Минэкономразвития и его споры с Минфином многим кажутся не принципиальными. Бывший министр экономики Евгений Ясин напомнил, что Минфин и Минэкономики спорили всегда в силу разницы функционала: задача одного министерства — стимулирование роста, другого — сведение бюджета. 

«Я не помню такого времени, чтобы два министерства придерживались одинаковых позиций», — говорит Ясин.

Построение прогнозов — всего лишь одна из функций министерства: среди крупных вопросов в компетенции ведомства — стратегия во внешней торговле и ВТО, приватизация и управление имуществом, считает Алексашенко. Прогнозирование относится скорее к научно-творческой деятельности министерства, солидарен с ним бывший министр экономики Яков Уринсон. 

Среди существенных вопросов компетенции Минэкономики должны быть такие, как структурная и инвестиционная политика, крупные инфраструктурные проекты, госзаказ, гособоронзаказ и мобилизационная программа, устойчивость экономики в экстремальных ситуациях,  отмечает последний. По его словам, без согласования с министерством не должны приниматься важнейшие правительственные решения и выходить в свет принципиальные постановления правительства.  «Министр экономики в 1990-е, да и в нулевые годы имел прямой выход не только на премьера, но и на президента страны», — напоминает Уринсон. Орешкин может не понимать всей широты охвата вверенных ему вопросов, считает Алексашенко. Позиция министра экономики является существенной в формирования списка потенциальных объектов для приватизации, но не определяющей, поскольку окончательное решение принимают премьер и президент, отмечает Уринсон.

Перестановки под вопросом

На встрече с сотрудниками Орешкин обещал как можно быстрее принять дела и вникнуть во все вопросы и проблемы ведомства. Шувалов и Орешкин назвали команду министерства профессиональной. Но перестановки не исключены по функциональному принципу, говорит федеральный чиновник. Есть ли какие-либо договоренности по поводу кадров с Силуановым, непонятно, отмечает другой федеральный чиновник.

В числе первого напутствия Орешкина сотрудникам Минэкономики — нужно изменить стиль работы и активнее взаимодействовать с другими ведомствами: Минфином, ЦБ и отраслевыми министерствами. Задачи перед министерством стоят непростые, и чтобы с ними справляться, ведомству придется меняться, отметил Орешкин.

Вес ведомства в иерархии органов власти зависит во многом от руководителя — как он себя поставит и проявит, размышляет партнер Matrix Сapital Евгений Гавриленков.  Если есть ставка на прорыв в экономике и возвращение к идеям активных реформ, как было во времена Германа Грефа (Греф руководил Министерством экономического развития и торговли в 2000-2007 годах. - Forbes), тогда Орешкин не является техническим человеком, говорит он.

Греф на посту министра проделал гигантскую работу: привлек сильные кадры и не боялся выступать против первых лиц, отстаивая свои идеи реформ, напоминает Уринсон. Министры экономики часто славились тем, что шли против политиков: даже Евгению Ясину, несмотря на его мягкость, были свойственны жесткие высказывания, когда речь шла об экономике, он спорил с такими «тяжеловесами», как Юрий Лужков, продолжает он. В программе Грефа часть мер не была реализована, поэтому и не удалось добиться всех эффектов, которые планировались, напоминает Беляков.

Греф уже отреагировал на назначение Орешкина: «Он еще моложе, чем я, когда был назначен на эту должность, поэтому ему предстоит очень большая работа, чтобы выдержать всю нагрузку этой должности и выполнить все задачи, которые перед ним президент сформулировал. Мне кажется, что у него все шансы для этого есть».

Главный вопрос – есть ли запрос на чувствительные экономические реформы со стороны руководства страны в условиях, когда главной компонентой экономики являются госсектор, любые решения в разрезе структурных реформ будут наступать на существующую модель, считает Беляков. По его мнению, ответ на этот вопрос может объяснить, почему был выбран Орешкин и почему на посту министра экономики мы не увидели других кандидатур из списка названных СМИ.

Есть ли мандат на активные структурные реформы у Орешкина, неизвестно, отмечает Беляков. На встрече с Орешкиным президент о структурных реформах не говорил.

Если структурных реформ не ждут раньше 2018 года, это упростит Орешкину задачу, но не решит проблем экономики, размышляет Беляков. Некоторые комментаторы считают потенциал Орешкина на посту руководителя Минэкономики ограниченным. Запроса на активные реформы на нынешнем этапе у российской власти нет, полагает бывший первый зампред Центробанка Сергей Алексашенко. Во времена Грефа на реформы была сделана ставка, существовал другой масштаб задач, к тому же руководитель министерства фонтанировал идеями. Сейчас Минэкономики приходится решать более мелкие задачи: упрощать бюрократическое давление, ускорять процедуры, которые, по сути, не меняют систему, добавляет он. Роль Минэкономики сейчас фактически свелась к нулю, скептичен Уринсон.

Орешкин не обременен догмами, и, если он правильно организует работу и получит мандат на реформы, он может добиться успеха, рассуждает Беляков. Назначение Орешкина — это победа либерального крыла правительства, считает Голубович. Правда, действующий высокопоставленный чиновник говорит, что Минэкономики оказалось не востребованным, как и его политика развития, поэтому многие сильные кадры давно покинули это ведомство.