Триллионная инвестпрограмма не спасет «Газпром»

Владимир Милов Forbes Contributor
фото Итар-ТАСС
Cверхприбыли, полученные в благоприятные годы, проедены, а экспортный рынок сжимается

Удивление аналитиков масштабами инвестпрограммы «Газпрома» на будущий год — 1,28 трлн рублей, а с учетом «Газпром нефти» и электроэнергетических «дочек» все 1,57 трлн, — оправданно только на первый взгляд. На самом деле «Газпром» шел к таким фантастическим цифрам уже давно, затягивая инвестиции в освоение газовых месторождений полуострова Ямал, которые по выданным лицензиям должны были быть запущены в разработку еще в конце 1990-х годов (с приходом на пост главы концерна Алексея Миллера лицензии были без вопросов продлены на 8-12 лет). В «тучные годы» — с 2001-го по 2007-й — «Газпром» направил на капитальные инвестиции в развитие своего главного бизнеса, газодобычи, лишь чуть более $27 млрд, в то время как на скупку активов (включая, кстати, и «Газпром нефть», и электроэнергетическое компании) — почти вдвое больше. Хуже того, в течение многих лет вложения в строительство новых газопроводов в инвестпрограмме «Газпрома» перекрывали расходы на добычные проекты.

Отложенные инвестиции в развитие газодобычи приходится наверстывать сейчас: на 2011 год инвестиции в ямальский проект составили 420 млрд рублей, тогда как по предыдущей инвестпрограмме едва превышали 200 млрд. И это при крайне туманных перспективах будущих доходов на европейском направлении. «Газпром» уже серьезно потерял объемы продаж на европейском рынке в последние годы — по данным таможенной статистики, за 9 месяцев этого года в так называемое дальнее зарубежье продано всего 83,8 млрд кубометров российского газа, против 122,6 млрд кубометров за 9 месяцев последнего благополучного, 2008 года. «Газпром» потерял более трети рынка — хотя спрос на газ в Европе за эти три года не упал, а вырос. Рискну предположить, что на докризисные объемы экспорта (в натуральном выражении) «Газпром» не вернется уже никогда.

Неудивительно, что партнеры «Газпрома» отказываются продлевать с ним долгосрочные контракты (Турция), требуют снизить цены по этим контрактам, угрожая судом (немецкая E.On, французская Gaz de France, польская PGNiG) и даже выигрывают в судах (итальянская Edison). Разница между ценами на газ по газпромовским долгосрочным контрактам и спотовыми европейскими ценами превышает $100 за тысячу кубометров, но газпромовский топ-менеджмент упорно обороняет старую негибкую ценовую политику, ставя свою компанию перед угрозой дальнейшей потери рынка. Это может привести к омертвлению инвестиций в новые амбициозные трубопроводные проекты, на которые просто не будет спроса. «Газпром» уже стоит перед очевидной проблемой избытка экспортных трубопроводных мощностей.

На фоне сжатия экспортных доходов необходимость резкого наращивания инвестиций в освоение новых районов добычи газа — пугающая перспектива. Тем более что проблема эта у «Газпрома» не единственная. Другая — серьезное завышение объема требуемых инвестиций в результате плохого стратегического планирования и высокого уровня коррупции.

Никто не может внятно объяснить, почему вместо того чтобы протянуть трубу с полуострова Ямал на юг ЯНАО, откуда идет уже существующая разветвленная газопроводная система, транспортирующая газ на внутренний и внешние рынки, было принято решение строить в чистом поле совершенно новую газопроводную систему на Запад, в Коми. Газопровод Бованенково — Ухта, основная предполагаемая магистраль для поставки газа с полуострова Ямал на рынок, пролегает по чрезвычайно сложному маршруту. Например, по дну Байдарацкой губы, очень мелкой и большую часть года промерзающей насквозь: газопровод приходится укладывать глубоко в подводный грунт.

Из-за этого стоимость строительства километра трубы Бованенково — Ухта составит… умопомрачительные 447,5 млн рублей за километр в ценах 2008 года, или свыше $15 млн за километр. Надо ли напоминать, что средняя стоимость сооружения километра нового магистрального газопровода в мировой практике находится в пределах $3 млн.

Конечно, в таких условиях никакой триллионной инвестпрограммы не хватит. Скупленные активы в нефтянке и электроэнергетике тоже требуют инвестиций. При этом сверхприбыли, полученные в благоприятные годы, были проедены, а экспортный рынок сжимается. В Европе «Газпром» ждут еще проблемы: компания будет вынуждена пойти на уступки в вопросе о ценах на газ по долгосрочным контрактам, скоро восстановит объемы поставок газа на европейский рынок «временно выбывшая» Ливия, терминалы по приему сжиженного газа строят уже в сердце традиционной сферы безраздельного властвования «Газпрома» — Восточной Европе и странах Балтии.

«Газпром» все время хвастается своими планами «уйти в Китай», но переговоры пока идут безрезультатно. И даже если с китайцами будут подписаны какие-то контракты — ясно, что цены продаж в Китай будут существенно ниже, чем на европейском рынке, а издержки поставки туда газа — существенно больше. Для поставок газа в КНР придется строить совершенно новую газопроводную систему, затраты на сооружение которой превысят стоимость газопровода Бованенково — Ухта.

Грубые ошибки в стратегическом планировании, неразумная инвестиционная политика в благоприятные годы, коррупция, дефицит гибкости на экспортных рынках — все эти обстоятельства приближают момент, когда экономика «Газпрома» не выдержит. Денежный поток компании все эти годы и без того был стабильно отрицательным — объем инвестиций превышал прибыль. Освоение новых регионов добычи будет становиться все более затратным, а о серьезной борьбе с коррупцией и откатами при нынешней системе управления компанией и монополизации ключевых поставок товаров и услуг персонажами типа Аркадия Ротенберга, говорить смешно. По этим причинам экономические перспективы «Газпрома» выглядят весьма тревожно.

[processed]

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться