Взять власть, отдать власть: президенты, которые изменили свои страны и добровольно ушли | Forbes.ru
$58.62
69.32
ММВБ2131.94
BRENT62.49
RTS1141.50
GOLD1255.22

Взять власть, отдать власть: президенты, которые изменили свои страны и добровольно ушли

читайте также
+11365 просмотров за суткиГенерал Александр Лебедь: «Политики относятся к простым смертным как к мусору» +2844 просмотров за суткиДень, когда они разорили «Аэрофлот» +167 просмотров за суткиКрестный отец Кремля. Как Борис Березовский построил свою империю +10 просмотров за суткиПротив Северного потока. Как Польша сражается с «ветряными мельницами» Может ли марксизм выдержать процветание? Как жила Польша в 70-е +153 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? Дональд Трамп заявил, что Россия вмешивалась в выборы президента США Рядом с президентом. Отрывки из книги Наины Ельциной «Личная жизнь» Прямая трансляция лекции «Распад СССР и его последствия» Двенадцатая лекция цикла «Хроники пикирующей империи» Ельцин: 10 лет после кончины — от какого наследства мы (не) отказываемся +6 просмотров за суткиВышел майский номер Forbes Авторитаризм без настоящего авторитета позволил сгубить СССР +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Августовский путч 1991 года: почему нельзя найти консенсус Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах
Новости #Власть 03.02.2012 11:54

Взять власть, отдать власть: президенты, которые изменили свои страны и добровольно ушли

Лех Валенса фото Итар-ТАСС
Часть 3. Лех Валенса: от электрика до президента

В истории XX века много случаев, когда тоталитарные и авторитарные режимы рушились, оставляя после себя хаос и развал или еще более жестких диктаторов. Куда реже встречаются эпизоды, когда власть переходила к новым политическим силам относительно бескровно и без системного ущерба стране и обществу.

Сегодняшняя российская оппозиция кажется разобщенной, у нее нет явного лидера, и это обстоятельство ввергает в уныние многих сторонников перемен. Кто-то верит в харизму Алексея Навального; кто-то ставит на мудрость и культуру Бориса Акунина; кому-то по душе женская созидательность и профессиональные навыки Оксаны Дмитриевой. Но лидеры не берутся ниоткуда и не исчезают в никуда. Опыт оппозиционных движений, сумевших взять власть и не разбазарить доставшееся политическое богатство, показывает, что их лидеры могут отличаться самыми разными качествами. Упертый и эмоциональный электрик Лех Валенса стал первым свободно избранным президентом Польши, демонтировал коммунистическую систему, провел страну через тяжелое время экономических реформ. Писатель-интеллигент Вацлав Гавел, возглавив «бархатную революцию» в Чехословакии, оказался прагматичным политиком, переигравшим опытных бюрократов. Выросшая в семье филиппинской знати образцовая домохозяйка Корасон Акино победила диктатора Маркоса, ослабила влияние военных, провела конституционную реформу. Но при всех их различиях эти люди отличались важным качеством: они сумели не только взять власть в критический момент, но и отказаться от нее, когда общество и время выбрало кого-то другого. Как удалось столь разным людям противостоять соблазну власти и денег? (Часть 1. Корасон Акино: как победить авторитарного генералаЧасть 2. Вацлав Гавел: последний философ на троне).

Польский и мировой киноклассик Анджей Вайда в конце прошлого года приступил к съемкам художественного фильма «Валенса», который он сразу же назвал самым трудным в своем творчестве. Объясняя свои мотивы, знаменитый режиссер заметил:«В Польше есть какая-то несправедливость в оценке Леха Валенсы. Может быть, это неуспех его президентства? Или «войны наверху»? Валенса — неповторимая личность в нашей истории. Польшей правили короли, аристократы, ученые, политики. Но героя, который вышел из простых рабочих, сверг систему, повлиял на политические перемены в Восточной Европе и возглавил государство, не было. Мы еще до конца осознали масштабы этого явления».

Бунтарь с судоверфи

 

Весной 1967 года 24-летний Лех Валенса вышел из поезда на железнодорожном вокзале Гданьск-Главный. Сельский парень приехал Лех Валенса прошел долгий путь от лидера стачечников до национального символа Польшипокорять столицу социалистической Польши. Выходец из многодетной семьи мелкого землевладельца, он в полтора года лишился отца, который смертельно больным вернулся после принудительных работ в Германии. По крестьянскому обычаю опекуном Леха стал родной дядя, который, женившись на овдовевшей матери, оказался и отчимом. Потом школа профессионального обучения и первая специальность - сельский механик. В армии дослужился до капрала, но предложение остаться в войсках не принял. Вернувшись домой, перебивался жалкими заработками. Выдержал два года. Подался в город. Встретившийся однокашник из профшколы посоветовал ему заглянуть в отдел кадров Гданьской судоверфи. Лех так и сделал, и был принят на вакансию корабельного электрика.

Задатки лидера и бунтарские наклонности впервые проявились во время декабрьских забастовок 1970 года, вспыхнувших в ответ на объявленное правительством резкое повышение цен на продовольствие. Причем в день начала рабочих протестов у Валенсы был выходной, который он посвятил покупке коляски для новорожденного сына (после первенца у Леха и его жены Дануты родятся еще трое сыновей и четыре дочери). Уже на следующий день он выяснял судьбу арестованных рабочих, вышел со всеми на улицу, митинговал перед воеводским комитетом ПОРП и комендатурой милиции. Рабочие выбрали его в забастовочный комитет на переговоры с властями. Переговоры не принесли никаких результатов. Гданьских судостроителей поддержали рабочие предприятий Щецина. Забастовщики стали громить административные здания, подожгли партийный комитет и отделение милиции. Правительство выслало армию. Погибли 45 человек и свыше 1100 были ранены. Зачинщики и активные участники забастовки загремели за решетку. На год угодил в тюрьму и Валенса.

После тюрьмы он вернулся на верфь, но в 1976 году его увольняют с «волчьим билетом» за попытку организовать мероприятия в память рабочих, погибших в 1970-м.

Антикоммунистическая гроза

Звездный час Валенсы пробил в августе 1980 года, когда до Гданьска докатилась волна рабочих протестов, начавшаяся в люблинском депо. На этот раз акции протеста были хорошо подготовлены. В планы забастовщиков не входили уличные акции протеста. Было принято решение не выходить с территории верфи, пока не будут приняты требования. Волна протестов прокатилась сначала на Побережье, а потом и по всей Польше. К этому времени Межзаводской забастовочный комитет (МЗК) представлял уже около 700 бастующих предприятий. Огромные толпы сторонников у ворот предприятий вдохновляли рабочих. Люди приносили еду и одежду. Врачи оказывали медицинскую помощь. Артисты выступали с концертами. Бастующих поддержал костел.

Прототип вайдовского «Человека из железа», ныне маршал польского сената Богдан Борусевич, готовивший забастовку, паровозом которой, по его словам, стал Валенса, заметил: «Бастующие помнили кровавое подавление бунта в декабре 1970 года. Но рабочие уже были не одиноки. В 1976 году возник Комитет защиты рабочих (КЗР), в который вошли известные писатели, юристы, участники студенческого бунта 1968 года, которые помогали рабочим не только в образовании, но и в организации». И хотя в разгар забастовки были арестованы Яцек Куронь, Адам Михник, Лешек Мочульский и Мирослав Хоецкий, в Гданьск добрались другие влиятельные оппозиционеры, которые стали советниками МЗК. Это, прежде всего выдвинувший идею свободных профсоюзов Тадеуш Мазовецкий и профессор Бронислав Геремек. Впоследствии Мазовецкий будет первым некоммунистическим премьером в бывшем советском блоке, а Геремек — министром иностранных дел. Оба станут близкими соратниками Леха Валенсы.

31 августа на территории Гданьской судоверфи им. Ленина, охваченной в течение 18 дней оккупационной забастовкой рабочих, было заключено историческое соглашение. Подписи под ним поставили возглавивший Межзаводской забастовочный комитет (МЗК) уволенный за участие в организации нелегального свободного профсоюза электрик Лех Валенса, который был вынужден перелезать к забастовщикам через забор, и председатель специально созданной правительственной комиссии заместитель председателя правительства Польши Мечислав Ягельский. Польская объединенная рабочая партия более не могла сдерживать нараставшее рабочее движение: Валенса становится национальным лидером. Прежняя власть практически полностью приняла увековеченное теперь на воротах верфи знаменитое «21 требование» бастующих, среди которых было официальное признание независимости профсоюзов от партии и работодателей, право на забастовку, освобождение политзаключенных и деятелей демократической оппозиции, отмена цензуры, гарантии свободы слова и печати, доступ к СМИ сторонников всех убеждений. Валенса стал символом и лидером антикоммунистического сопротивления.

В апреле 1981 года на съезде делегатов независимого профсоюза «Солидарность», представляющих почти 10 млн членов профсоюза из 38 регионов, Лех Валенса избран ее председателем. Однако эйфория победы августа-1980 продолжалась всего 16 месяцев. Власть поступила почти по-ленински: отступив на шаг назад и оглядевшись, она сделала два шага вперед. 13 декабря 1981 года было введено военное положение. Самые активные диссиденты были интернированы и брошены за решетку. «Солидарность» была запрещена, о свободе слова не могло быть и речи. Сослан был и Валенса. Но пролом в стене тоталитарной системы был сделан. Через десять лет уже не было ни ПНР, ни СССР, а по Восточной Европе загулял ветер политических перемен.

«Президентом буду я»

После ссылки Валенса вновь вернулся на Гданьскую судоверфь на должность электрика. В 1983 году ему вручили Нобелевскую премию Лех Валенса всегда симпотизировал Борису Ельцинумира за деятельность в поддержку прав рабочих, авторитет его еще более укрепился. В 1988 году он один из организаторов забастовки, которая закончилась соглашением с правительством и переговорами властей с оппозицией за «круглым столом» в феврале-апреле 1989 года. Важнейшими стали парламентские выборы в июне того же года. Почти все оппозиционные силы объединились вокруг Валенсы. По стране были развешены плакаты кандидатов от «Солидарности» в паре с ее лидером. Результат выборов оказался сокрушительным для власти. Если в нижней палате, сейме, оппозиция довольствовалась 35% депутатских мандатов (согласно соглашению), то в образованной верхней палате — сенате, куда выборы были целиком свободными, 99 из 100 мест оказались за «Солидарностью».

Историческая ответственность за будущее Польши, по сути, легла на плечи оппозиции. Сценарий политических перемен разыгрывается в русле статьи Адама Михника «Ваш президент, наш премьер». Лех Валенса инициирует создание в сейме коалиции, которая становится основой первого послевоенного некоммунистического правительства во главе с Тадеушем Мазовецким. Национальное собрание парламента большинством в один голос избирает президентом Войцеха Ярузельского, оказавшегося почти в буквальном смысле генералом без армии. У Валенсы ситуация оказалась ровно обратной: не имея формальных регалий, он был фактическим лидером новой власти. По воспоминаниям современников, самолюбивый Валенса очень болезненно переживал эту ситуацию. Особенно уязвленным он чувствовал себя после того, как Вацлав Гавел 29 декабря 1989 года на совместном заседании обеих палат Федерального собрания Чехословакии единогласно избирается президентом страны.

В 1990 году Валенса решается вступить в борьбу за президентское кресло, освободившееся после решения Ярузельского уйти в отставку. Внутри «Солидарности» это решение вызвало много споров и конфликтов. Даже некоторые близкие соратники Валенсы считали «не подходящей» его кандидатуру. Многих представителей «Солидарности» из среды интеллигенции пугала категоричность Валенсы, в которых они усматривали признаки авторитаризма. Подчеркивая противоречивость фигуры Валенсы, они вспоминали некоторые заявления экс-лидера профсоюзов. В ходе допросов следователями в 70-х Валенса делал, к  примеру, такие заявления: «Как буду президентом, то повыбрасываю всех из полиции». Валенсу это не остановило. Во втором туре выборов 9 декабря 90-го года Валенса убедительно побеждает «серую лошадку» Станислава Тыминьского (74,3% протии 25,7%) и становится президентом.

Сейчас некоторые биографы Леха Валенсы утверждают, что время, проведенное на посту президента, стало самым горьким опытом его жизни. Сам он любил повторять, что «является в стране самым большим демократом, а демократия — это мирная война всех со всеми». Исходя из этого постулата, он пачками изгонял сотрудников президентской администрации, с недоверием относился к партиям, менял премьеров, распускал парламент, даже грозил применить «вариант Ельцина». Он обещал сделать «из Польши вторую Японию», «раздать всем по сто миллионов», «пустить коррупционеров по миру в одних носках». За это его называли «безответственным, непредсказуемым и жаждущим самостоятельной власти политиком».

Но, совершая популистские повороты и неожиданные политические маневры, Валенса умудрялся твердо держать стратегический курс на либерализацию общества, проведение последовательных рыночных реформ, интеграцию в Европу и НАТО. Он личным авторитетом прикрывал правительство Мазовецкого и «отца экономических реформ», «польского Гайдара» Лешека Бальцеровича. При Валенсе завершился выход российских войск из Польши. Именно он склонил Бориса Ельцина во время его визита в Варшаву в августе 1993 года согласиться с решением Польши о вступлении в НАТО. «Это правда, что вам удалось подпоить российского президента, как написал в свое книге его пресс-секретарь Вячеслав Костиков?», — спросил я Валенсу в одном из интервью. «Правда, что задница — каждый сидит на своей», —ответил он.

Позже Валенса часто рассказывал, что он хотел лично доиграть польско-российскую партию. Валенса очень симпатизировал Ельцину, отчасти в силу сходства характеров — властных и импульсивных. Решение, однако, принял не он, а избиратели. На президентских выборах 1995 года он проиграл во втором туре 4% своему главному политическому сопернику, лидеру левого блока Александру Квасьневскому, которому, как говорил Валенса, он «руки не подаст, в лучшем случае — подаст ногу». Проиграл он Квасьневскому и в третьей президентской гонке в своей жизни, через 5 лет. На выборах он набрал всего один 1%. Польское общество предпочло харизматичному герою сопротивления политика-технократа. И Валенса смирился.

Билет на Валенсу

В гданьский порт заходит океанский корабль с американскими туристами. Группы дорогих гостей рассаживаются по автобусам. Те же, кто остается на борту, выбрали свой пункт программы: «Лех Валенса». А вот он и сам, легенда «Солидарности» и известное всему миру имя, поднимается по трапу. Лекция о свержении коммунизма, снимки на память. Час общения с человеком-мифом. Цена договорная. Для одних общение с Валенсой входит в билет, другие перечисляют деньги на известный счет. Организация встречи или лекции Валенсы на территории Польши обойдется организаторам в $20 000-40 000, за границей — вчетверо дороже.

Валенсу-президента часто сравнивали с Ельциным. Бунтовщик, разрушитель, трибун, популист, одним словом, харизматический лидер, появляющийся, как правило, в период кризиса. Но после проигранных президентских выборов в 1995 году, Валенса пошел скорее по стопам Горбачева: основал фонд «Институт Леха Валенсы», где поначалу трудоустроил свою бывшую администрацию, которая формировала своем патрону соответствующий имидж. Стал разъезжать по миру с лекциями о победе над коммунизмом, преобразованиях в Польше и расширении НАТО на восток. Но после выборов в 2000 году, когда «деятельность» Института выразилась в 1% голосов на выборах, Валенса разогнал почти весь прежний состав.

Выйдя в 52 года на пенсию, Валенса не знал, куда девать свою кипучую энергию. По сложившейся в Польше традиции он сохранил титул президента, как олимпийский чемпион — звание, но роль консультанта политической жизни его не устраивала, и он начал в нее активно вмешиваться. Быстро освоил компьютер, завел страницу и блог в интернете, комментирует все происходящие события, пишет книги. 

Валенса изменился. Оставшись взрывным и эмоциональным, он, тем не менее, помирился с Квасьневским и даже пригласил того с женой Иолантой на свой день рождения. На процессе о трагических событиях декабря 1970 года на балтийском побережье Польши, выступая в качестве свидетеля, неожиданно поддержал главного обвиняемого в подавлении рабочих протестов Ярузельского: «Я обвиняю систему, а не людей». Валенса был непримиримым критиком президента Леха Качиньского и премьера Ярослава Качиньского, которому и сейчас достается от него как лидеру главной оппозиционной партии «Право и справедливость». Зато он поддерживает нынешнюю партию власти «Гражданскую платформу» и ее председателя и премьер-министра Дональда Туска.

С годами и сами поляки стали по-новому смотреть на знаменитого соотечественника, которым они гордятся, как и Иоанном Павлом II. Почетный доктор более ста высших учебных заведений мира, кавалер десятков государственных наград Польши и многих стран Лех Валенса как-то подытожил то, что прожил: «Я хотел выиграть борьбу без крови и одолеть систему. Победу передал народу».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться