«А если не «закрывать» тему приватизации, что будет? Ничего не будет»

Альфред Кох Forbes Contributor
Альфред Кох фото Итар-ТАСС
Альфред Кох о предложении Владимира Путина собрать взносы с бизнеса за «узаконивание» приватизации 1990-х

Альфред Кох в 1993-1995 годах был заместителем председателя Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом и курировал проведение приватизации. В 1995 году стал первым заместителем председателя Госкомимущества, в 1996-1997 годах — председатель Госкомимущества.

Владимир Владимирович Путин предложил закрыть тему приватизации 1990-х. Как странно… А если ее не закрывать, то что будет? Ничего не будет. А если не открывать? Еще меньше, чем ничего. У меня складывается такое ощущение, что вот в это «открытие-закрытие тем» играет в России только один человек — Владимир Владимирович Путин. Он озвучивает список актуальных тем и потом их же и закрывает. Если тема не кажется ему важной (например, тема демонополизации «Газпрома», пенсионной реформы или коррупции при госзакупках), то она и не открывается. Даже если на эту тему говорит каждый второй гражданин России. Если же тема кажется ему важной, то вся пропагандистская машина включается на полный оборот, и вот те на: тема становится сверхактуальной (хотя тема уже практически умерла 15 лет назад), и вот он герой, он ее «закрывает». Ура!

Хотя в реальности эта тема волнует двух с половиной человек в России. И то это, видимо, олигархи новой волны, которые не успели поучаствовать в той, «неправильной», но открытой и гласной приватизации 1990-х. Но зато сполна поучаствовали в нынешней — тихой и бесшумной приватизации месторождений, подрядов и телеканалов.

То есть мой тезис состоит в вопросе «А был ли мальчик?». Так ли актуальна (если абстрагироваться от предвыборного контекста) сейчас проблема приватизации 1990-х? Мне кажется, что Путин таким образом пытается «кошмарить» крупный бизнес и аккуратно намекает ему, что он, Путин, — его единственный защитник. И что ему в преддверии выборов не хватает их лояльности. И что если они будут недостаточно послушны и сервильны, то он может эту тему «открыть-закрыть» как-то так, что им небо с овчинку покажется. «Давайте же, умоляйте меня, чтобы я вас спас!» Хочется спросить: «От кого спас-то?» «Да от меня же самого и спас», — скажет В. В. Путин. Как говорится, доставай мочало — начинай сначала…

Вот уже в четвертый раз в постъельцинской России проходит президентская кампания. Вот уже в четвертый раз Путин поднимает тему несправедливой приватизации 1990-х. Ровно на пару месяцев. Потом он ее бросает. И забывает. До следующих выборов. Уже все поняли, что это ритуал. Что за этим нет никакой содержательной позиции. Как говорил Л. Толстой про Л. Андреева: «Нас пугают, а нам не страшно». Ну, в четвертый-то раз чего уж бояться-то?

Путин говорит, что он эту тему обсуждал с Явлинским. Это единственная тема, которую он с ним обсуждал? Это единственная тема, которая день и ночь тревожит Григория Алексеевича? Странно… А тему свободного доступа политических партий к участию в выборах он с ним не обсуждал? А демонополизацию телевидения? А проблему честных выборов он с ним тоже не обсуждал? Или обсуждал и не согласился? Как бы вот на эту тему узнать его мнение. Но нет. Молчит премьер-министр. Он эти темы не «открывает». Их нет в его повестке дня. И значит, нет в повестке дня нации. И раз они не «открыты», то их и «закрывать» не надо…

Я уже много раз говорил: Владимир Владимирович, да отмените же вы, наконец, всю эту приватизацию 1990-х. Сколько уже можно сокрушаться на эту тему? И проведите свою, честную. Вы уже 12 лет обещаете нам провести какую-то другую приватизацию. В каждом послании президента говорится, что стратегический курс на сокращение госсектора и приватизацию будет сохраняться. В последний раз даже списки приватизируемых компаний утвердили. И? Да ничего! Ноль! Никакой приватизации. А госсектор распух как саркома, и количество чиновников выросло вдвое.

Или вот эта идея с единовременным платежом. Звучит красиво. А как исполняться будет? Сколько платить? Кто платит, а кто не платит? Все? И магазины, и свечные заводики? Нет? А где грань? А кто определяет эту грань? А если компания с тех пор уже двадцать раз перепродана? А если компания теперь стоит меньше? Что тогда? А если у честного владельца нет денег? А если выкупил трудовой коллектив? И так далее. И самое главное: весь этот процесс будут осуществлять путинские чиновники с путинскими же силовиками на подхвате. Владимир Владимирович! Вы уверены, что таким образом вы «закроете» эту тему, не «открыв» несколько новых? Причем новые темы будут относиться, как вы понимаете, к отнюдь не высосанным из пальца. Впрочем, чего это я. Хозяин — барин. Вольному — воля.

В заключение буквально пару слов. Мне кажется, что мы вступаем в некий новый период нашей истории, чем-то разительно напоминающий 1990-е. Суть сходства состоит в том, что теперь (как и тогда) власть уже не может сама себе определять повестку дня и «открывать-закрывать» вопросы по собственному усмотрению. Теперь повестка определяется сама по себе. Суровой действительностью. И «закрывать» придется реальные, а не выдуманные проблемы. По силам ли это нынешнему премьеру (без пяти минут президенту), покажут ближайшие один-два года.

Новости партнеров