Путин проиграл битву за Москву

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
фото REUTERS 2012
Владимир Путин выиграл выборы, но окончательно проиграл столицу. И это может дорого ему стоить

После декабрьских выборов в Государственную Думу журналист Михаил Фишман заметил, что Москва стала «персональным врагом» Владимира Путина. Официальные результаты «Единой России» в столице оказались тогда по меньшей мере на 10 процентных пунктов больше, чем давали первые экзит-поллы и протоколы с участков, на которых работали независимые наблюдатели. Рейтинг партии власти в столице и так был не слишком высок, а после того как тысячи горожан непосредственно столкнулись с неприкрытым давлением власти и массовыми нарушениями, начался протест. Именно московские митинги за честные выборы собирали толпы людей, невиданные с начала 1990-х.

Можно спорить о том, чем в первую очередь были вызваны протестные настроения в Москве. То ли в Москве просто было больше фальсификаций (во всех крупных городах «Единая Россия» в итоге получила меньше голосов, чем в столице), то ли москвичи отличаются от жителей других регионов. Власть неявно поддерживала вторую версию: «зажравшейся» Москве противопоставляли себя разговорившиеся в середине декабря рабочие «Уралвагонзавода».

В любом случае противостояние города и премьера не могло существенно повлиять на исход выборов. При обилии регионов, которые остаются в электоральном отношении серой зоной (вроде Чечни или Мордовии), и благодаря сравнительно большему рейтингу Владимира Путина в небольших городах и селах он мог бы набрать свои голоса и за пределами МКАД. Но для этого требовалось провести выборы не просто честно, но подчеркнуто честно, лишив недовольных москвичей повода для протеста. В Москве фальсификаций не будет, говорили оптимисты, но Путин победит в первом туре. Вышло все не так.

Нам еще предстоит оценить масштаб фальсификаций на президентских выборах в Москве (и по всей стране), а предварительные данные, поступающие от Центризбиркома и независимых наблюдателей, позволяют предположить, что расхождения будут существенными. Но это уже не главное. Отношение к новоизбранному президенту складывается не только в судах, но и на улицах, заполненных в данный момент бронетехникой, ОМОНом и десятками тысяч молодых людей из далеких регионов, голосующих по открепительным удостоверениям. Поведение власти в Москве 4 марта было более чем демонстративным.

Можно предположить, что владельцы открепительных удостоверений и сотрудники строительных управлений, наводнившие в воскресенье избирательные участки, голосовали по одному разу, и никаких нарушений тут нет. Но зачем привозить столько людей голосовать из других регионов, как не для того, чтобы помешать жителям Москвы выразить свое отношение к происходящему в стране? Как будто желая показать, что выбор москвичей не принадлежит им даже в собственном городе. Они не могут рассказать кандидатам в президенты, что о них думают. Их волеизъявление сфальсифицировано даже в том случае, если ни один человек в столице не проголосовал два раза и все бюллетени будут подсчитаны абсолютно точно.

Москвичи имеют полное право обидеться на то, что их лишили голоса в самом буквальном смысле слова. Притом что других механизмов обратной связи не существует: мэром служит фактический назначенец исполнительной власти. Вот как вы проголосовали, сообщают жителям столицы, а когда они пытаются поспорить, затыкают уши, как в детском саду. А после всего этого, как будто обиды недостаточно, москвичей еще и показательно унижают, фактически переведя город на осадное положение.

Сегодня вечером на Пушкинской площади мы увидим, насколько обидчивы москвичи и насколько жестко новый президент готов отстаивать свою символическую победу над столицей. Но если противостояние будет нарастать, оно может иметь самые непредсказуемые последствия. На выборах все голоса равнозначны, а на митингах — нет. Десять тысяч протестантов у Белого дома значат больше, чем десять тысяч борцов с оранжевой угрозой во всех городах России. К этому привели десять лет строительства вертикали власти.

В феврале, выступая в Лужниках перед своими сторонниками, Владимир Путин декламировал Лермонтова: «Умрем же под Москвой, как наши братья умирали», — и призывал собравшихся отстоять город. Это был странный выбор цитаты. Не потому даже, что стихотворный призыв произносит полковник-хват, для которого сражение заканчивается смертью. Просто все же знают главный урок Бородино: можно забрать Москву, но проиграть Россию.

По странному совпадению день Москвы в 2012 году будет отмечаться 7 сентября — аккурат на 200-летие Бородинского сражения, которое французы называют «московским».

По данным ЦИК после обработки 99% протоколов, в Москве Путин набрал меньше половины голосов — 47,77%. На втором месте Михаил Прохоров с 19,76%. Чуть меньше у Геннадия Зюганова — 19,07%. В некоторых районах, например в Тропарево-Никулино (юго-запад Москвы), на Соколе, Владимир Путин не смог получить даже 40%. Результат Прохорова в ряде районов приблизился к 30%, а в Куркино кандидат-миллиардер набрал более 30%. Лучший результат Зюганова по Москве — 22,41% (Северное Чертаново). Подробнее см. на сайте ЦИК.

Надо отметить, что на некоторых московских участках Прохоров догонял и перегонял Путина по очкам. Так, на 150-м участке, где подсчет, после долгих споров и разногласий между наблюдателями и членами УИК, закончился в 9:15 утра, Владимир Путин набрал 37,6%, а Михаил Прохоров — 35,7% — см. протокол.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться