Правительство-Обломов

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Власть постоянно спрашивает совета у экспертов, но боится давать им политические полномочия. Ее воля и разум независимы друг от друга

Глядя на новый состав правительства, трудно подумать, что президент и премьер ставят перед собой цель модернизировать страну. Практически весь состав кабинета — это недавние заместители министров, сотрудники администрации президента и региональные чиновники. То есть люди, так или иначе влиявшие на принимаемые решения все предыдущие годы. Как можно решать новые задачи, которые декларирует Путин, при помощи прежних людей?

Управленческая конструкция в Белом доме кажется еще более странной, если учесть, что недавние прямые руководители почти всех министров (включая и премьера) сидят в Кремле: туда, стоит полагать, и переехала власть. Но какая, в конце концов, разница, где находятся рычаги управления. Власть уверяет всех, что никаких противоречий между двумя головами нет. Если для простоты в это поверить, то получается, что исполнительная команда в России не изменилась совсем, хотя коробки с книгами и переехали на несколько километров.

Вот что странно. И Путин, и тем более Медведев непрерывно говорят о модернизации власти и экономики — уже по меньшей мере два года. Государство потратило огромные ресурсы на разработку экономических программ, проспектов развития и стратегических инициатив; оплатило разработку «Стратегии-2020» и функционирование Агентства стратегических инициатив. Кажется, правители довольны результатами работы экспертов. Экономические позиции (в отличие от политических), которые оглашают высокие чины, как будто списаны из толстых пессиместических докладов, созданных на деньги налогоплательщиков.

Почему в таком случае ни один внешний эксперт не работает в правительстве?

Это ведь самое естественное управленческое решение. Хочешь повысить положение страны в рэнкинге Doing Business — пригласи в Министерство экономического развития бизнесмена, а не карьерного чиновника. Надо реформировать пенсионную систему — почему не назначить на пост министра социального развития человека, который уже написал 50-страничный план этой реформы за казенный счет. Не надо даже кивать на зарубежный опыт; достаточно здравого смысла: инициатива должна быть наказуема.

Авторы стратегий и докладов принесли бы в правительство политическую волю к переменам, а профессиональные заместители, которыми сейчас полон кабинет, провели бы ее в жизнь. Каждый бы занимался своим делом, страна бы модернизировалась, и все были бы при деле.

Простой этот план никому не пришел в голову. В правительстве ровно два человека со стороны, которые являются вместе с тем носителями понятной идеологии: министр связи Николай Никифоров и министр культуры Владимир Мединский. И если первый из них — неожиданное исключение, то второй — только подтверждает правило. Какой уважающий себя представитель Академии пойдет работать в кабинет, в котором заседает человек с гражданским сознанием начала XVIII века, предположительно заимствовавший целые абзацы чужого текста для своей диссертации.

В результате правительство состоит из (пусть даже) исполнительных и профессиональных людей, вооруженных «Стратегией-2020» и полномочиями, гуляющими между Кремлевской и Краснопресненской набережной. Большинство из них уже не молоды, и едва ли они могут в одночасье изменить свои взгляды на жизнь. А их взгляды, логично предположить, не слишком отличаются от взглядов их бывших начальников, при которых они сделали успешную карьеру и которые ласково наблюдают за ними из администрации президента.

В результате исполнительная власть напоминает человека, у которого интеллект и воля никак не связаны между собой. Коллективного Илью Обломова, который понимает в минуты просветления, что дальше так жить нельзя, но не может встать с дивана. «Все знаю, все понимаю, но силы и воли нет».

Новости партнеров