Собянин назначил Москве новых ответственных

Максим Мотин Forbes Contributor
Сергей Собянин фото РИА Новости
Дав муниципалитетам новые полномочия, мэр просто переложил неподъемную ответственность с чиновников на 100-200 активных депутатов

В марте, после выборов в Муниципальное собрание, новым депутатам предстояло выбирать председателей. У нас в Печатниках никакой интриги не было — фамилия победителя была известна заранее. Тем не менее я задал тогда один вопрос, который вызвал удивление и даже возмущение у некоторых коллег:

«Что за глупость? — говорили они. — Это невозможно! Да не будет этого никогда!»

А вопрос мой звучал так: «Будете ли вы добиваться расширения полномочий муниципальных депутатов и Муниципального собрания?»

Впоследствии я несколько раз поднимал эту тему в разговорах с коллегами. Большинство из них идею поддерживали, но абсолютно не верили в возможность изменений. Посему и предпринимать какие-то шаги в этом направлении не желали. «Власть на это не пойдет» — так можно было обозначить их позицию.

К счастью, многие независимые депутаты (я так называю всех депутатов, не связанных с правящей партией) думали иначе и потому составляли, подписывали и отправляли десятки писем со своими предложениями, анализом ситуации, «дорожной картой» по переходу к полноценному местному самоуправлению в столице. Добавив к этому небывалое доселе внимание СМИ, мы получим небывалую картину. После выборов не прошло еще и трех месяцев, а полномочия муниципалитетам и муниципальным депутатам уже готовы расширить. Во всяком случае, такое обещание дал нам мэр Москвы Сергей Собянин. И сделать это планируется не в далеком будущем, а уже в этом году.

Победа? Безусловно, нет.

Это решение мэра Москвы сложно назвать уступкой оппозиции. Скорее, это просто единственно возможное решение. После 4 марта практически в каждом муниципалитете появились независимые, целеустремленные, активные депутаты. Их банально достало воровство местных чиновников, грязь в своем районе, незаконные палатки и строительство без документов. Они стали требовать ответов от чиновников, добиваться прозрачности финансовой отчетности, привлекать жителей к решению проблем района. Им абсолютно все равно, есть ли у них, как у депутатов, такие полномочия.

Думаю, большинство согласится, что наши районы не становятся лучше. Пусть и строятся детские и спортивные площадки, а где-то появляются кружки и секции, но эти площадки строят, не учитывая мнения тех, для кого они предназначены, асфальт перекладывают там, где не нужно, по документам укладывают новый газон, а на деле в лучшем случае усилиями дворника развеивают по ветру семена. Про ЖКХ, капитальный ремонт, благоустройство и так далее я, пожалуй, промолчу…

Городская власть понимает: даже при большом желании она уже не в состоянии контролировать чиновников на местах. Тут и совпадают эти два вектора: желание самих новоизбранных депутатов и замечательная возможность переложить ответственность с управы (префектуры) на «говорливых» и независимых.

На мой взгляд, решение мэрии Москвы нельзя назвать ни уступкой власти, ни серьезной победой оппозиции. Дело в том, что депутату Муниципального собрания, в отличие от чиновников управы, не полагается заработная плата. Собянин же заявил следующее: «Ответственность за ситуацию в районе теперь будет делиться между управами и местным самоуправлением 50 на 50». Согласитесь, как-то странно получается: вы наняли рабочих делать ремонт, а они халтурят. Я им по-дружески помогаю, даю им советы, где-то сам гвоздь забью, а в итоге получается, что ответственность за ремонт квартиры мы с ними делим пополам.

Независимых депутатов в Москве не более 30-40%. А активных, готовых жертвовать основной работой — 100-200 человек в лучшем случае. Для меня очевидно, что многие депутаты, поставленные «правящей партией» сверху, огорчены перспективой расширения полномочий. Они согласились пойти на эти выборы, так как им обещали — «один раз в месяц собрание, один раз в месяц встреча с избирателями». И никакой речи о контроле над управляющими компаниями, капитальном ремонте, согласовании строительства объектов и многом другом не шло. У большинства из них на это нет ни сил, ни времени, ни, что самое главное, желания. Распространенный случай — директор школы. У него 600 учеников, 1200 родителей, 100 учителей, ЕГЭ, дополнительное образование, 94-й закон — свое маленькое государство. Ну какие тут дополнительные общественные (неоплачиваемые) обязанности? Даже если попросить или заставить, то как потом спросить? Оснований нет.

Вот и получается, что вся эта нагрузка ляжет на «независимых». Особо активные, конечно, с удовольствием петлю на шею наденут. Вот только не затянет ли?

Новости партнеров